Сюжеты

ЖУЧКИ НА ЛУБЯНКЕ

Этот материал вышел в № 65 от 10 Сентября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ФСБ в отражении информационных атак Последний месяц отдельные сотрудники ФСБ, да и само ведомство в целом стали подвергаться серьезной критике со стороны некоторых СМИ. «Новая газета» также опубликовала ряд материалов, касающихся...


ФСБ в отражении информационных атак
       
       Последний месяц отдельные сотрудники ФСБ, да и само ведомство в целом стали подвергаться серьезной критике со стороны некоторых СМИ.
       «Новая газета» также опубликовала ряд материалов, касающихся некорректной, с точки зрения закона, деятельности чекистов. В частности, писали мы и о тех коммерческих проблемах, в которые оказались так или иначе вовлечены некоторые сотрудники спецслужб, в том числе и замдиректора ФСБ генерал Заостровцев.
       Мы рассчитывали на ответную реакцию тех, кому положено отвечать на подобные вопросы. Забегая вперед, скажем, что она все-таки последовала.
       Но не только она.
       В некоторых других средствах массовой информации стала появляться навязчивая мысль, что «определенные силы» развязали пиар-кампанию против руководства ФСБ. Но если подобная кампания и имеет место, то начали ее те, кто может себе позволить поссориться со всемогущим ведомством.
       Сами по себе все эти подковерные интриги нас волнуют мало. Но позвольте заметить, все это стало возможным лишь потому, что у противоборствующих сторон ЕСТЬ РЕАЛЬНЫЕ ФАКТЫ, на которых, собственно, все и основано.
       Мы уже сообщали, что в ФСБ циркулирует информация о том, что замдиректора Юрий Заостровцев, который курировал таможню по линии ФСБ, как будто бы обеспечивал растаможивание элитной мебели, поступающей в магазины «Гранд» и «Три кита». После наших публикаций («Новая газета» № 51, 55) в ответ на запрос депутата Госдумы Юрия Щекочихина ФСБ РФ, а именно исполняющий обязанности директора Владимир Проничев и Главная военная прокуратура сообщили, что проводят проверки и даже продлили их сроки до 23 и 24 сентября «в целях всестороннего, полного и объективного исследования опубликованных сведений».
       Это могло бы нас успокоить, если бы не опыт. Когда полковников, майоров, а то и вовсе младших офицеров ФСБ ловят на сотрудничестве с коммерсантами, честно говоря, становится обидно. Еще немного звезд на погонах — и никто бы слова не сказал. И при этом абсолютно непонятно, откуда у чекистов такая неприязнь к МВД, где, по мнению контрразведчиков, «прогнило все снизу доверху, и потому проверяй не проверяй, а из чувства самосохранения никто не даст хода никакому более или менее значимому делу»?
       
       Непонятно, потому что в вопросах разложения МВД и ФСБ не наблюдается ровным счетом никаких принципиальных различий. Здесь и там есть удивительная практика — заводить по нескольку вялотекущих уголовных дел на собственных следователей ради надежности персонального контроля. И следователь вынужден вести себя предсказуемо по отношению к начальству. Ведь любой офицер связан с тем, кто повыше, и еще выше, и еще... Начни копать с отделения милиции или районного УФСБ — и обвалишь всю иерархию. Когда же объектом разработки становится не рядовой опер, а руководитель, то подобная ситуация чревата опасностями для всей структуры.
       И потому после прочтения официальных ответов мы испытываем некоторое смущение: а кто именно будет проверять Юрия Заостровцева и контролировать эту проверку? Логично, что сам директор ФСБ или кто-то из его замов, например, тот же Проничев. Но Заостровцев — не прошлогодний выпускник Высшей школы КГБ: поработав и в структуре, и в бизнесе, он наверняка знает что-то и про своих потенциальных контролеров. Уж по крайней мере о той системе не вполне служебных отношений, которые сложились между высшими чиновниками ФСБ.
       Ну, например, вряд ли у него нет хотя бы копии давнего письма Генпрокуратуры: «Проверкой установлено, что в 1995 году заместитель директора ФСБ РФ генерал-полковник (письмо датировано 1999 г. — Ред.) Патрушев Н. П., используя свои служебные полномочия, поручал (...) навести справки о Кисляковой, задолжавшей деньги Погодину...»
       Корни этой истории уходят в карельское прошлое Николая Патрушева. С 1992 по 1994 год он был министром безопасности Республики Карелия, а затем на этом посту его сменил... Владимир Проничев, ныне замдиректора ФСБ РФ, который, собственно, и отвечает на депутатский запрос относительно Заостровцева...
       К 1995 году, когда Патрушев уже руководил Службой собственной безопасности ФСБ, к нему из Карелии и пришло письмо с просьбой о помощи в деле получения долга — 8 тыс. долларов. Деньги, с точки зрения интересов госбезопасности, совершенно вздорные. Тем не менее проситель не был отправлен (хотя бы устно) подальше в карельские леса. А Николай Патрушев озадачил этим сугубо личным горем начальника 3-го отдела (защита сотрудников и членов их семей) УСБ ФСБ РФ, который и исполнил распоряжение руководителя.
       Если бы младший офицер поручил «провести установку» на частное лицо по частному поводу своим подчиненным с вполне понятными последствиями, его бы выгнали за считанные минуты. Но Николай Патрушев был начальником Управления собственной безопасности ФСБ РФ, а когда прокурорская бумага увидела свет, — уже генерал-полковником, замдиректора ФСБ. А потому и вывод в прокурорском письме сделан однозначный: «реальных мер по истребованию долга, вопреки существующему законодательству (!), не предпринималось. В связи с чем его (Патрушева. — Ред.) действия не могут быть рассмотрены как злоупотребление служебным положением».
       Если следовать прокурорской логике, Патрушев должен был настоять на «реальных мерах», и тогда его действия идеально соответствовали бы существующему законодательству. В этом контексте довольно любопытно, какой ответ дадут ФСБ и ГВП после проверки наших публикаций о замдиректоре ФСБ Юрии Заостровцеве и контрабанде мебели...
       Но главный вопрос в том, почему Николай Патрушев, занимая столь высокую должность, беспокоился по такому мелкому поводу? Может быть, с Карелией и с теми, кто отрывал его от дела по пустякам, Патрушева связывает нечто выше, чем интересы службы? (Кстати, напомним, что генерал Проничев — тоже карельский.)
       Но так или иначе, сама возможность задать подобные вопросы, опираясь на официальные документы, делает руководителей спецслужб вполне управляемыми. И не эту ли возможность используют те самые гипотетические силы, которые и начали, по мнению ряда СМИ, кампанию по дискредитации ФСБ?
       Кто эти камикадзе, решившие повоевать с бойцами невидимого фронта? На этот счет существует несколько версий.
       1. Владимир Рушайло и его бывший помощник Орлов, которые потеряли не только позиции, но и материальную базу, особенно на таможенном фронте (ФСБ собрала большой материал на Орлова — главного фигуранта «таможенных» дел). Как мы уже сообщали, Орлов спешно покинул Россию, обосновавшись с семьей в Израиле. К тому же Рушайло прекрасно понимает, что в Совете безопасности его дни сочтены (эксперты дают ему два-три месяца), а ФСБ и нынешнее МВД планируют развернуть дело Орлова в большой показательный процесс. Статус «свидетеля» Рушайло не подходит. Необходимо защищать тылы и сохранить некоторые материалы дела о контрабанде элитной мебели, в рамках которого, как утверждают, удалось прослушать самого Заостровцева.
       2. Руководство Государственного таможенного комитета и некоторые лица в администрации президента. Таможня, в которой имеется значительный «кусок» президентской администрации, очень зла на ФСБ и Юрия Заостровцева в частности, поскольку, как утверждают в ФСБ, тот в последнее время не давал ей покоя.
       3. Александр Волошин тоже, безусловно, в курсе всех этих дел, потому что не хочет раньше времени покидать свой пост. А Патрушева прочат на его должность.
       4. «Альфа-Груп» — в одной из «аналитических записок» эксперты из президентского окружения утверждают, что задача «Альфа-Груп» в деле сохранения позиций в бизнесе и дальнейшего приближения к президенту состоит в том, чтобы скомпрометировать чекистское окружение Путина. Разумеется, в этой ситуации он станет опираться на людей «Альфа-Груп».
       5. Либеральные питерцы, которые противостоят питерцам чекистским. Для успешного проведения своих политических и экономических решений либералам тоже необходимо отсечь Путина от его чекистского окружения.
       6. Борис Березовский, чьи уголовные дела может довести до ума только ФСБ. Не исключено, что он тоже рассчитывает заполнить собой «вакуум» вокруг президента в качестве Березовского обновленного.
       Но, честно говоря, из всей этой возни можно сделать только один здравый вывод: никто не заинтересован в настоящей борьбе с коррупцией в правоохранительных органах и спецслужбах, пытаясь использовать те или иные факты лишь в своих целях как аргументы при торгах. И не так важно, кто что инициировал и кто кого хочет свалить. Должно волновать иное: как хотя бы уменьшить (будем реалистами) уровень коррумпированности спецслужб?
       Нужно в конце концов выяснить, насколько справедливы упреки в адрес нынешних руководителей ФСБ. Распределение сил и политические интриги, безусловно, очень увлекательны. Но если эти упреки имеют под собой хоть какое-то основание (а на таком уровне безосновательных упреков не делают), то руководство спецслужб полностью подконтрольно. А значит, нет никакой гарантии, что в обход личных интересов тех, кто держит поводок, оно способно решать вопросы государственного значения.
       
       P.S.
       Мы, конечно, со своей стороны приложим все усилия, чтобы докопаться до истины. Но очень хотелось бы, чтобы этим занялся кто-то еще, например Государственная Дума, создав, как мы уже предлагали, независимую парламентскую комиссию.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera