Сюжеты

БЕЛОЕ СОЛНЦЕ ПУСТЫНИ

Этот материал вышел в № 65 от 10 Сентября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ЮНОСТЬ АБДУЛЛЫ На книжной ярмарке издательство «Вагриус» уже печатает на глазах желающих первые страницы романа Валентина Ежова и Рустама Ибрагимбекова «Белое солнце пустыни». Но наши предварительные публикации приближаются к кульминации...


ЮНОСТЬ АБДУЛЛЫ
       
       На книжной ярмарке издательство «Вагриус» уже печатает на глазах желающих первые страницы романа Валентина Ежова и Рустама Ибрагимбекова «Белое солнце пустыни». Но наши предварительные публикации приближаются к кульминации сюжета
       
       Абдулла спал в объятиях любимой жены Сашеньки. За пологом, поодаль спали девять других женщин его гарема. В полумраке подземелья, скрытого развалинами крепости, можно было различить только силуэты спящих, кувшины с напитками, подушки и круглые мутаки, разбросанные по ковру.
       Открыв глаза, Абдулла не сразу вспомнил, где он находится, и невесело улыбнулся. Ему не нравилось, что он обрек на лишения и опасности полюбившую его русскую женщину, она достойна была совсем другой доли — счастливой и безмятежной.
       Откинувшись на спину, Абдулла уставился неподвижным взором в потолок подземелья. Думая о своей жизни, он пытался понять: чем провинился перед Аллахом?
       
       Когда Абдулле исполнилось восемнадцать лет, отец его, Исфандияр, привел юношу к правителю Бухары и Самарканда всемогущему Алимхану.
       Их провели через анфиладу высоких, блистающих роскошью зал, в отделке которых прихотливо сочетались два стиля — восточный и европейский, что, по-видимому, характеризовало вкус и устремления самого «светлейшего».
       Исфандияр от всего этого великолепия немного оробел в душе, но перед сыном виду не показывал. Шел смело. Переступив порог огромного кабинета, застыл в нижайшем поклоне, приложив руку ко лбу и сердцу.
       Алимхан, поднявшись из-за письменного стола, подошел к Исфандияру, поднял его и дружески похлопал по плечу, что явно польстило старику.
       — Рад видеть тебя, Исфандияр! Как поживаешь? — осведомился Алимхан, усаживая старика в кресло; сам сел напротив, взял со стола золотой портсигар, достал папироску и, чиркнув кремнем, запалил ее от золотой зажигалки.
       Исфандияр прищурил глаз на огонек заморской диковинки и успокоился.
       — Тебя часто вспоминаю, — расплылся он в улыбке.
       — И я тебя помню. С чем пожаловал?
       — Да вот хотел почтить тебя моим презренным вниманием...
       — Брось, — оборвал старика Алимхан. — Ближе к делу.
       — Сын у меня вырос, — сказал Исфандияр, кивнув на дверь. — Грамотный... Из медресе сбежал, сказал, что будет только воином...
       — И впрямь грамотный, — усмехнулся Алимхан.
       — Как я служил твоему отцу, хочу, чтобы и сын мой послужил тебе верой и...
       — Пусть войдет, — вновь прервал старика Алимхан, взглянув на часы, сработанные из слоновой кости, инкрустированной драгоценными камнями.
       Исфандияр, поднявшись, поспешил к двери. Распахнув ее, позвал:
       — Абдулла, войди!
       Вошел высокий, смуглый красавец и также низко поклонился.
       — Подойди, — позволил Алимхан, с удовольствием оценив внешние данные юноши.
       Абдулла подошел ближе, хотел было вновь склониться, но Алимхан жестом остановил его. Поднявшись, он взял юношу за подбородок и в упор посмотрел ему в глаза.
       — Свою преданность ты докажешь делами, а не поклонами, — жестко сказал он.
       Прошло много лет, но Абдулла помнил этот взгляд — глаза Алимхана смотрели на него, словно два черных дула.
       Затем правитель повернулся к отцу Абдуллы:
       — Ты сам знаешь, какие мне люди нужны, Исфандияр. Я возьму его к себе, если он выдержит все испытания.
       Старый воин поднялся из кресла и, приложив руку к сердцу, уверенно сказал:
       — Он выдержит.
       
       С тех пор прошло больше десяти лет. Абдулла из высокого и тонкого юноши превратился в матерого воина с мощным торсом и крепкими, словно литыми из меди, ногами. <...> Абдулла прошел все испытания, о которых предупреждал его отца Алимхан. Эти испытания, почти запредельные для человеческих возможностей, шли непрерывной чередой на протяжении двух лет, пока Абдулла обучался воинскому искусству вместе с другими юношами, отобранными самим правителем.
       Ни школы спартанцев, ни гладиаторов не шли в сравнение со «школой» Алимхана, основанной на крайне жестком методе воспитания, который не уступал только подготовке янычар в Великой Османской империи начала шестнадцатого века: предельно строгая дисциплина и суровое, без всяких сантиментов обращение друг с другом; рабская преданность хозяину-владыке и неумолимая ненависть к врагу; постоянное полуголодное существование как главная основа физической и духовной крепости и, наконец, безусловное почитание всех канонов мусульманской веры, которого требует Аллах от своих воинов. (...)
       
       Почти половина юношей не смогли выдержать двухлетних испытаний в «школе» Алимхана и вынуждены были покинуть ее. Абдулла закончил обучение одним из первых и тут же был зачислен Алимханом в свою личную гвардию. Такой чести удостаивались немногие. Кроме того, Алимхан отметил это событие особо: Исфандияру, отцу Абдуллы, в награду за отличившегося сына был выделен порядочный надел земли, а сам Абдулла получил в подарок богато обставленный дом в Бухаре с большим садом вокруг и с бассейном в этом саду. Эта щедрость имела, конечно, и свой восточный оттенок, свой смысл: правитель должен был быть абсолютно уверен, что ни у кого нет ни малейшей возможности перекупить его телохранителя, а в будущем и тайного порученца, каковым он собирался сделать Абдуллу, досконально изучив за два года его характер и возможности.
       Пригласив в свой дворец Абдуллу, он усадил его рядом с собой на ковер перед богато уставленным изысканными яствами достарханом и, широким жестом предложив угощаться, сказал:
       — В Петербурге полагалось бы отметить твое назначение шампанским, но здесь мы живем по законам Аллаха и поэтому будем пить щербет. — Он наполнил бокалы, приподнял свой. — Я пью за тебя! — Пригубив, поставил бокал на стол. — Итак, мой друг Абдулла, теперь у тебя есть свой дом...
       — Спасибо, светлейший! — поблагодарил Абдулла, прижав руку к сердцу и склонив голову.
       Алимхан жестом остановил его и предложил:
       — Ты будешь получать хорошее жалованье, и поэтому тебе требуется еще и... — Он сделал паузу, спросил: — Что еще тебе требуется, мой друг Абдулла?
       — Мне ничего не требуется. Я всем доволен, светлейший! — Абдулла снова прижал руку к сердцу и поклонился.
       — Нет, нет, нет! Брось! — с чувством произнес Алимхан. — Никаких «светлейших»! Мы с тобой оба молоды и отныне друзья! Будем называть друг друга только по имени.
       Восточный правитель знал, как такая демонстрация искренней дружбы льстит подчиненным и усиливает их преданность.
       — Как можно, светлейший?! — как бы шокированный таким кощунством, воскликнул хитрый Абдулла.
       Он хоть и был еще молод, но, как человек Востока, уже достаточно понимал эти игры между людьми его веры.
       — Я сказал! — требовательно повторил Алимхан. — Называй меня по имени или просто мой друг.
       Абдулла хорошо понимал, какая может быть дружба между знатным вельможей — приближенным самого российского царя и его наместником на восточных землях — и им, простым воином, хотя и телохранителем этого вельможи. Но все же он решил проверить, как далеко зайдет в своем порыве Алимхан.
       Глаза Абдуллы на секунду блеснули, но он, тут же погасив этот блеск, спокойно и как-то уж очень простодушно сказал:
       — Хорошо, я согласен, друг Алимхан.
       Правитель вскинул голову, задетый таким легким согласием, но широко улыбнулся.
       — Вот и прекрасно! Но вернемся к нашим баранам: раз уж сам ты не знаешь, что необходимо твоему дому, я подскажу тебе: ты должен обзавестись гаремом. (...)
       
       Немногословный, обладавший изворотливым и коварным, особенно в острых ситуациях, умом, Абдулла безупречно выполнял все тайные поручения Алимхана, почти всегда опасные для жизни, связанные с поездками в Индию, Афганистан, Иран.
       Ровно через три года этой безупречной службы правитель сделал Абдуллу начальником своей личной гвардии, а через год уже так привык не расставаться со своим телохранителем и «другом», что стал брать его с собой и в Петербург, куда Алимхану приходилось часто выезжать по делам своей государственной службы.
       ...Абдулла на всю жизнь запомнил свою первую поездку в Петербург.
       Состав из пяти вагонов с паровозом конвоировался на всем пути следования по пустыне сорбазами — всадниками конной охраны. Миновав пустыню и степную часть, поезд вырвался на просторы средней России и покатил по золотистым хлебным полям, зеленым цветастым лугам, мимо белых березовых колков, сосновых боров и еловых перелесков до самого Петербурга, столицы России — великой Северной Пальмиры...
       Выросший в пустыне, Абдулла не отходил от окна, любуясь невиданными до сих пор пейзажами, но главное, что привлекало его внимание на всех станциях, где останавливался поезд, это женщины: белокожие, приветливые, улыбчивые... с не занавешенными чадрами лицами. (...)
       Абдулла быстро привык к шумному городу и полюбил его так же, как Алимхан. Они передвигались по улице на моторе, которым управлял весь затянутый в кожу и в огромных очках шофер. Этот автомобиль подарил Алимхану князь Юсупов, с которым он был на короткой ноге. Они дружили давно, оба были, несомненно, самыми богатыми людьми в Российской империи и любили удивлять друг друга дорогими сюрпризами. Оба они входили в круг близких людей Его Величества, и Алимхан, копируя вкус царя, в частности, одевавшего гвардейцев своей охраны в черкески, заказал и для Абдуллы роскошную белую черкеску.
       Абдулла был в ней неотразим, и многие красавицы, порхающие на великосветских раутах и балах, кокетливо поглядывали на «интересного восточного мужчину». Абдулле, конечно, нравились эти русские женщины, но он, служа правителю, не допускал никаких вольностей и был с ними всегда подчеркнуто вежлив и холоден.
       
       (Продолжение следует)
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera