Сюжеты

ТО, ЧТО ЛЕТО ОБЕЩАЛО

Этот материал вышел в № 68 от 20 Сентября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Наши люди везде. Наши люди едут в лифтах. Наши люди плещутся в бассейне. Наши люди носят наши майки: белый фон, черные буквы, голубое О. Теперь даже малограмотный и/или аполитичный отдыхающий в «Дагомысе» знает, что есть такая газета —...


       


       Наши люди везде. Наши люди едут в лифтах. Наши люди плещутся в бассейне. Наши люди носят наши майки: белый фон, черные буквы, голубое О.
       Теперь даже малограмотный и/или аполитичный отдыхающий в «Дагомысе» знает, что есть такая газета — «Новая». И что она — Member of the Festival.
       «Новая газета» — информационный спонсор прошедшего в Сочи Первого Международного фестиваля детей и юношества «Золотая Ладья-2001».
       Потому нас тут так много.
       Приехали артисты из 10 стран—членов Черноморского экономического сотрудничества: Азербайджана, Албании, Армении, Болгарии, Греции, Грузии, Молдовы, Российской Федерации, Турции и Украины. Румыны, увы, не смогли. Две страны-наблюдатели, Египет и Израиль, прислали своих делегатов. 600 участников — музыкантов, танцоров, певцов от 10 до 16 лет — заполнили «Дагомыс» своими голосами, нотами, ритмами
       
       Мы с военным обозревателем «Новой газеты» Вячеславом Яковлевичем Измайловым привезли в Сочи ребят из многодетных семей, из детдома, из социально-реабилитационного центра, из Чечни. Еще — победителей поэтического и киношного конкурсов.
       Измайлов был руководителем, я — вожатой. Теперь-то я знаю, как веселить унылых, унимать буйных...
       За неделю чужие друг другу люди научились делиться — кремом для загара, камешками, местом в зрительном зале — не— важно, чем именно. Возникли общие шутки, слова и знаки. Общие — промахи, ошибки, обиды. Общие — победы, симпатии, знакомства.
       Не в этом ли суть любого из фестивалей?
       
       Наши соседи
       В эти дни «Дагомыс» похож на общагу института культуры. Только с удобствами.
       Египтяне супервежливы. Пять раз встретишь — пять раз спросят о делах.
       Турки репетируют до потери пульса. Отдыхающие. Ежедневно сорок ног топчут 12-й этаж — без музыки.
       Албанцы похожи на турок, но репетируют меньше. Зато — интенсивнее. Наш маленький Серега видел, как худрук за каждое неверное движение влеплял танцору подзатыльник.
       Украинцы шумны. Кучкуются — и начинают гэкать, шокать. Короче, смешат народ.
       Грузины делятся тем, что имеют: учат нашу Анюту танцевать лезгинку.
       Болгарки любвеобильны. Зацеловали Сережку до потери очков.
       А на русских поэтах висят гроздьями русские хористки. Вот что такое слава. А они еще не прочли ни одной строки...
       «Дагомыс» необъятен, как Булонский лес. Мои дети теряются в его аллеях. Ужас вожатого: вылавливать народ по одному — Мишку из компьютерного клуба, Тему из бассейна, Кольку из холла. Счастье вожатого: пересчитать своих по головам. Хорошо в лифте: дети стоят дружно, плотно — как пивные поллитровки в ящике.
       Теснота — мать порядка.
       
       Наши знакомства
       Обыкновенный израильский вундеркинд Артур Кац в день открытия фестиваля поставил на уши весь зал. Консерваторский мальчик, органист, тихоня забацал «I will survive» Глории Гейнер чуть ли не лучше ее самой.
       Израиль — страна-наблюдатель (то есть пока не член ПАЧЭС). Делегация — всего восемь человек. Отбирали придирчиво, жестко. Не везти же за тысячи километров первые попавшиеся ноги. «Всеизраильское объединение репатриантов» предпочло танцевальный ансамбль «Шоколад» и малыша Каца.
       Соседствовали в гладильной комнате. С евреями вообще сложно молчать. Хочется говорить с типичными интонациями и подтравливать анекдоты про Рабиновича.
       У Ларисы (учительницы танцев из Киева), руководительницы трио «Шоколад», свой репетиционный зал в Ашдоде.
       — Вот эта девочка из моего ансамбля «Грация» — очень сильная, — показывает фото в буклете. — В прошлом году ушла служить в армию...
       Там мало профессиональных артистов. Танцы, вокал, скрипки, флейты — все это исключительно для души и только до 18. После — учеба, армия, работа (порядок произволен). Это только в России можно жить искусством. В Израиле оно не кормит.
       Но с прежними упрямством и щедростью родители вкладывают капиталы в детей, зная, что это никогда не станет делом их жизни.
       
       Наши разочарования
       По праву принимающей стороны делегация Российской Федерации была самой многочисленной: «Ансамбль солистов» Московской консерватории, стипендиаты Фонда Спивакова и Большой детский хор.
       БДХ исполнил свою программу, гимн «Золотой Ладьи» и финальную песню, «Солисты» дали концерт. И только музыкантам Фонда Спивакова не повезло. Некоторые не вышли на сцену ни разу. Уезжали с тайным опасением, что на будущий год из регламента фестиваля академическую музыку могут исключить вовсе.
       
       Наши симпатии
       Молдаване были блистательны. И ансамбль «Кодрянка», и танцевальный коллектив «Вдохновение», и малышка Черникова с репертуаром Уитни Хьюстон. Казалось совершенно невероятным, что в таком крохотном тельце живет такой взрослый голос.
       Маленькая изящная ведущая вспыхивала на сцене и звонко кидала в зал:
       — Сейчас выйдут... Встречайте... Они уже здесь...
       За час выступления Валерка трижды сменила костюм и ни разу не повторилась, объявляя коллег-артистов. Ей сказали, что она будет вести, за два часа до концерта.
       Депутат молдавского парламента актриса Марина Подолян сама отбирала будущих участников фестиваля «Золотая Ладья-2001».
       — Был очень большой конкурс — 23 коллектива. Сюда приехали самые яркие. В танцоре или музыканте должно быть видно, что он не просто технику освоил. Но и что душа рождена.
       Были сомнения. Кого предпочесть — ребят из детдома, просто играющих на народных инструментах, или профессиональных музыкантов? Вот привезла детей из интерната № 3 города Кишинева. Может, это будут великие исполнители.
       Детская аудитория — одновременно самая благодарная и неблагодарная. Нельзя давать зрителю скучать. Только «отпустил» зал — все: дети теряют интерес, начинают шуршать фантиками, болтать с соседями. Они не прощают промахов. Не лицемерят: если не нравится, встают и уходят.
       
       Наши обиды
  
     За сутки до гала-концерта узнаем, что перед выступлением каждой делегации будут «30 секунд о стране». Нужны слова о России: пафосно-патриотические с налетом лирики. И желательно зарифмованные. Наш поэт Алексей Кащеев за полвечера слагает вирши. Его шестнадцать строк подвергнуты правке. Сокращены вдвое. Главный режиссер-постановщик «Золотой Ладьи» Тигран Экекян вырубает строку: «Кавказ объят сияньем предрассветным».
       Поэт Леша узнает, что такое цензура.
        Солистку «Соловьев Азербайджана» Севиндж Бабаеву на фестиваль не пустили. 23 августа, за день до открытия, девушку настигло 17-летие. Руководитель Горхмаз Ахундов в программе ничего не менял. Был отрывок из оперы «Лейли и Меджнун» Узеира Гаджибекова, что-то из Кара Караева, был ритмический мугам (инструментальная пьеса с элементами импровизации). Вместо Бабаевой пела другая.
       Вроде бы все в ажуре. А осадок-то остался.
       
       Наши открытия
 
      Программа Армении была самой отточенной. От первого взмаха до последнего шага.
       Хороши были музыканты, превосходна бальная пара. Изумительна была гуттаперчевая девочка — Аня Петросян.
      Зря говорят, что в ногах правды нет. У танцоров в них — истина. В танце — темперамент народа. Скажем, армяне: крепко сцеплены руками, шагают нерезко, ступают на пятку. Молдаване — легкие, разудалые, игривые. Грузины вскакивают на пальцы: шаг острый, дробный, колкий.
       Наши ребята — кистинец Зураб и чеченец Зелимхан — тоже так могут. Это признак настоящего кавказского мужчины. Талант произносить тосты и быть щедрым придет с возрастом. Как мудрость.
       
       Наши ошибки
       Ребята, что постарше, запали на одну девушку с Украины. Не влюбились, не очаровались — именно запали, как это бывает в пятнадцать: единовременно и массово. Она — продолговатая такая блондинка, талия — в полутора метрах от пола, бедрами фигурирует. Пацаны все разглядывали, во что сегодня их «бубочка» одета. Нарочно долго курили у лифта. Когда эта фря дефилировала мимо, запевали как бы невзначай:
       — Кохай мэни, кохай...
       А потом кто-то увидел на пляже, что у крали глупые глаза и не накачан живот. Прелесть рассеялась, как предрассветное сиянье над Кавказом.
       Пацаны стали любить маленьких спортивных брюнеток. Из турецкой делегации.
       
       Наши радости
       Морские развлечения. Моих детей так много, что, кажется, если все разом погрузятся в море, оно выйдет из берегов. Вон Алка с Наташкой плещутся второй час. Дашка лежит: не обгорела бы...
       Серега, Андрюха и Санька ныряют с разбега.
       — Рыбкой можешь? — кричат мне из воды.
       Вообще-то не могу. Но я же вожатая. Ребята берут меня «на слабо». Рыбкой падаю с волнореза.
       Рита и Мадина на третий день устали от моря. Оккупировали бассейн. Там был замечен и выловлен ногосведенный Макс Покровский. Отвертеться не смог, наставил закорючек в девчачьи блокноты.
       А наш маленький Серега успевал многое сразу: назначить баскетбольный матч грекам, улыбнуться албанкам, приобнять болгарок, потереть о жизни с турками, ангажировать ласты у приятеля, попутно хвастанув очередным трофеем — вымпелом или ручкой...
       Фигаро — просто фраер.
       
       Наши удачи
       Красивые камушки. Мы хватались за них, как на распродаже: так много всего — и даром. Полпляжа растащили на сувениры.
       Послушные дети. В сущности, они были добры к нам. Зураб научил драться, Колька подарил деревянную ложку, Димка не заставил нервничать. И даже вагон поезда на Москву они штурмовали как-то организованно.
       Главная удача — щедрые люди: Владимир Аверченко, Сергей Широков, Александр Кашицын, Марина Аверьянова и многие другие, кто помог «Новой газете» вывезти наших ребят на фестиваль «Золотая Ладья».
       В последний вечер, накануне отъезда, перед входом заиграли барабаны, и армяне, грузины, албанцы, турки, украинцы сцепились в круг и принялись танцевать.
       Было неважно, чьи руки обнимают тебя, кому ты сейчас улыбаешься, как ты движешься. Важно — что вместе.
       
       P.S.
       Лето — это лучшая часть хорошей жизни. Тогда, в «Дагомысе», эта жизнь была. Мы вернулись совсем в другую.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera