Сюжеты

«ЛАКМУСОВАЯ» ОБЛАСТЬ

Этот материал вышел в № 69 от 24 Сентября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Пенза как пример реального экономического роста России Устойчивый рост, который демонстрирует в последнее время экономика России, воспринимается с недоверием. Политэкономисты склонны считать, что есть только игра цифр и крайне выгодная...


Пенза как пример реального экономического роста России
       


       Устойчивый рост, который демонстрирует в последнее время экономика России, воспринимается с недоверием. Политэкономисты склонны считать, что есть только игра цифр и крайне выгодная конъюнктура мировых цен на нефть. Однако вместо теоретических дискуссий с ними я бы лучше вывез экспертов, в том числе скептической «Новой газеты», на денек-другой в Пензенскую область — самую обычную по российским меркам, можно даже сказать, «тестовую»
       
       Пензенская область занимает среднюю и западную часть Приволжской возвышенности, административно входит в Приволжский федеральный округ. Территория области — 43,3 тыс. кв. км, с запада на восток — 330 км, с севера на юг — 204 км. В области проживают 1,52 млн человек (в Пензе — 0,51 млн чел.). Сельское население составляет 35,7%.
       
       Область без экономических козырей
       Пензенская губерния (которая в этом году отметила 200-летие) для такого экономического диалога — пример из серии «лучше не придумаешь». В том смысле, что в ее лице мы имеем образец такой незамутненной экономической чистоты, который говорит сам за себя, и говорит предельно убедительно. Дело в том, что Пензенская область как бы даже типичнее типичного российского региона. Это, безусловно, Россия, но силою обстоятельств без полезных ископаемых и без гигантов социндустрии (вроде ВАЗа, Братского алюминиевого завода или Комсомольского-на-Амуре авиастроительного производственного объединения).
       Иными словами, в Пензенской области просто нет безусловных экономических ресурсов, которые несли бы в себе запас прочности. И в отсутствие таких экономических козырей любой рост, любое улучшение положения возможны только благодаря глубоким структурным изменениям рыночного характера. Любая положительная динамика приходит как результат большой и сложной работы всего экономического организма области, а не как следствие изменения конъюнктуры на какую-то сырьевую номенклатуру.
       И уж если в Пензенской области наблюдается подъем и рост, то тогда, извините-подвиньтесь, господа скептики, на нефтяное ценообразование это никак не списать. То есть придется-таки признать, что в экономике России происходят объективные позитивные процессы...
       
       Управленческая растерянность
       Нынешнее относительное благополучие Пензенской области (детально об этом — ниже) выглядит особенно удивительно в недалекой исторической перспективе. Если сопоставить сегодняшний день с той пропастью, в которой хозяйство области оказалось в середине 90-х, то впору действительно принять выдвигаемый некоторыми экономистами термин о «пензенском экономическом чуде». Впрочем, без лестных оценочных эпитетов. Сосредоточимся на фактах.
       С распадом советских экономических связок (внутри— и межотраслевых) предприятия области оказались в катастрофически невыгодном положении. Исторически подавляющее большинство предприятий области, как гражданских, так и ВПК, выпускало не конечную, а комплектующую продукцию. То есть было звеньями сложных интеграционных цепочек. Когда СССР распался, а военные заказы приказали долго жить, индустрия Пензенского региона пережила шок сродни предсмертному.
       Заводы в большинстве своем встали и начали естественным образом разворовываться, разбазариваться, распродаваться за копейки. Сельскохозяйственные предприятия испытывали такие же процессы распада, может быть, чуть медленнее по темпам, но столь же апокалиптические по сути. К середине 90-х область уверенно скатывалась в безвозвратный экономический аутсайд. При этом время от времени возникавшие кавалерийские попытки что-то изменить — бессистемные и управленчески наивные — приводили к весьма печальным последствиям. Можно сказать и так: с приходом рынка структура власти растерялась до состояния ступора. И если бы, скажем, в 1998 году кто-то сказал, что всего лишь через три года Пензенская область будет не завозить продовольствие, а наоборот — вывозить его для продажи в соседние регионы, такому фантасту тогда в лучшем случае рассмеялись бы в лицо. А вероятнее, что это лицо бы ему и попортили. Чтоб не измывался, Уэллс хренов...
       
       Смотрите, кто пришел. И куда
       В ситуации, близкой к беспробудному экономическому отчаянию, на выборах в апреле 1998 года главой администрации Пензенской области становится коренной пензенец Василий Бочкарев (на момент выборов — глава Железнодорожного района Пензы). Победил он просто ошеломительно, набрав в первом же туре свыше 60% голосов избирателей. Можно сказать: «поверили», «доверили»... а можно сказать и так: «взвалил на себя».
       Это сегодня Василий Кузьмич признается, что только незнание полной картины упадка областного хозяйства позволило ему пойти на выборы. Знал бы — не пошел «ни за какие калачи». Долги области были в 2,3 раза больше, чем областной бюджет! (Область до сих пор расплачивается по кредитам, набранным в 1996—1997 годах.)
       Бочкарев сам с удивлением вспоминает, какое наследство он получил. Общие экономические показатели по сравнению с 1990 годом упали на 66%! По теории, это — свидетельство уже необратимых катастрофических процессов. Но то по теории... Дефицит составлял больше трети областного бюджета, при этом реальными деньгами бюджет исполнялся только на 40%, остальное — мутной истории зачеты, зачеты, зачеты... Только официально зарегистрированная безработица составляла 12% (сейчас — 2%, это для сравнения). Предприятия либо еле-еле функционировали, либо уже закрылись. Так, из 28 маслозаводов области работали только три, и то при очень даже частичной нагрузке. Остальные были остановлены и азартно разграблены.
       Ни о какой инвестиционной привлекательности региона, ни о каких перспективах на тот момент говорить не приходилось. Власть вынуждена была решать насущные проблемы в стиле: «где срочно взять муку, чтобы в магазинах хлеб был». Такого вот уровня...
       
       Собачья интуиция
       Было два пути: или окончательно впадать в состояние «мы люди не местные» и становиться хроническим плаксивым попрошайкой дотаций для удержания области на грани социального взрыва, или попытаться что-то сделать. Бочкарев выбрал второй путь.
       Есть масса разных вариантов «типичного русского мужика». Василий Бочкарев сам про себя говорит просто: «У меня собачья интуиция». Будем считать, что без такой его интуиции действительно не обошлось. Слишком нестандартные и неожиданные шаги предпринимал он порой. И куда чаще выигрывал.
       Каждый управленческий опыт уникален, как и каждая область, отрасль, ситуация. Дважды в одну и ту же экономическую воду войти нельзя... Пустое занятие — пытаться из принятых губернатором и его командой мер выстроить некую управленческую модель, образец, учебник... При других исходных и попутных условиях и решения были бы другие. Поэтому не вижу смысла пытаться скрупулезно анализировать конкретную систему мер, предпринятых Бочкаревым по выводу области из состояния, близкого к коллапсу. Важно другое — результаты. Важно, что принятые меры и решения сработали. В конкретной пензенской точке конкретной пензенской экономической ситуации.
       
       Шаг шагу — рознь
       Первая программа, которая была разработана и осуществлена под руководством губернатора, — программа финансовой стабилизации. В рамках ее осуществления Бочкарев еще в 1998 году своим указом запретил взаимозачеты. Вокруг кричали, что область задохнется в неплатежах... но уже через пару месяцев никаких трудностей по этой части не осталось. Получалось, что экономическая необходимость зачетов — миф, выгодный тем, кто на них зарабатывал.
       Еще один кардинальный шаг — принятие закона Пензенской области «Об организации закупки товаров (работ, услуг) для областных государственных нужд и ведение реестров закупок». Это был абсолютно революционный закон, который ломал годами сложившиеся коррупционные связи. В итоге введения обязательных беспристрастных тендеров бюджет области начал экономить до 40% средств! При этом оздоровилась общая ситуация в областных структурах власти. Кстати, Пензенская область отличается удивительно компактным чиновничьим госаппаратом. Достаточно сказать, что правительство области вместе с машинистками, секретаршами, водителями и уборщицами насчитывает 230 человек. Возможно, это рекорд малочисленности по России.
       Кроме того, губернатор Бочкарев одним из первых в стране ввел для предприятий, работающих в области, налог на вмененный доход. В результате инвестиционная активность внутри региона стала нарастать волнообразно, одновременно с увеличением налоговых поступлений от малого и среднего бизнеса. По области объемы инвестиций сейчас втрое (!) превышают сальдированную прибыль. Среднегодовой прирост инвестиций в сельское хозяйство — по 15%. Средняя зарплата по области прирастает по 40—50% в год.
       
       Предметно...
       Однако цифры цифрами, а примеры всегда нагляднее. Пожалуйста.
       К 1998 году Пензенский мясокомбинат выпускал не более 104 тонн готовой продукции. В этом году он вышел на показатели 2223 тонны, больше половины которых реализуется за пределами области.
       Бековский сахарный завод в 1998 году находился в аварийном состоянии, практически ничего не выпускал, всем вокруг был несметно должен, включая поставщиков, энергетиков, собственных рабочих... Завод считали уже скончавшимся. И вот теперь — за 7 месяцев текущего года — выпущено и отгружено 1440 вагонов сахара.
       За 1993—1995 годы в области было построено 85 км новых дорог. А с апреля 1998 года — уже больше 1000 км! В прошлом году по строительству новых дорог область вышла на первое место в России (426 км). Каждый седьмой километр в стране в прошлом году был построен в Пензенской области.
       Идет газификация сельских поселков, создание МТС в районах, строительство школ... Кстати, Пензенская область первой в стране полностью компьютеризировала все сельские школы. Тоже показатель не из посредственных.
       
       Потребительский рынок как зеркало
       Однако, помимо масштабных показателей экономического роста, ничто с такой откровенной точностью не демонстрирует уровень жизни в регионе, как его потребительские индикаторы. Проще говоря, сколько чего покупают, какие товары пользуются спросом и т.д., и т.п. Посмотрим и мы под этим углом на ситуацию в Пензенской области. Посмотрим пристально, с позиции «есть-таки или нет в стране объективный экономический рост», который, безусловно, должен отражаться на потребительском рынке.
       Итак. На настоящее время в области зарегистрированы и активно действуют 850 строительных организаций (в начале 98-го таковых было втрое меньше). То есть строительство, в первую очередь частное, ведется весьма и весьма активно. Стало быть, доходы позволяют.
       Далее. Начиная с апреля 1998 года в области вдвое (!) вырос парк личных автомобилей — с 70 тысяч до 142.
       По темпам прироста банковских вкладов Пензенская область занимает 1—2 место в Поволжье.
       Три года назад в области не занимались продажей таких товаров, как кондиционеры, авторские ковры и т.п., — не было платежеспособного спроса. Теперь все это есть. Да что там ковры! Сегодня в Пензе работают больше 30 казино! А это тоже, согласитесь, какой-никакой, но показатель состоятельности населения. Не один-два, а три десятка!
       Рост платных услуг, оказываемых населению, держится на отметке 25% в год. Это высокий показатель.
       При этом учтите, что мы ни слова не сказали ни об объемах выпуска и потребления пива, ни о поставках пензенской хайтековской продукции за рубеж, ни о работе с инвесторами, ни о восстановлении памятников истории и культуры, ни о многом другом, не менее показательном... Это не то чтобы «другие истории» — просто места мало.
       
       Капля дегтя
       Об одном еще нельзя не сказать. За рамками вопроса о реальности экономических изменений в России на примере Пензенской области.
       Понятно, что странен губернатор, у которого нет врагов. Однако в случае с Бочкаревым этот закон приобретает несколько гипертрофированные формы. Чем успешнее губернатор со своей командой «вытаскивает» область, тем агрессивнее нападки на него. Бесцеремонные, совершенно неполитесные, грубые, бездоказательные. Сам Василий Кузьмич реагирует на них... никак. Не до склок.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera