Сюжеты

СОН В БЕЛУЮ НОЧЬ

Этот материал вышел в № 67 от 17 Сентября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Расстояние от Питера до Санкт-Петербурга измеряется шагами президента Политическое затишье летней поры относительно. Определенные круги, действуя по принципу «природа не терпит пустоты», оживили мертвый сезон отпусков очередным обсуждением...


Расстояние от Питера до Санкт-Петербурга измеряется шагами президента
       
       Политическое затишье летней поры относительно. Определенные круги, действуя по принципу «природа не терпит пустоты», оживили мертвый сезон отпусков очередным обсуждением фатальных петербургских мифов: объединение Санкт-Петербурга и Ленинградской области и придание Петербургу статуса российской столицы. И хотя обе идеи уже не первой свежести, на этот раз (как, впрочем, и во всех остальных случаях) удалось вдохнуть в них новую жизнь
       
       Путешествие из Москвы в Петербург
       Официальных планов переноса столицы из Москвы в Петербург не существует. Тем не менее новое петербургское мифотворчество крепнет, и причиной тому — благодатная почва приближающегося 300-летнего юбилея города. К юбилею, как и положено по давней российской традиции, намечены приличествующие случаю подарки. Масштаб события нешуточный: действо замышлено как всемирное празднество, подготовку к нему патронирует лично Владимир Путин. Соответственно, и подарки должны быть царские.
       Если президент с выбором столичного града еще не определился, то общее направление политики Центра позволяет говорить о том, что в какой-то мере столичный статус городу в честь его 300-летия все же будет преподнесен. К примеру, размещением на берегах Невы парламента Союза России и Белоруссии, выборы которого намечены на будущий год. А возможно, и переселением в Санкт-Петербург российского парламента.
       Традицию по размещению в северной столице парламентариев прослеживают с 1993 года, когда Межпарламентская ассамблея СНГ была расквартирована в Таврическом дворце. Теперь, по словам госсекретаря Российско-белорусского союза Павла Бородина, в Петербурге планируют построить парламентский центр союза (что будет стоить, возможно, около 2 миллиардов долларов).
       К планам переноса на невские берега Госдумы и Совета Федерации лидеры обеих палат относятся по-разному: если Егор Строев против, то Геннадий Селезнев – за. Вероятно, сказывается питерское происхождение думского спикера. Это вполне соответствует версии, популярной среди чиновников петербургской администрации. По ней «питерские москвичи», которых немало в окружении Путина, лоббируют идею переноса столицы, мотивируя это тем, что нелегко построить вожделенную властную вертикаль на обжитом московской бюрократией месте. Приводят в качестве аргументов действия управления делами президента РФ, которое заинтересовалось покупкой земельных участков в Петербурге, ускоренными темпами ведет реконструкцию Константиновского дворца на берегу Финского залива – будущей морской резиденции президента.
       Московский и питерский градоначальники высказываются об идее переноса столицы с нарочитой сдержанностью. Владимир Яковлев говорит, что в Петербурге «найдется много территорий для федеральных объектов». Юрий Лужков заявляет, что предложения о переносе столицы его «не пугают», при этом, правда, пугая общественность многомиллиардными затратами на осуществление таких планов.
       Понятно, что статус столичного города требует колоссальных вложений на развитие инфраструктуры, дорог, транспортной сети. В то же время этот статус приносит свои дивиденды: рост инвестиционной и деловой привлекательности. Правда, столичный статус приносит не только доходы, содержание столицы само по себе стоит недешево. Москве начиная с 1999 года из федерального бюджета не выплачено ни копейки субвенций (компенсации затрат на выполнение столичных функций), а это, по данным московской мэрии, обходится в миллиарды.
       
       Столица областного масштаба
       Помимо программы-максимум: переезда в Петербург российской столицы, уже много лет в городе витает и другая идея: объединение в один субъект Федерации Санкт-Петербурга и Ленинградской области. То есть создать на невских берегах пусть не государственную, так хотя бы региональную столицу.
       Этот фантом ведет родословную еще со времен правления Анатолия Собчака. Тогда в городском Законодательном собрании даже была создана специальная временная комиссия по взаимодействию с законодателями области. А в 1996 году во время городских губернаторских выборов областной губернатор Александр Беляков вступил в предвыборную борьбу под лозунгом объединения. Позже, после избрания градоначальником Владимира Яковлева, в том же 1996 году Беляков, претендующий теперь уже на повторное избрание губернатором Ленинградской области, подписал с Яковлевым договор о поэтапном объединении. Но в кресле губернатора его сменил Вадим Густов. Осенью 1998 года уже сам Густов, только что назначенный первым вице-премьером, заявил, что идея объединения получила «добро» от Бориса Ельцина. Но вице-премьерство Густова было недолгим, а осенью 1999-го губернатором Ленинградской области стал Валерий Сердюков, который относится к идее объединения крайне отрицательно.
       Владимир Яковлев объединяться по-прежнему готов, правда, не раньше 2003—2004 годов, когда истекает срок его второго губернаторства. Появление на карте нового федерального образования сулит ему возможность продолжить губернаторскую карьеру уже руководителем нового субъекта. Сердюкова это, напротив, не устраивает: его двухсрочный губернаторский ресурс будет к тому времени еще не исчерпан.
       Сердюков отметает все намеки на то, что Петербург увеличит инвестиционную привлекательность Ленинградской области. Он приводит цифры, которые свидетельствуют о том, что Ленобласть, имеющая выход к Балтийскому морю и граничащая с Евросоюзом (Финляндией), и так вышла в число лидеров по иностранным инвестициям среди российских регионов. В ход идут ссылки и на историческую преемственность: в 1800 году указом императора Александра I Петербургская и Московская губернии были образованы отдельно от столиц.
       
       Нормальные герои всегда идут в обход
       Кроме проблем историко-мифологического свойства, в Санкт-Петербурге не утихают страсти и в связи с вещами вполне конкретными. Например, по поводу городских «строек века»: строительством комплекса защиты города от наводнений и кольцевой автодороги. Но если с дамбой в Финском заливе, как уже стало ясно, к 300-летию не поспеть, то стремление уложиться в сроки со строительством кольцевой автодороги налицо.
       Строительство КАД идет полным ходом. Курирует его по аналогии с другими юбилейными петербургскими программами президент Путин. Окончательный проект дороги, правда, еще не готов, его ждут только к концу года. Тем не менее работа кипит. Вот-вот планируют сдать первый участок КАД протяженностью 24 километра.
       Все бы ничего, но вот граждане, как это бывает нередко, высказывают недовольство. Даже протестуют. Например, в районах Ржевка и Троицкое поле, где дорога частично пройдет по территории города и придется расселять около тысячи квартир.
       То, что городу нужна кольцевая дорога, понимают все. Она не только отведет транзитные транспортные потоки, но и часть внутригородских, разгрузив до невозможности перегруженный центр. По расчетам, доля транзита на КАД будет относительно невелика: всего 12%, остальные 88% — городской транспорт. Вот почему дорога максимально приближена к городу. КАД нужна Питеру как воздух. В самом буквальном смысле слова. По прогнозам транспортников и экологов, если будет разгружен центр города, уменьшится число транспортных пробок, и загазованность воздуха может снизиться на целых 30%.
       Этим убийственным аргументом администрация кроет всех сомневающихся в строительстве, даже если они рассуждают вполне здраво: незачем гнать стройку к юбилейной дате, как это было в годы «развитого социализма», надо как следует просчитать и обмозговать проект. «Некогда», — отвечает администрация в лице губернатора, вглядываясь вдаль из-под козырька оранжевой строительной каски.
       
       Реальность фантастического мира
       Но стройки стройками и мифы мифами, а каждая идея, помимо филологической составляющей, имеет свое прикладное политическое значение. И определенные результаты здесь налицо. Если два-три года назад над Петербургом довлела мрачная слава криминальной столицы России, сегодня центр тяжести сместился в сторону возвышенного облика столицы культурно-дипломатической.
       За время президентства Владимира Путина город испытал прямо-таки нашествие руководителей иностранных держав. Некоторые направлялись туда, даже минуя Москву. Кто только не побывал на берегах Невы за последние двенадцать месяцев — от президентов и премьер-министров до королей и диктаторов.
       Желанное следствие международной популярности города: рост его инвестиционной привлекательности. По данным комитета внешних связей администрации Санкт-Петербурга, в течение первого квартала этого года, загруженного визитами зарубежных вип-персон, объем инвестиций вырос на 200 миллионов долларов.
       Возросший престиж города вызвал невиданный уже долгие годы туристический бум. К примеру, огромные очереди в Эрмитаж, чего не наблюдалось, пожалуй, последние пять-шесть, а то и восемь лет. По данным петербургской администрации, число иностранцев, горящих желанием попасть в Петербург, достигло трех миллионов, и на такую ораву туристов катастрофически не хватает гостиниц. Чтобы решить эту проблему, губернатор срочно принял специальную адресную программу гостиничного строительства, за реализацию которой засели чиновники вместе с инвесторами…
       А что до мифов, то какими бы фантастическими ни казались замыслы петербургской администрации по возвеличиванию родного города, менталитет петербуржца принимает их с готовностью.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera