Сюжеты

...ЧЕСТНЫХ ПРАВИЛ

Этот материал вышел в № 69 от 24 Сентября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

...У знаменитого геронтолога спросили: что делать, чтобы жить долго? Чего не пить, чего не есть? И врач без улыбки, вполне серьезно сказал: — На первом этапе следует верно выбрать родителей. Это не анекдот, а притча. Уточненная правда Я...


       
       ...У знаменитого геронтолога спросили: что делать, чтобы жить долго? Чего не пить, чего не есть?
       И врач без улыбки, вполне серьезно сказал:
       — На первом этапе следует верно выбрать родителей.
       Это не анекдот, а притча. Уточненная правда
       
       Я живу давно. И у меня уже мало осталось живых передо мною. Но есть брат моей матери. Мой дядя. Алексей Алексеевич Кедров. Ему 23 сентября этого года исполнилось 95 лет. 60 из них я помню.
       Вот он, орденоносец, перетянут портупеей, мне нравится его пряжка. Вот он готовит пунш на Новый, послевоенный год — мне это кажется богатством. Вот мы отмечаем его докторскую, и все гордятся, что он еще такой молодой, а доктор. У него библиотека, он разрешает мне брать любую книгу, даже Мопассана. Вот он спрашивает меня, школьника, сжимается ли жидкость. Я смеюсь над ним: практически не сжимается. «Жаль», — говорит он. Он изучает кровообращение в мозгу. Через полвека, когда у меня возникли его научные проблемы, мне тоже жаль.
       Одним словом, большой ученый. Множество научных работ, почитателей-учеников. Среди прочих заслуг — создавал Неотложную кардиологическую помощь в Ленинграде.
       Это все на поверхности.
       Но и у судьбы есть биография...
       Вот что обсуждалось в нашей большой (двенадцать человек в одной квартире) семье, а я слышал. Умер главный кардиолог страны. Алексей Алексеевич был на счету лучшего кардиолога в Ленинграде. Звонок в Питер. Дядюшку прочат на эту должность. Но неотвратимое условие: переезд в Москву.
       У него жена (тоже большой доктор) была значительно старше и больна. И он понимал, что ей этот переезд уже не под силу. А она понимала, что такое карьера. Знала цену. И очень настаивала. (Тем более, быть может, что времена были серьезные, помпезные, послесталинские. От Сталина осталась манера присваивать главному хирургу, главному кардиологу чуть ли не маршальские погоны.)
       Да. И было еще второе непременное условие — следовало стать членом партии.
       Он не поехал. Отказался.
       Если далее говорить о дядюшкиной карьере — после звонка из Москвы и его отказа сразу как-то все тормознулось. И впрямь такая точка человеку в жизни предлагается один раз.
       Он давно должен был стать членом Академии медицинских наук. Должен был. И вот его выдвинули. А для этого нужна была характеристика. А характеристику должен был подписывать «треугольник».
       Читатель может уже и не знать, что такое треугольник. Это не Бермудский. Это партком. Профком. И местком. Или профком это и есть местком?
       ...Не знаю. Но это оказалось не самым важным.
       В мединституте, в котором дядюшка профессорствовал, был директор (или ректор?). И у них были сложные отношения. Директор пришел из функционеров. Получил этот пост. И конечно, должен был заведовать какой-нибудь кафедрой.
       Директор упразднил одну кафедру как ненужную вместе с ее старым профессором. Но тут же ее восстановил, заняв его место. По теперешним временам поступок рациональный во всех отношениях. Старого профессора выгнали на покой. Директор занял кафедру. Все нормально.
       Но только вот дядька мой ему с тех пор руки не подавал.
       И вот директор подписывает характеристику на А. А. Кедрова. Рекомендация объективная, все как есть. Длинное перечисление всех заслуг. И последняя строка: «Заносчив. Высокомерен с начальством». Кажется, так.
       На этом «академический сюжет» завершился.
       ...Ничто его не миновало — кроме того, что его миновало. Туберкулез пережил. Закуривал, бросал курить. Войну прошел военным врачом. То, что положено было сделать, сделал. Был на Ленинградском фронте во время блокады. Потом в Восточной Пруссии. Ничего, конечно, с войны не вывез, кроме своих майорских эполет.
       Держался в нише честного, чистого специалиста... И дворянство ему обошлось, и беспартийность. А все равно поведение требуется на протяжении всей жизни. Пусть потомки не вспомнят, сколько именно поведения требовалось от человека в советской жизни. И раз, и другой. Поведение нужно до последних дней.
       «Дело врачей»... Он, выходя с ученого совета, где это обнародовали, отчетливо сказал: «Не верю». А кто-то стукнул тогдашнему директору института. Тот директор был умный. Вызвал его и сказал: «Пишите объяснительную». Положил ее в свой сейф. И сказал дядюшке: «На случай».
       А когда «дело» развалилось, позвал дядюшку к себе, вынул лист из сейфа и порвал.
       ...Ничего он, конечно, никогда ни от кого не получил. Кажется, военнную надбавку к пенсии. Не академик. Не «Золотой стетоскоп». Не почетный гражданин Петербурга. И тем, что я пишу сейчас, будет весьма недоволен. (Вот оно, тайное христианство нецерковного человека — что нельзя подчеркнуть собственную заслугу или самому ее обнародовать. Поэтому дядя мой из-за этих честных правил никогда не мог подчеркнуть ни одной из своих заслуг.)
       А вот высшие силы — они все-таки не только благородны, но и благодарны. Дядюшку последнее время очень беспокоило состояние могил. Его отец и дед похоронены на Новодевичьем кладбище в Петербурге. И крест там по очередному разу повалили. И он очень хотел, чтоб могилы были взяты под охрану, потому что и дед, и прадед имели определенные заслуги перед народным просвещением.
       В общем, это получилось. Странно. Но — получилось.
       После этого я понял, что он доволен. Девяностотрехлетнего, девяносточетырехлетнего человека мучило, что крест повален на могиле его отца и деда. И он понимал, что потом вокруг некому будет заботиться.
       И мать моя незадолго до смерти беспокоилась о состоянии могил на Шуваловском кладбище, где похоронена другая часть нашего семейства. И она, с ее абсолютным отсутствием социальных связей и абсолютным непониманием того, что и как делается в этом мире (куда идут, как разговаривают и все такое), она все-таки добилась того, что утвердили на кладбище какую-то охрану!
       А в 1997 году, на свое шестидесятилетие, я решил, что поеду к родителям на кладбище на следующий день.
       Приехал. И не мог найти могилу. Наконец, нашел. На ней срубили бронзовый крест. (Наверно, те кто ставил, те и срубили: надо было знать, что это бронза, он был весь зачерненный.) Срубили под основание, как березу.
       Накануне, я получил к 60-летию достаточно телеграмм от людей неожиданных и малознакомых. И от президента, и от парламентских каких-то людей. И пирование сошло достойно.
       И вот стою я на кладбище, у родительского креста срубленного, и понимаю, что еще ни разу гражданская война на этой земле не заканчивалась.
       И поведение на этой земле нужно всегда. И нет возраста, в котором будешь демобилизован от бед, уволен вчистую. Нет такого состояния. И статуса нет.
       Я уже писал о цитатах жеста. Цитатах самоощущения. Вдруг в тяжелой ситуации, когда не знаешь, как себя вести, сделаешь жест... И потом поймешь, что это не ты, а кто-то — через тебя, за тебя, защищая тебя, — ответил.
       Кто-то из твоих старших в тебе воскрес.
       Это не подражание, а драгоценная штука — выучка у старших внутреннему жесту.
       Надо иметь образцы. Человек точно вынимает пайковую, лежалую, твердую горбушку чьего-то опыта из своего внутреннего узелка. (А этот узелок всегда с собой. Узелок на память в виде сидора. Там все фамильное наследство, все, что уцелело в этом веке, — горбушка и портянка. И хорошо еще, если сломанный перочинный нож.)
       Все это все-таки были люди еще дореволюционной закваски. Профессора, генералы. Это все еще были господа. Многое умели. В том числе отказываться. Поступаться благами и лаврами.
       Ради честных правил.
       Дядюшке Алексею Алексеевичу всю жизнь важнее всего было не терять достоинства.
       Видимо, именно поэтому эти люди могут не подавать руки.
       Не вступать в партию. Жить до девяноста пяти лет.
       И иметь такого человека впереди себя означает для меня много.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera