Сюжеты

ТУЧНАЯ ЖАТВА НА ПРАВОВОМ ПОЛЕ

Этот материал вышел в № 59 от 20 Августа 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Что мне нравится в Америке, так это жуткая защищенность людей перед всякими неприятностями. У них как-то удивительно все предусмотрено. Смотришь, у одного развод, у другого тайфун, третий вообще сидит в инвалидной коляске, но все...


       
       Что мне нравится в Америке, так это жуткая защищенность людей перед всякими неприятностями. У них как-то удивительно все предусмотрено. Смотришь, у одного развод, у другого тайфун, третий вообще сидит в инвалидной коляске, но все улыбаются, как у нас улыбаются только на рекламе зубной поликлиники. У нас любой пустяк — проблема, а у них, получается, любая проблема — пара пустяков.
       Вот типичный пример, или, говоря юридическим языком, казус. Какой-нибудь мистер Доместос своротил скулу своему соседу по ферме мистеру Гробштейну. Ну, что будет? На Кавказе будет кровная месть на века. В России будут драки, разборки, потом примирение и общая пьянка. А в Америке?
       А в Америке мистер Гробштейн говорит Доместосу: «Гарри, я с этого момента буду общаться с тобой только в присутствии моего адвоката». Зовет он своего адвоката мистера Фери, показывает ему свернутую скулу. Мистер Фери потирает руки и бежит в суд. Бац! — на стол ложится исковое заявление: так и так, прошу в связи с вышеизложенным немедленно собрать присяжных и присудить Гарри Доместосу оплатить вправление скулы, все судебные издержки, гонорар замечательному адвокату мистеру Фери, а также моральный ущерб, причиненный господину Сэму Гробштейну в размере пятисот минимальных зарплат. А минимальная зарплата в Северной Америке, между прочим, доходит, говорят, до семисот условных единиц.
       И получается, что все довольны! Судейские гребут лопатой свои судебные издержки, врач, починивший скулу, решает на заработанное купить новый холодильник, а Гробштейн, слюнявя пальцы, пересчитывает неохватную пачку валюты. И даже мистер Доместос в глубине души доволен, потому что исполнилась его давняя мечта и он все же своротил скулу соседу Сэму Гробштейну. Вот так-то!
       Теперь оглядимся вокруг самих себя. С великой радостью могу подтвердить, что и у нас дело сдвинулось с мертвой точки. Кое-что меняется, и к лучшему! Гораздо чаще, чем прежде, люди стали бегать в суд. Раньше в суд только тащили или вызывали повесткой. Теперь идут сами. Становится очевидно, что доверие к юридическим органам повышается, и это, конечно, явный признак перехода к более цивилизованным отношениям. В некоторых нижних инстанциях даже жалуются, что от желающих подать иск или еще какую подлость затеять буквально нет отбоя. Понимающие люди говорят, что правовое поле, окружающее нас, расширилось, но имеет громадные возможности к дальнейшему расширению.
       Я так понимаю, что в недалеком будущем люди вообще перестанут разговаривать друг с другом. Так-сяк, пару слов брякнули — и стоп. Дальнейшее — молчание! Встретимся в суде!
       Тоже не поленюсь привести пример. Допустим, господин Вариантов Н. Б. был оскорблен своей супругой, заявившей, что он уж слишком увеличивает дозу потребляемого спиртного. Вариантов в сердцах наставил жене фонарей на самой фотографируемой части тела. Так! Казус! Вопрос: что делала супруга в этом случае в прежние времена и что она делает сейчас? Ответ: в прежние времена она пудрила и замазывала синяки и на вопросы сочувствующих объясняла, что случайно ударилась об лифт, возвращаясь усталая с работы.
       В нынешние времена гражданка Крутова (по мужу Вариантова) Л. В. хранит следы рукоприкладства как зеницу ока и даже слегка усиливает контрастность специальным карандашом для подводки глаз. Она вызывает знакомого судмедэксперта и предъявляет ему лицо. Оба звонят известному адвокату Генриху Падве (это я к примеру, к примеру), в телевизионную программу «Катастрофы недели» и в популярный журнал «Отдохни!» Ну и дальше, сами понимаете, — суд, неявка сторон, встречный иск, избрание меры пресечения и так далее. Культурно? Еще бы!
       Но все это, разумеется, только в том случае, если господин Вариантов, скажем, депутат, или бизнесмен, или поет клипы по телевизору — короче говоря, если он имеет возможность элементарно оплачивать в у. е. всю эту круговерть. Так что тенденцию двигаться вслед за Америкой мы у нас наблюдаем, но касается она пока определенных, можно сказать, высших кругов. Средний класс, надо признать, пока не народился. А что касается нижних слоев, то там и смысла нет щеголять синяками и звонить Падве. Там пока еще, как и прежде, приходится ссылаться на удар физиономией об лифт.
       Очень хотелось бы поговорить отдельно о суде присяжных. Тема живая и трепещущая, потому что в некоторых районах присяжные уже появились. Но это требует специального подхода.
       Знакомый милицейский работник мне рассказал случай, который даже объяснить трудно. Один подсудимый умудрился дать отвод трем составам суда: «Не могу, — говорит, — доверить мою судьбу людям с такими физиономиями!» Приехала комиссия. Поглядела на судей. «Да-а, — говорит комиссия, — действительно», — и дает отвод. Подсудимый нажимает дальше: «Вот, — говорит, — если мне суд присяжных скажет, что это я присвоил 14 миллионов 356 тысяч рублей, тогда я поверю». Ну собрали присяжных. Трудно было с непривычки, но собрали. Подсудимый как глянул на них, так и забегал по своей клетке. «Признаюсь! — голосит. — Во всем признаюсь, отправляйте меня для отбытия наказания, только не отдавайте этим вурдалакам!»
       Важно обнаружить тенденцию. А тенденция хорошая. Неплохая тенденция.
       Гражданское общество, может быть, еще не созрело, но зерна заложены. Начинают люди осознавать свои права и предъявлять их по месту жительства. У нас, к примеру, в садово-дачном кооперативе ТРИДЦАТЬ собственников ВСЕ КАК ОДИН подали в суд друг на друга. Я мог бы, конечно, ввести вас в курс дела, но искренне жалею вашу психику. Судья, говорят, когда разглядел всю пачку заявлений, достал таблетку валидола, положил в рот, а потом махнул рукой и сказал прямо-таки гоголевскими словами: «Скучно жить на этом свете, господа!»
       Кстати, если уж речь зашла о Гоголе, то припомним Пушкина. Ведь и тогда, в те незабываемые и все более отдаляющиеся от нас времена, не было в России гражданского общества. Ведь и тогда самые светлые умы говорили, что надо бы его создать, но все не получалось. Народ был одно, дворяне — другое, суд — третье. И никак воедино не соединялось все это. Отсюда и дикие нравы, и дуэли эти проклятые.
       А будь гражданское общество, подал бы Пушкин в суд и на Дантеса, и на Геккерена за оскорбление и такой бы стребовал с них моральный ущерб, что в трубу бы вылетели и без штанов остались. А Пушкин бы еще долго жил и дожил бы до глубокой старости. И написал бы еще много бессмертных произведений как в стихах, так и в прозе. И тогда многое, многое могло бы быть иначе.
       Но не вернешь, что было. Важно извлечь из прошлого урок и не повторять ошибок. Приглядимся теперь к Америке и попробуем овладеть искусством ежедневной радости. Судиться, судиться и еще раз судиться!
       Правильно говорит народная мудрость: «Встал на путь, иди куда-нибудь!»
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera