Сюжеты

ЭКОЛОГ СТАНЕТ ШПИОНОМ, КОГДА ШПИОН — ЭКОЛОГОМ

Этот материал вышел в № 69 от 24 Сентября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Иногда мы бываем чрезвычайно доверчивы. (Открываем досье КГБ. По сути, не меньшее достояние, чем коллекция «Эрмитажа». Только со знаком «минус».) Иногда бываем глупо подозрительны. (Когда в открытые архивы приходят иностранцы, спрашиваем:...


       
       Иногда мы бываем чрезвычайно доверчивы. (Открываем досье КГБ. По сути, не меньшее достояние, чем коллекция «Эрмитажа». Только со знаком «минус».)
       Иногда бываем глупо подозрительны. (Когда в открытые архивы приходят иностранцы, спрашиваем: «А что вам здесь надо?»)
       Но никогда не бываем адекватны...
       
       Виза аннулирована
       У Тобиаса Мюнхмайера (Tobias Muenchmeyer), координатора ядерной компании немецкого отделения «Гринписа» (Greenpeace), буквально «отняли» российскую визу, которую он получил 28 декабря 1999 года.
       Виза была выдана в российском посольстве в Берлине и действительна в течение 32 дней с 1 января 2000 года.
       Но 30 декабря Тобиасу позвонили домой из посольства и попросили, чтобы он немедленно явился. Возникли, мол, какие-то проблемы с его визой.
       На следующий день в праздничное пустое представительство России отправился турагент Тобиаса.
       «Устранить проблему» взялся господин Крюков. Он просто поставил на визу штамп с надписью «Аннулировано».
       По смешному стечению обстоятельств в те же минуты подал в отставку Борис Ельцин, а и.о. президента РФ стал Владимир Путин.
       
       Немецкий аспирант в России
       Тобиас Мюнхмайер впервые приехал в Россию в 1990 году. Студенту политологического и филологического факультетов Берлинского свободного университета нужна была практика в русском языке.
       В наш язык Тобиас влюбился еще в Германии, а вот в Россию — здесь.
       Здесь же в 1991—1992 гг. продолжил обучение русскому языку и научную деятельность. Для своего профессора Тобиас собирал газетные материалы на тему коммунальной политики в Москве.
       В 1994 году он вновь приехал в столицу России писать диссертацию «Политическая системная трансформация в Москве. Эмпирический анализ конфликта строительства Северной ТЭЦ», которую с отличием защитил в Берлине.
       Весной 1995 года Тобиас стал одним из организаторов (как работник Фонда Бёлля) конференции в Киеве, посвященной десятилетию чернобыльской трагедии.
       Затем Мюнхмайер работал в Москве. Потом приезжал просто в гости.
       Последний раз он побывал у нас в ноябре 1998-го.
       Российские власти ссылаются на 27-ю статью закона «О порядке въезда в Российскую Федерацию и выезда из РФ», в которой сказано: «...Въезд в Российскую Федерацию иностранным гражданам или лицам без гражданства не разрешается в случаях, если: 1) это необходимо в целях обеспечения безопасности государства...»
       Уполномоченный адвокат в Москве два раза обращался в суд, в том числе и в Московский городской. Оба раза его жалобу отклонили. МИД ссылался на эту самую статью и на то, что Тобиас — представитель «Гринписа». Объяснить, каким образом его профессиональная деятельность связана со статьей 27, представители МИДа отказались. Судебные слушания продолжаются.
       
       Странно, страшно и комично...
       Тобиас удивляется, почему в течение двух лет ему не дают право на въезд в Россию. При этом сам же объясняет эту несправедливость.
       Вот что он пишет (стиль Тобиаса не изменен):
       «Я эту страну, и Москву в частности, безумно люблю и страшно скучаю по своим московским друзьям. Я ничего не сделал или делаю, чтобы вредить Российскому государству или народу. Все, что я сделал и продолжаю делать, — это критиковать отдельные действия российского правительства, и в частности Минатома, которые противоречат моим экологическим взглядам и таким же взглядам моей организации «Гринпис». Я это делаю открытым и демократическим образом. К сожалению, кажется, что с 1999 года государственная власть принимает разные антидемократические меры, чтобы избегать этой критики.
       Особенно интенсивно я критиковал в течение последних двух лет намерения российского правительства изменить российские законы, чтобы разрешить импорт ОЯТ из зарубежных АЭС в Россию. Я считаю подобные импорты очень опасными с экологической точки зрения и крайне аморальными как со стороны экспортеров, так и со стороны импортеров.
       Особенно странно, страшно и комично одновременно звучат в этом контексте знаменитые слова Владимира Путина, сказанные им в Канаде относительно его симпатии по отношению к экологам, и то, что он сам собирается присоединиться к ним, как только закончится его срок».
       ...Недавно я написал статью о норвежской независимой экологической организации «Беллуна», работников которой не раз обвиняли в шпионаже против России. После этого материала ко мне обратился студент датской школы журналистики. Он приехал в Россию писать дипломную работу на тему миграции военных моряков ВМФ РФ. О том, что они делают после увольнения.
       С кем бы он ни заговаривал на эту тему, интересуясь переквалификацией бывших офицеров, их зарплатами и т.п., ему отвечали, что сначала его вопросы должны пройти проверку на секретность или что он может разговаривать только с теми морскими офицерами, у которых закончился срок пятилетней секретности.
       Конечно, он находит информацию и без бюрократической бессмыслицы начальства (пресс-секретарь ВМФ Игорь Дыгало вместо ответов на вопросы подарил ему книжку «На службе океанскому флоту. 1946—1992»).
       Помогаем ему мы, всезнающие журналисты, и некоторые «нормальные» моряки, плевавшие на секретность в тех случаях, когда она не имеет смысла.
       В экономической географии есть такой термин «качество населения». Так вот, если «качество» работников дипломатической службы и службы безопасности России не изменится, то и датского студента постигнет участь Мюнхмайера.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera