Сюжеты

АНДРЕЙ ТИХОНОВ: БОЮСЬ, «КРЫЛЬЯМ» НЕ ДАДУТ СТАТЬ ЧЕМПИОНАМИ (ЭТО ШУТКА)

Этот материал вышел в № 65 от 10 Сентября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

БОЮСЬ, «КРЫЛЬЯМ» НЕ ДАДУТ СТАТЬ ЧЕМПИОНАМИ Даже после ухода из «Спартака», пережив спад, он сумел сохранить любовь болельщиков. И заиграл в «Крыльях» так, что эта команда из Самары — среди лидеров российского чемпионата. Не будучи даже...


БОЮСЬ, «КРЫЛЬЯМ» НЕ ДАДУТ СТАТЬ ЧЕМПИОНАМИ
       
       Даже после ухода из «Спартака», пережив спад, он сумел сохранить любовь болельщиков. И заиграл в «Крыльях» так, что эта команда из Самары — среди лидеров российского чемпионата.
       Не будучи даже резервным игроком сборной, Андрей вошел в символическую сборную десятилетия, составленную по опросу читателей журнала «Футбол».
       За годы, проведенные в «Спартаке», Андрей Тихонов стал олицетворением командного игрока.
       «Новая газета» попыталась узнать, как смотрит один из самых популярных игроков страны на происходящее в отечественном футболе накануне матчей наших команд в Лиге чемпионов и матчей сборной
       
       — Андрей, вы были признанным лидером в «Спартаке». Такая же задача стоит перед вами и в «Крыльях Советов». Скажите, у вас есть сложившийся образ идеальной команды?
       — Команду можно сравнить с живым организмом, где каждый игрок выполняет определенные функции. Результат игры зависит от того, насколько присутствует гармония внутри этого организма. Чтобы в команде установились подобные отношения, необходимо время, необходима сыгранность. Такая гармоничная команда — например сегодняшний «Локомотив». Они играют одним составом уже несколько лет, и их можно назвать командой в полном смысле этого слова. Таким был и «Спартак» некоторое время назад.
       — А ЦСКА? Или успехи клуба вызваны изменившимся материальным положением?
       — ЦСКА заиграл без каких-либо материальных факторов. Сначала они проиграли три игры. Потом начали выигрывать, начался подъем. Тогда у них еще не было серьезных покупок, они играли тем же составом. Я считаю, что ЦСКА — это традиции, такие же как в «Спартаке». Команда всегда была на виду. У ЦСКА случился спад, но сейчас команда набрала обороты и играет хорошо. Я не думаю, что они купили каких-то суперигроков. Может быть, по меркам первенства России эти игроки хорошо выглядят, но не скажу, что это какие-то выдающиеся футболисты. Из них нужно еще команду делать, потому что, когда покупаешь хороших игроков, им надо прежде всего сыграться. ЦСКА нужно время, чтобы стать настоящей командой.
       — Что лично вы делали в «Спартаке» для объединения игроков?
       — В «Спартаке» не надо было для этого ничего делать — там каждый знал свое место. Единственное, что было нужно, — иногда сказать несколько слов, как-то поддержать в сложный момент матча.
       — А что сегодня, на ваш взгляд, происходит со «Спартаком»? Можно ли назвать Титова лидером нынешнего «Спартака»?
       — Я не думаю, что Егор сплачивает весь коллектив, тем более что там играют много иностранцев. Но на поле он своей игрой все-таки объединяет. Я не скажу, что он лидер в команде. Он лидер на поле. Я не знаю, что будет дальше со «Спартаком», — раньше много молодежи приходило из дубля, а сейчас из дубля вообще никого не берут, играют одни негры и боснийцы, и многие долго не задерживаются.
       — Какие, на ваш взгляд, перспективы у нашей сборной?
       — В сборной собраны лучшие игроки из разных команд — такие, как Титов, например, — футболисты самого высокого класса. Им надо только объяснить на макете, куда кому бежать. Им не надо говорить, что делать на поле, они уже все умеют. Тренеру лишь остается обучить их командной игре.
       — Сейчас много говорят о возрасте сборной…
       — Я не думаю, что 31 год, как мне, — это предел для футболиста. Вот Онопко, например, — 31, Карпину чуть больше — 32. Но они не отбывают номер на поле, они двигаются, играют. Посмотрите на нашу молодежь во главе с Газзаевым. Их результаты сами говорят за себя. Такие футболисты, как Измайлов, Аршавин, Быстров, многие другие — наше будущее. Поэтому я не думаю, что все так пасмурно, — у Романцева отличный резерв.
       — Кстати, о молодых талантах. Многие из них показывают здесь неплохую игру, но теряются за рубежом. Почему?
       — Я сам побывал за границей. Пусть не на самом серьезном чемпионате — израильском. Это не очень просто: другой язык, другая жизнь вообще, к которой надо привыкнуть, другой футбол. Когда легионера покупают, от него ждут, что он будет делать игру, и часто он не может сразу соответствовать тому, чего от него хотят, теряется и попадает на скамейку запасных. Нашим футболистам требуются год-два, чтобы освоиться, а такого времени им никто не дает. Приехал — должен показывать хороший футбол, нет — оказываешься на скамье. В Европе живут по-европейски. У нас совсем другая страна. Все уже устали от разговоров о «русском менталитете», но я считаю, что трудности игроков лежат именно в этой области. Людям, привыкшим к определенному образу жизни (у нас в России, я имею в виду), очень тяжело сразу измениться. С этим возникают большие проблемы даже у очень хороших футболистов. Вот, например, Александр Панов — забил два гола в Париже, его заметили, стали следить за его игрой. Потом он забил гол «Динамо» в Кубке России, — и все, его взяли. Это дело случая. Можно сыграть хорошо несколько игр, «вспыхнуть», попасть на глаза и уехать. Но там же другой футбол, это не «Зенит». Или, например, Хлестов — спартаковец до мозга костей. Он мог играть только в этой команде. Если здесь он в основном разрушал и в подыгрыше был там, то в Турции от защитника требуется не только перебегать футболиста пополам, как говорится, но и играть. Видимо, Дмитрию не подходит турецкий футбол, его можно назвать чисто спартаковским игроком. За границей ему тяжело, еще раз повторю, несмотря на то что Дмитрий — очень хороший защитник.
       — Вам понравилось в Израиле? Рассчитываете еще поиграть за рубежом?
       — Для жизни там созданы все условия. Нация очень любит себя. В стране делают все для людей. Но до конца года у меня контракт. Сейчас конкретных предложений нет, если будут и клуб захочет продать меня, я не против поиграть за рубежом. Я не считаю себя старым, рассчитываю еще поиграть год-два.
       — А как вы начали играть в футбол?
       — Первый раз увидел мяч года в три — отец водил меня на футбольное поле с самого детства. Он работал на фабрике, а в свободное время играл в футбол — на первенстве района, был защитником. С девяти лет я сам начал играть в юношеских, затем во взрослых командах. Выступал на первенствах города, области.
       Профессионально стал играть после того, как пришел из армии. Искал работу, но ничего не нашел. Я не хотел играть в футбол, но Надежда, моя будущая жена, сказала: иди, играй в футбол, все равно больше ничего не умеешь. И я пошел играть. Вроде удачно получилось.
       — Как вы относитесь к коммерциализации футбола?
       — Если в 60-е спортсмены действительно выступали за идею, то уже в 80-х, когда большинство получали в среднем по сто рублей, футболисты были в привилегированном положении. Сейчас ситуация изменилась, сегодня футбол — та же работа, за которую получают зарплату. Если бы мы родились в то время, тоже играли бы за идею и никто не платил бы нам таких денег. Сейчас все по-другому, и футболисты не виноваты в этом. В том, что в футбол пришли большие деньги, есть и положительный момент — ведь команда, стремящаяся попасть в Лигу чемпионов, например, обязана показывать хороший футбол. То же самое относится и к игрокам. Высокие гонорары нужно заработать.
       Что касается нечистоплотного футбола — он существовал всегда и везде и, видимо, будет существовать. Слишком большие деньги крутятся вокруг футбола. За границей, например, существует система тотализаторов, и в ситуации, когда у одной команды решается вопрос о первом месте, а для другой результат ничего не меняет, исход матча может решиться вне футбольного поля. Я не исключаю подобных вариантов и в нашем чемпионате. Мне самому не приходилось сталкиваться — я играл в команде, в которой никогда такого не было. «Спартак» никогда не сдавал игр и никогда никого не покупал.
       — Приходилось ли вам сталкиваться с необъективным судейством? Вспомните, к примеру, матч «Спартака» с «Лидсом» в Кубке УЕФА, когда судья не дал нашей команде выиграть, показывая карточки чуть ли не всякий раз, когда наши игроки переходили середину поля.
       — Я думаю, отношение к нашим спортсменам обусловлено несколькими причинами. Это, с одной стороны, уровень престижа нашей страны в мире, который сегодня не слишком высок. С другой стороны, благосостояние наших команд. Конечно же, УЕФА выгоднее, чтобы в финале Кубка играли «Барселона» и «Ливерпуль», чем никому не известная команда, какой был даже «Спартак» пять лет назад. Известные имена — это спонсоры, реклама, продажа прав на трансляции, большая часть из которых идет в казну УЕФА. Поэтому нашим командам надо быть на голову сильнее своих соперников, чтобы их обыгрывать, только тогда нас пропустят. Если силы будут примерно равны, то помогут, конечно же, более авторитетному клубу. Посмотрите, что сделали с тем же «Локомотивом».
       — А нашумевший матч между Болгарией и Россией?
       — То же самое происходит на уровне сборных. В том матче судья, уходивший на пенсию, получил, видимо, столько денег, что ему хватило на всю оставшуюся жизнь. Россия не самая богатая страна, и ее участие вряд ли принесет большие прибыли спонсорам и организаторам чемпионатов. Отсюда и то судейство, которое мы имеем в отношении сборной (разговор происходил днем первого сентября, за несколько часов до матча со словенцами. — И. В.). Наши футбольные функционеры — Колосков и РФС — бездействуют.
       — Вас считают джентльменом на поле. Каковы заповеди футбольного джентльмена?
       — Заповедь одна: надо уважать человека, который делает на поле такую же работу, как и ты, относиться к нему так, как хочешь, чтобы он к тебе относился. Но поведение игроков на поле зависит не только от личных качеств. Многое находится во власти тренера. Грязная игра может быть вызвана его установками, требующими от игроков любой ценой не пропускать мяч к воротам. Каждый тренер действует по-своему. Романцев, например, запрещал хватать за майку — тут же вставал со скамейки и начинал кричать на игроков, уделял большое внимание правильному выполнению подкатов. В некоторых командах требуют противоположного — выходить из опасных ситуаций путем нарушений.
       В «Крыльях Советов» действуют такие же принципы, как и в «Спартаке»: возможна жесткая игра, но не грубая. У Александра Федоровича (Тарханова. — И.В.) и Олега Романцева похожие тренерские стили.
       — В интервью «Новой газете» Тарханов сказал, что, пока Романцев будет тренером в «Спартаке», никакой другой клуб чемпионом не станет. Как вы прокомментируете высказывание вашего тренера?
       — Ну почему... Это Тарханов сказал? Ему лучше знать, ведь они друзья — сделал комплимент Романцеву. На самом деле неизвестно, кто станет чемпионом в этом году. Может быть, Александр Федорович ошибается — до конца чемпионата осталось семь игр. Несмотря на то что у «Спартака» отрыв в четыре очка, все еще может измениться.
       — Сами думали о карьере тренера?
       — Я не исключаю для себя такой возможности. Тем более что мне посчастливилось играть под началом многих именитых специалистов, и я имел возможность набраться опыта. Но пока об этом говорить рано. Сейчас в моих планах — играть в футбол. Если позволит здоровье, надеюсь оставаться «в игре» еще несколько лет.
       — Желаю вам и вашей команде стать чемпионами.
       — Спасибо. Не дадут, боюсь. Как с «Лидсом» не дали, так и здесь...
       — ??
       — Это я шучу…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera