Сюжеты

ЛЕНСКИЕ ПРОИСКИ

Этот материал вышел в № 63 от 03 Сентября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Якутский барьер: министра Шойгу и президента республики Николаева разделила дамба Месяц назад в Ленске стояли белые ночи. Сейчас в двенадцать — темень и небо в мелкие звезды, отчего еще холоднее. Зубы стучат, а коленки трясутся даже в...


Якутский барьер: министра Шойгу и президента республики Николаева разделила дамба
       


       Месяц назад в Ленске стояли белые ночи. Сейчас в двенадцать — темень и небо в мелкие звезды, отчего еще холоднее. Зубы стучат, а коленки трясутся даже в эмчээсовском джипе. Шойгу за рулем, его личный охранник где-то позади нас во втором джипе с другими журналистами. Больше никого.
       Спрашиваю: с чего это он такой злой после заседания правительственной комиссии?
       — Не сейчас. — Мотает головой и резко притормаживает.
       На ночной Доярушке (одна из стройплощадок Ленска) работа, прямо скажем, не кипит, но идет. Варят трубы, обертывают утеплителем. Шойгу берет в руки сварочный аппарат и, даже не надев перчатки, чего-то там приваривает.
       Помечаю колышком угол, через месяц спрошу у жильцов, рвало ли в этом месте трубы.
       
       Три недели назад Доярушка, как фатально неуспевающий ученик, производила удручающее впечатление. И на площадке Северной был только фундамент и никаких коммуникаций, а спортивный комплекс представлял собой ободранный, дырявый барак (некоторые строители из дружественных стран СНГ предлагали отдать его под рынок). На Транзите якутская компания «Алроса» сделала свое ноу-хау — умопомрачительный фундамент из элегантно переплетенных труб, вот и все. Чанчик-1 и Чанчик-2 просвечивали сквозь тайгу деревянными остовами, лишь в Новой Мурье отделывали один из 50 домов, что называется, «под ключ».
       Я успела добраться домой, отписаться по командировке, сделать еще один материальчик, познакомиться с министром и вернуться в Ленск. А почти все дома уже имеют четкие очертания, то есть стены и крышу. Во многих окнах — свет, клеят обои, работают сантехники. От фундамента до унитаза — три недели. Нормально?
       Шойгу показывает под ноги.
       — Видишь эти доски? Успел, перехватил у местных. Шли на экспорт в Австрию. Посмотри на качество — самые лучшие полы в Ленске. Правда, я не выяснил, по какой цене нам их продали, если по экспортной, то… В общем, посмотрим.
       В конце июня вместо стройматериалов на баржах в Ленск коммерсанты гнали водку. Министр МЧС ввел «сухой закон». (Посмотрим правде в глаза — соблюдать его выше человеческих сил. Но вот рамки приличия соблюсти, кажется, можно.)
       Далее. За месяц цены на авиабилеты из Москвы до Якутска, из Якутска до Ленска, а также на все транспортные услуги выросли в полтора раза. Строителей из СНГ, приехавших на стройку, местная милиция начала штрафовать за отсутствие регистрации. Штраф — тысяча рублей, даже в Москве так еще не наглели. Кто дал указание повысить тарифы и штрафы? Говорят, не известно. Но зато известно, что отменила эти безобразия администрация якутского президента. Шойгу там с ними «перетер», и отменили...
       
       Доярушку охраняют женщина-милиционер и просто милиционер. Шойгу надевает милицейскую фуражку на свою голову:
       — Эй, брат, чего-то ты размером головы не вышел.
       Велит бабе не изменять с этим симпатичным милиционером (муж, поясняет, у нее — эмчээсовец), и мы отъезжаем пить чай на стройплощадку Северная.
       Руководит площадкой Юсупыч, искренне обожаемый министром. Когда министру позвонил Путин и озадачил стройкой в Ленске, Юсупыч пришел в кабинет на Театральной площади с одной папочкой и в легком летнем костюмчике — майке и брюках.
       — Юсупыч! — сказал министр. — Выручай!
       — Когда? — только и спросил привычный Юсупыч.
       — Через час — в Ленск.
       Так Виктор Юсупович Арифджанов оказался в Ленске с одной папочкой, в футболке и летних брюках. Сейчас на нем брезентовые штаны на подтяжках, скособоченная, маленькая на животе, явно чужая рубашка — такой, в общем, расхристанный вид. А у него, между прочим, орден Ленина за строительство БАМа.
       Сегодня и на Северной — дома, дома, дома. Вдоль главной улицы, именуемой то ли в шутку, то ли всерьез проспектом МЧС, — фонари и асфальт. Спортивный комплекс, отделанный белыми пластмассовыми панелями и уже под красной крышей — фирменная фишка Шойгу. Он сам нашел спонсора — давнего друга, с которым создавал хабаровское отделение МЧС. Юрий Федорович выкупил у местной фирмы этот барак и теперь наезжает в Ленск контролировать «свои» объекты. Очень интеллигентный человек, но он ругался.
       — Сегодня видел, как начали асфальтировать дорогу в городе, — не с конца, не с начала — посередине. Это чтобы на Северную асфальт не давать.
       Рядом с Северной — асфальтовый завод, года четыре не работал, теперь, после визита Шойгу, худо-бедно функционирует. Я поговорила с ребятами на стройке, они сказали, что после Шойгу в тот же день приехал президент Якутии Николаев и запретил отпускаеть асфальт «кому попало».
       Я не поверила: ну что президенту Николаеву с этого асфальта, спросила. Мне сказали: не боись — уже решена проблема.
       
       Днем выражение лица Шойгу никому ничего хорошего не предвещает. На объектах очень мало строителей, просто катастрофически не хватает.
       Та же Доярушка, но при свете дня.
       — Достаточно, достаточно человек, — вяло отбивается подрядчик-якут. — Сдадим вовремя, не беспокойтесь вы так.
       — Спорим, что не сдашь? — вдруг обернулся обозленный Шойгу.
       — Чего спорим? — не понял якут.
       — Живешь где?
       — В Якутске живу.
       — Квартира есть?
       — Хорошая квартира.
       — Если вовремя не сдашь объект, то отдашь свою квартиру, идет?
       — Согласен, согласен.
       На лицах улыбки — министр шутит! Но я вижу — он совсем не шутит, а злой как черт.
       Тут же отошел в сторону, на повышенных тонах приказал увеличить количество строителей. На Чанчик-2 вместо двенадцати рабочих нагнал двести...
       
       Тут две вещи меня удивляют — постоянное раздражение на лице министра, обаятельного, в общем-то, человека, и нескрываемая вражда, почти ненависть между десантом федералов и местными.
       Вот за моей спиной злится старый знакомый Серега: «У этого типа в Якутске не одна, а три квартиры, одна другой лучше».
       Серега — из МЧС, сидит здесь безвылазно все два месяца. Я не знаю, кто он по должности и сколько звезд на погонах, но точно — один из разведчиков Шойгу. У Шойгу таких хватает — министр, где бы ни находился, получает ежедневную оперативную информацию о Ленске.
       Короче говоря, переходящий на личности конфликт налицо, хотя он непонятен центральной прессе.
       — Кужугетыч дал втянуть себя в свару, а теперь бесится, — нехотя тянет Серега. Потом оживляется: — Да ты хоть представляешь, как воруют на стройках? А эта, представь, самая крупная за все десять лет России. Да еще в такие сроки. Это же один сплошной аврал. По рукам не дать сейчас — потом не ухватишь. Ты вот на Чанчике-1 была?
       — Шойгу возил.
       — Якутская площадка, между прочим. Там, по прикидке, около 38 миллионов уже вбухано, а сдвигов — ни на йоту. Но самое интересное в нескольких метрах, за дамбой. Там из ниоткуда появилась совершенно новая площадка, левая. С Госстроем не согласована, никаких документов, проектных решений, кто заказчик — якобы неизвестно... Будет здесь четыреста квартир. Подрядчик — якутский коммерсант с гуманитарным образованием, у которого три алмазообрабатывающие фирмы. Строит якобы на деньги, собранные всеми якутскими улусами в помошь Ленску. Между прочим, президент Николаев уже обратился с письмом к премьер-министру Касьянову с просьбой оплатить эти 400 сверхплановых (!) квартир, из денег, выделенных на восстановление Ленска...
       — Это же хорошо! Незапланированные 400 квартир, жилья больше.
       — Какого жилья! У нас все стройки отсыпаны на уровне критической отметки — 17, 20 метров над уровнем Лены. Эта же — не защищена дамбой и на уровне шестнадцати с половиной метров всего...
       — То есть весной затопит, что ли?
       — Все шансы. Самое обидное, что по приказу свыше, ну из якутской администрации, строители со всех якутских площадок все время перебрасываются на эту, левую... И это когда всеобщий аврал, кровь из носу, а надо поднять город в кратчайшие сроки, сил на запланированные объемы не хватает, денег в обрез...
       Серега бросил опустевшую пачку «Мальборо» и побежал догонять своих.
       
       Меня обуяло просто-таки неуемное желание «достать» Николаева, но никто не знал, будет ли президент Якутии сегодня в Ленске. Это была его президентская тайна. Он все-таки прилетел в три часа, прямо на совещание. Я пыталась напроситься с Михаилом Ефимовичем на прогулку по стройкам.
       — Чего я там не видел? — пожал плечами Николаев.
       И уделил мне ровно десять минут.
       — Михаил Ефимович, как вы прокомментируете высказывания министра Шойгу, что первый месяц был потерян по вине местных властей — ленских и республиканских?
       — Я не слышал такого заявления. История нас рассудит. В самый кратчайший срок в самом транспортно удаленном уголке России идет громадная восстановительная работа.
       — Как вы сами считаете, могли бы справиться собственными силами без привлечения федералов?
       — МЧС не финансирует стройку.
       — Контролирует! Так вы могли бы справиться своими силами?
       — Такого деления: «наши — ваши» мы не делаем. Мы — субъект Российской Федерации. Мы россияне, и всегда, как это принято в России, в беде друг другу помогаем.
       — Михаил Ефимович! Сложилось мнение, что вы сейчас тихо саботируете стройку.
       — Спасибо за комплименты.
       — Я не утверждаю это, Михаил Ефимович, я прошу вас прокомментировать.
       — Я еще раз говорю, спасибо за комплименты.
       — Михаил Ефимович, вы собираетесь на третий срок в президенты Якутии. Вы не любите Ленск, потому что в прошлые выборы город голосовал против вас. Как вы оцениваете свои шансы в этом году?
       — Ну, во-первых, еще рано об этом думать.
       — Но вы думаете?
       — Еще рано. У нас есть действующие порядки, законы. Сегодня я как действующий президент работаю.
       (Действительно, по Конституции Якутии президент Николаев не может избираться на третий срок. Парламент Якутии отказывается решать этот вопрос. Сам Николаев надеется, что ему удастся собственный парламент уломать, и ждет отмашки из Центра. В Якутске уже обосновалась одна московская команда достаточно известных политтехнологов. — Е.М.)
       — Так все-таки как вы оцениваете свои шансы на этих выборах?
       — Это народ, это избиратели решат.
       — Скажите, пожалуйста, почему многих подрядчиков, привлеченных именно местными властями, впоследствии пришлось выгонять и увольнять за финансовую нечистоплотность?
       — Вы, наверное, не в курсе. 1200 квартир строит компания «Алроса» для своих структур, 1200—федеральные структуры и 500 — республика. Это мы обговорили сразу, когда приземлился президент, 18-го или какого там мая. И мы очень слаженно работаем. У нас нет друг к другу упреков, нет взаимонепонимания. Я даже завидую, как мы это создали.
       — Еще один вопрос, Михаил Ефимович! Почему вы сегодня упорно молчали на совещании, тогда как Шойгу критиковал работу местных властей и ваших представителей в том числе, и критиковал очень даже сильно?
       — У нас четкая, отлаженная схема. Мы до совещания обговорили с Сергеем Кужугетовичем все вопросы.
       — То есть вы договорились, что будете молча выслушивать все упреки в ваш адрес?
       — В наш адрес, в ваш адрес... Мы не делим. У нас площадка одна, возрождаем мы город Ленск.
       
       Шойгу после совещания опять был не в духе и вечером ходил в спортивном костюме по лагерю МЧС в одиночестве и мрачный. Я его понимаю. По всем раскладам выходит, что он именно тот, «кому больше всех надо». Надо Ленск построить. Он единственный уполномоченный президента по главной стройке десятилетия, и то, что Шойгу — строитель по образованию, не играет ровно никакой роли, с таким же успехом мог бы быть учителем музыки. Просто Путин остановился на кандидатуре друга, надеясь, что этот-то сдержит слово президента, данное в телекамеры всей стране. (Дружба с президентом... хлопотная, в общем, штука.)
       — Город будет! — сказал Владимир Владимирович.
       — Город будет! — отвечает Сергей Кужугетович.
       «Город будет!» — гласят развешенные по всем рекламным площадям утонувшего Ленска строки Маяковского.
       Но и Николаева я тоже понимаю, понаехали тут — жизни учат, а на носу, между прочим, выборы...
       
       * * *
       На следующий день рано утром Шойгу и Николаев поехали на пароходике «Луч» вниз по Лене. Журналистов не взяли, да мы и не в обиде. Решили, Бог даст, договорятся...
       
       КОГДА ВЕРСТАЛСЯ НОМЕР.
       Мы дозвонились до Ленска и узнали, что в день отъезда министра двести строителей были переброшены с плановой стройки Чанчик-2 на ту самую. За дамбой..
.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera