Сюжеты

КРУГИ РАЯ И АДА

Этот материал вышел в № 66 от 13 Сентября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Касперский — эта фамилия, известная в России всем, у кого есть компьютер, давно уже стала символом успеха и торговой маркой лучшего антивируса в мире. Многие люди, особенно молодые, считают Евгения Касперского кем—то вроде дедушки Ленина...


       
       Касперский — эта фамилия, известная в России всем, у кого есть компьютер, давно уже стала символом успеха и торговой маркой лучшего антивируса в мире. Многие люди, особенно молодые, считают Евгения Касперского кем—то вроде дедушки Ленина эпохи хай—тек: жил когда—то, сделал что—то великое, перебил уйму вирусов, оставил после себя миф и никакого отношения к быстротекущей современности уже давно не имеет. Это, конечно, не так — в густых облаках легенд, в мощно клубящихся мифах скрывается невысокий улыбчивый человек с рыжеватой бородой. Раньше его романтический облик дополнялся длинными волосами, заплетенными в косичку. Теперь косичку он не носит
       
       Эта позиция — легкое отстранение и полутень — видимо, точно соответствует его характеру и понятию о самом себе. Он не считает себя бизнесменом (хотя является создателем и мозговым центром одной из самых знаменитых российских софтверных компаний), не считает себя менеджером, не хочет быть поп—звездой в духе и стиле Билла Гейтса и не лезет в политику. (Путин, проводивший встречу с ведущими деятелями российского компьютерного бизнеса, вместо Касперского увидел его бывшую жену Наталью. Делами Лаборатории Касперского руководит именно она.) Кто же он тогда в собственных глазах? Он артист, художник, маэстро — и это становится ясным каждому, кто хоть раз в жизни встретился с ним.
       По комнатам, в которых сидят за компьютерами сотрудники его компании, Евгений Касперский ходит свободной походочкой человека, который никуда не спешит и на все происходящее смотрит, как на игру. Он ненавидит строгие костюмы и галстуки, которые ощущает как удавку. Характер свободного художника был особенно ощутим прежде, когда дело Касперского ещё не приняло черты серьезного и несколько скучного для его артистической натуры бизнеса. В те годы казалось, что это другие люди в других компаниях могут корпеть за мониторами и клавиатурами, — Касперский же создавал вокруг себя приятную атмосферу какого—нибудь советского НИИ былых времен, где люди, не сильно напрягаясь, посиживая в курилках, выдумывали удивительные вещи. Тут, в офисе Касперского, в небоскребе на улице Панферова в Москве, долго царил дух командной игры — в деле участвовали знакомые и друзья. Это была как бы не корпорация, спаянная дисциплиной, не место, где царят менеджеры с холодными лицами, а сборище программистов, затеявших свою забаву… Теперь это время прошло. Но и сегодня он в шутку пререкается с Натальей (которая в ответ грозится понизить ему зарплату), выходит покурить в холл к лифтам, рассказывает о поездках в горы, о любимых барах и спиртных напитках.
       Касперский родился в приморском городе Новороссийске и с детства, как он выражается, «сдвинулся» на решении математических задач. С тринадцати лет у него в голове воцарилась сплошная алгебра. В общении он предстает совершенно нормальным человеком, но сам о себе утверждает, что уже давно превратился в вычислительное и анализирующее устройство, у которого в мозгу щелкают и переключаются реле, имеющие две позиции: ноль и единица, да и нет. Страсть к математике привела его на факультет криптографии в школу КГБ — он не скрывает, что он бывший сотрудник военного НИИ, но и не афиширует сильно это обстоятельство. На экзамене, в ограниченное время, он ответил в быстром темпе на семьсот вопросов. Вообще, госбезопасности, которую в последние годы пинает каждый, кому не лень, надо сказать спасибо хотя бы за одно ее&127;дело, а именно: она вырастила в своих рядах людей, позднее вошедших в элиту хайтековского бизнеса. Кроме Касперского, это, например, Владимир Каталов, основатель компании Elcomsoft, программиста которой Склярова судят сейчас в Америке. Математик Сергей Цуканов, позднее основавший мощную российскую компанию «КомпьюЛинк», имеющую сеть магазинов в Москве, кстати, читал Касперскому лекции по математике именно в школе КГБ… Каких—то имен мы, возможно, до сих пор не знаем.
       Из военного НИИ Касперский ушел в перестроечном 1989 году. Первым делом он отпустил длинные волосы, а вторым затеял собственное дело (сначала под крышей компании КАМИ, которая приютила молодого программиста). Сейчас, когда компания вышла на мировой рынок, а Наталью Касперскую приглашают в Кремль, тот начальный бизнес кажется наивным и допотопным, как какая—нибудь ручная прялка: жена создателя антивируса (он назывался тогда «Минус V» — минус вирус) сама стояла за прилавком, программу продавали на дискетках, потом появились самодельные картонные коробочки… Эти коробочки со временем превратились в эффектную упаковку, снабженную стильным дизайном. Касперский первым в России стал делать из компьютерной программы — набора цифр, записанных на дискету или диск, — стильную вещь, которую приятно держать в руках. В том первом, изначальном дизайне основным образом было лицо Давида, вылепленное Микеланджело, — имелось в виду противоборство небольшой, но решительной и смелой российской компании с Голиафом — монстрами и гигантами мирового рынка. Теперь символ компании — киберзонтик, защищающий пользователя от вирусного дождя.
       Сегодня Лаборатория Касперского — полноценный игрок, с которым считаются мощные американские компании, такие, как знаменитый и огромный Symantec, заполонивший весь мир своим громоздким продуктом Norton Antivirus. Предложения продать дело или перейти на работу в западную компанию Касперский получал не раз и на все отвечал отказом. Он не видит себя участником чужой игры, винтиком большой иностранной корпорации. Он принадлежит к тем счастливым людям в России, которым удалось с нуля создать собственное успешное дело, — и это наслаждение и свободу он вряд ли променяет на спокойный, обеспеченный быт высокооплачиваемого программиста где—нибудь в Силиконовой долине.
       Миф, клубящийся вокруг него, заставляет его, возможно, несколько менять свою жизнь, чтобы соответствовать этому мифу. Прежде он мог, например, таинственно исчезнуть из офиса на несколько дней — тут же ползли слухи, что Касперский продумывает новую версию своего антивируса, тогда как на самом деле он лежал на диване и запойно читал Толкиена. Теперь, когда маленькая компания друзей превратилась в корпорацию со своими правилами и дисциплиной, такие исчезновения невозможны, но все равно Касперского можно встретить посредине зимы с эффектным загаром — это он возвращается с гор, где отдыхал от вирусов и антивирусов, катаясь на горных лыжах. Бары, стейки и алкоголь тоже принадлежат к числу тем, которые с ним можно обсуждать. Интервью мне он давал, например, в баре B. B. King, находящемся в глубине двора на Самотеке. Напиток, которым закончился тот незабываемый вечер, горел в стакане синим пламенем — это был коктейль B—52, состоящий из водки и ликера. Касперский собственноручно поджег его зажигалкой.
       По натуре он — чемпион. Его антивирус AVP, защищающий мой компьютер, так же как тысячи компьютеров в разных странах, способен определить и уничтожить 55000 вирусов — цифра, потрясающая воображение. О других антивирусах он говорит иногда уважительно, иногда пренебрежительно, но в любом случае в его голосе слышится уверенность человека, который играет в высшей лиге, — и не просто играет, а выигрывает.
       За компьютером Касперский сидит, как виртуоз за роялем, — руки летают с невообразимой скоростью, курсор прыгает по строкам программного кода, на лице уверенность и спокойствие. В мире нет программиста, способного написать вирус, который Касперский не препарировал бы за несколько минут. Он знает это. Он гордится этим. Но смягчает свою гордость иронией, говорит о себе не как о великом борце с компьютерной заразой, стоящем на переднем крае хай-тека, а как об ассенизаторе, чистящем цифровой мир от грязи.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera