Сюжеты

ВРАТАРЬ БЕРЕТ ВЗЯТКИ МЯЧАМИ

Этот материал вышел в № 67 от 17 Сентября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Юрий Сафроновсобкор в Париже

А за державу обидно... Я вижу только его спину и оттопыренные уши. Надпись на черной майке – почти как адрес: «Nigmatoulline 1» (еще парочка таких матчей, как с «Тиролем», – и об этом можно будет подумать)… Перед матчем с «Андерлехтом»...


А за державу обидно...
       


       Я вижу только его спину и оттопыренные уши. Надпись на черной майке – почти как адрес: «Nigmatoulline 1» (еще парочка таких матчей, как с «Тиролем», – и об этом можно будет подумать)…
       
       Перед матчем с «Андерлехтом» объявили минуту молчания. На стадионе еще почти никто ничего толком не знал. Здесь, на «Динамо», была своя игра — такая незначительная (как потом оказалось) на фоне того, что произошло там. Вечером после матча Нигматуллин, наверное, залезет в интернет, в общении с которым проводит почти все свободное время, и все узнает. А пока — игра. И нельзя думать о том, что вне поля…
       
       Главное сегодня — чтобы у нашего кипера все нормально было с руками. Вратаря же кормят руки. Еще ноги, и уж совсем редко – голова. Случаи, когда вратарь играет головой, очень редки…
       Когда команды разобрались с воротами, фотографы – важные и в основном упитанные, с огромными кофрами, перекинутыми через плечо, – ломанулись за ворота бельгийского вратаря Филиппка Де Вильде. Только я и еще одна пожилая дама в локомотивском шарфике пошли любоваться спиной Нигматуллина. Народ на трибунах страшно засвистел. Они приняли нас за предателей.
       Я подумал: ну мне репортаж писать, у меня задание такое — смотреть только за Нигматуллиным. А ты-то чего лезешь? Что, хочешь увидеть, как ему забивают? В общем, поддался влиянию толпы…
       Руслан занял рамку. Народ, который свистел, стал орать: «Руслан! Руслан!»
       Но слава не повисла гирями на его ногах. Он довольно легко, как в балете, прыгнул, щелкнул в полете бутсами и мягко приземлился.
       
       Первый тайм
       20.01. 1-я мин. Первый удар по нашим воротам. Мяч пролетел чуть выше, но Нигматуллин на всякий случай вытер в прыжке крестовину. Сразу начал атаку (когда мальчик, напуганный его «Дай! Да-а-ай!», выбросил мяч на поле) и пошел к линии штрафной. Оттуда лучше видно игру.
       Нет ничего интереснее, чем наблюдать за вратарем. Вратарь похож на кошку, и на перпетуум-мобиле, и еще много на что.
       Когда мячик близко к его воротам, он пятится, как рак, разрезает клешнями воздух и слегка подпрыгивает, как любознательный кузнечик. Только мяч отлетает в сторону неприятельских ворот, кипер выпрямляется, приставляет руки к бокам и меряет передний край штрафной мелкими шажками. Смотрит вперед, и ничего, кроме мячика, этого нежеланного гостя, которого он ни за что не должен пустить в свой дом, крытый белой сеточкой, кажется, не видит…
       Ни зрителей, гоняющих «волну», ни фотографов, что выпускают на волю свет из своих аппаратов, ни тренера, который прыгает, как дикая обезьяна, у кромки поля…
       13-я мин. Штрафной в нашу сторону. Руслан постучал бутсами о левую штангу. Подпрыгнул. Зачем-то плюнул на перчатки. Принял стойку. А бельгийский детина в голубой майке даже не попал в створ.
       …Через минуту боевик по фамилии Хендрикс кивнул головой, от головы отлетел мячик и приземлился за линией нигматуллинских ворот.
       Вратарь достал мяч из сетки, выбросил вперед. А потом уже только слегка развел руками. Даже не выругался.
       В общем, без гнева. Он вообще не актер. Так и говорит: «Не люблю позировать. Я же не фотомодель».
       А то, что в каждом втором выпуске спортивной газеты выходит интервью с Русланом, так это его общественная нагрузка...
       Когда наши сравняли счет на 19-й, он вскинул руки, как гладиатор, только что прикончивший противника. Подошел к воротам, сложил руки домиком, что-то шепнул и коснулся перекладины. Наверное, такой ритуал.
       Вратарь не видит лица другого вратаря, но ему нравится чувствовать, что у другого вратаря гримаса страдания на лице. Вратарь точно знает, когда это бывает. За пять минут оба вратаря примерили обе маски.
       26-я мин. Отыгрался с защитником Игнашевичем. Бельгиец выступил в роли «собачки». Кроме гола, это было одно из немногих развлечений для Руслана. За весь матч ему раз пять пришлось вступить в игру, четырнадцать раз коснуться мячика (общее время владения мячом что-то тридцать шесть с половиной секунд) и пару раз крикнуть.
       А так – топтался у линии штрафной и нюхал душистую травку. Запах сильный стоял, даже в трех метрах от поля. Наверное, это приятно – каждый день нюхать травку. А когда падаешь — еще больше кайфа. Снизу, ближе к поверхности, запах сильнее…
       33-я. Торопит мальчиков. Наверное, чувствует, что у команды кураж. И полевые чувствуют, что он чувствует. Сразу там опасно пробили у ворот Филиппка. Я видел, кто-то из бельгийских болельщиков на трибуне схватился за сердце. Потом громадный лось Грассон пробил с пяти метров головой. Никто не мешал бельгийцу, но Руслан поймал мяч. А через минуту, на 43-й, неудачно выбил – прямо в ноги лысому сопернику. Потом чего-то крикнул Дрозду. А Дрозд зачем-то постучал ладошками себе по голове. Странное действие. Если человек плохо выбил мяч, то это еще не значит, что надо стучать по голове…
       На последней минуте тайма содрогнулась чужая перекладина, а Нигматуллин даже за голову не схватился. Железные нервы.
       И через секунду убежал от меня на противоположную сторону поляны. В раздевалку.
       
       Второй тайм
       В перерыве какие-то люди ходили и проверяли качество травы. Топтали ее, щупали, пробовали на зуб. Один нашел в воротах, которые предстояло во втором тайме защищать Нигматуллину, какую-то тряпочку. Филиппок бросил. Тряпочка могла быть заколдованной, чтобы его сглазить. И этот клерк выбросил ее совсем недалеко, прямо за ворота.
       Но наш воротник знал, что делать. Как только вышел на поле, приложил руки к лицу, что-то шепнул, коснулся груди. Потом подошел к левой штанге, коснулся ее кончиками пальцев, приложил руки к лицу, что-то шепнул. Потом – к правой, и уже ничего не шептал и не прикладывал…
       И вы знаете, помогло. Бельгийцы Руслану так больше и не забили…
       Спортсмены — страшно суеверный народ, все знают. А Нигматуллин еще и верующий. Такая причудливая смесь. Молится, свинину старается не есть (если знает, что это свинина), в мечеть иногда заходит. В машине висят четки с прикрепленным на них медальоном. Он говорил мне, что это аналог христианской иконки «Спаси и сохрани»…
       49-я. Угловой у наших ворот. Капитан команды Чугайнов кричит Нигматуллину:
       — Сюда не лезь!
       — А я и не лезу, — обиделся Нигматуллин.
       — Все, — тоном победителя бросил Чугайнов (мол, молодец, так бы и сразу, и вообще вопрос закрыт).
       На 57-й нам чуть не забил негр из «Андерлехта».
       Спустя несколько минут наши встретили этого негра как следует. Он прошел троих защитников и уже надвигался на Руслана, но тут двое наших бравых парней догнали его и зажали в коробочку так, что он даже взвизгнул падая. Лежа на траве, взглянул на судью – судья сделал лицо кирпичом и убежал в центр поля; взглянул на Руслана — Руслан его даже не пожалел. И защитников не отругал.
       Моралисты не играют в Большую Игру.
       И тогда негр всхлипнул, провел кулачками под глазами, встал и поплелся к своим, как побитая собака…
       86-я. Момент истины.
       Как он вытянул этот мяч, непонятно. У-ух, какой сложный мяч! Пожилая дама с шарфиком «Локомотива» захлопала в ладоши:
       — Солнышко! Русланчик!
       ...Свисток. Нигматуллин покинул свой домик, крытый сеточкой, и в центре поля пожал следующие руки: руку Дроздова, руку коллеги Филиппка, руку судьи со смешной фамилией Хринак. Похлопал зрителям и был таков…
       Бывал и лучше.
       

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera