Сюжеты

ВТОРОЙ ВЬЕТНАМ, НО ЕЩЕ БЕССЛАВНЕЙ?

Этот материал вышел в № 69 от 24 Сентября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Открытое письмо американскому президенту российского ветерана войны в Афганистане УВАЖАЕМЫЙ ГОСПОДИН ПРЕЗИДЕНТ США! За 9 лет и 2 месяца нашей войны в Афганистане через нее прошли около миллиона советских солдат, офицеров и гражданского...


Открытое письмо американскому президенту российского ветерана войны в Афганистане
       
       УВАЖАЕМЫЙ ГОСПОДИН ПРЕЗИДЕНТ США!
       За 9 лет и 2 месяца нашей войны в Афганистане через нее прошли около миллиона советских солдат, офицеров и гражданского персонала, обслуживавшего войска. Я прибыл в Афганистан в сентябре 1985 года на должность заместителя командира батальона и прослужил там более двух лет.
       Около 15 тысяч наших ребят погибли за девять лет. Это официальная цифра, и она близка к истине. Сколько погибло за это время афганских граждан — вряд ли кто-то может сказать точно. Называли цифру один миллион человек. Если это так, значит, каждый шестнадцатый — афганец...
       
       Нас везли в Афганистан, как скот на бойню
       Что в Афганистане нам никогда не добиться успеха, можно было понять уже на пересыльном пункте в Ташкенте. Шел 1985 год. Пять лет шла эта необъявленная война, а здесь все было в липкой пыли, грязи и цементе. Давящей грязью ташкентской пересылки Родина унижала и пугала нас. Было ощущение, что все мы должны смешаться с этой грязью и превратиться в эту пыль.
       На военный аэродром в Тузеле под Ташкентом привозили ночью. До утра, а то и до обеда держали в отстойнике. Брюхо «Ан-12» забивалось измученными бессонной ночью людьми, как скотом, предназначенным для бойни.
       Те, кто крепко выпил или у кого были проблемы с сердцем, могли не долететь живыми — такое на моей памяти случалось не раз.
       Но у вас-то, ценящих жизнь своих сограждан, конечно, такого не может быть?
       
       За что требовалось умирать в Афганистане
       На военном аэродроме в Ташкенте нас провожал лозунг, гласивший, что мы едем в Афганистан с двойной миссией: защищать южные рубежи России и исполнять интернациональный долг. Такой же лозунг нас встречал на пересылке в кабульском аэропорту.
       Пропаганда, какой бы узколобой она ни была, каких-то результатов все же достигает.
       У меня до сих пор хранится предсмертная записка солдата, окончившего жизнь самоубийством. Это произошло под Кандагаром в середине ноября 1985 года. Солдат подорвал себя гранатой в восьмистах метрах от места нашей временной дислокации. Вот эта записка:
       «Я стал трусом. Такие, как я, не должны жить. Только об одном очень прошу вас: сообщите моей маме, что я погиб как герой».
       Я попросил замполита роты исполнить просьбу солдата.
       
       Чего добились
       Так называемая Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА) во времена своих лидеров Тараки и Амина контролировала примерно 13% территории страны. С вводом советских войск под нашим с НДПА контролем было в лучшем случае 20—22% территории. В основном это та часть страны, которая располагалась вдоль автомобильных дорог.
       Вся остальная территория считалась под контролем оппозиции, или, как у нас называли, душманов. И наши авиация и артиллерия ее беспрерывно утюжили.
       Фактически мы, военные, безразлично относились к тому, что на этой, не подконтрольной нам территории живут люди — в сущности, простые афганские крестьяне со своими большими семьями.
       Американцы куда менее равнодушны?
       Двадцати лет с небольшим старший лейтенант Мурад Тлюстен командовал разведротой в Афганистане, был тяжело ранен, награжден двумя орденами Красной Звезды и представлен к званию Героя Советского Союза.
       После очередной бомбардировки не подконтрольной российским войскам территории старший лейтенант Тлюстен с группой разведчиков должен был доложить о количестве уничтоженных душманов.
       Он пробрался с разведчиками в селение. И увидел жуткую картину — результат работы нашей авиации. Из развалин домов афганцы вытаскивали своих убитых детей и хоронили их. Когда они увидели советских солдат, приостановили работу и безропотно приготовились принять смерть. Молодой советский офицер бросился перед ними на колени и стал кричать, что, если сюда снова прилетят советские самолеты, он сам будет в них стрелять…
       Американцы намного уравновешеннее?
       Как-то в пустыне перед Кандагаром подорвались две афганские грузовые машины с большим количеством товара. Раненых афганцев вывезли в госпиталь. Наши солдаты просто так, ради интереса, стали постреливать в эти разбитые машины, и они в конце концов сгорели вместе с товаром.
       Представитель службы безопасности провинции Кандагар — афганец по имени Джабар — сказал мне, российскому офицеру, следующее:
       — Вы здесь воюете уже шесть лет. В 1979 году вас принимали доброжелательно, с уважением, как воинов великой страны. А сейчас вас бьют все, не только душманы, потому что вы ведете себя как враги всего афганского народа. Те машины с товаром, которые вы сожгли, кормили несколько афганских семей. А в каждой семье по десять и больше детей. Поэтому минимум 150 человек твои солдаты оставили без куска хлеба. Куда идти этим людям? Они уйдут в душманы и будут вас бить.
       Я попросил Джабара убедить пострадавших подождать некоторое время, чтобы я успел решить вопрос о компенсации со своим начальством.
       В конце концов, и в этом, и во всех подобных случаях я брал ответственность на себя. За нанесенный афганцам ущерб мы расплатились топливом, мукой, сахаром, рисом.
       Конечно, у США ассортимент богаче — чтобы расплатиться...
       Афганцы часто по отношению к советским колоннам поступали избирательно. Подкарауливали и обстреливали тех, кто стрелял по людям, давил людей и домашний скот, отстреливал верблюдов…
       Дай бог, чтобы наш печальный опыт помог американцам отказаться от массированного вторжения в Афганистан.
       Борьбу с терроризмом должны вести спецслужбы. Специальными методами, тихо и спокойно.
       Когда же первые американские бомбы, не желая того, поразят мирное население, против них поднимутся все. За смерть своих близких обратят оружие против американских солдат не только талибы, но и антиталибский Северный альянс. Гробы, пришедшие в Америку, породят антивоенные настроения. Это даст Америке второй, еще более бесславный Вьетнам.
       Что касается России и стран СНГ, они обязаны помочь Америке в борьбе с терроризмом силами разведки и дипломатии. А предоставлять свою территорию для массированных, беспорядочных и приводящих к обратному эффекту бомбардировок — это преступление и против своего, и против американского народов.
       Об этом как российский офицер, прошедший и Афганистан, и Чечню, я обязан сказать тем, кто принимает сегодня решение в Америке.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera