Сюжеты

СЕМНАДЦАТЬ СТОЛЕТИЙ ОСЕНИ

Этот материал вышел в № 70 от 27 Сентября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Несем свой крест сквозь непогоды истории и стужу судьбы Брызги святой воды Бездна веков кружит голову. Когда в 301 году Армения первой в мире приняла христианство как государственную религию, в Риме правил император Диоклетиан. Это был...


Несем свой крест сквозь непогоды истории и стужу судьбы
       
       Брызги святой воды
       Бездна веков кружит голову. Когда в 301 году Армения первой в мире приняла христианство как государственную религию, в Риме правил император Диоклетиан. Это был странный, но, судя по поступку, вовсе не плохой человек: спустя четыре года он отрекся от престола в пользу сына, а сам в Дубровнике выращивал капусту и, поливая грядки, не жалел колкостей в адрес политиков. Рим до и после этого чудака еще долго преследовал поклонников «религии бедных». Рим принял христианство спустя 80 лет после Армении, а Европа — через 150—200 лет!
       
       Кто обидел Доницетти
       В 1838 году великий итальянец Доницетти написал оперу «Полиект» (в иных редакциях — «Полиутто», «Мученик»), в основе которой лежит трагедия Корнеля. Действие пьесы охватывает 249—251 годы. В ту пору в стране араратской еще преследовали адептов христианства, еще не был упразднен пантеон языческих богов. Опера об армянине Полиутто, вопреки приказу римского императора принявшем христианство и за этот духовный выбор поплатившемся жизнью. Отсюда другое название оперы — «Мученик». Могла ли католическая Италия тех времен признать этот печальный факт? Оперу Доницетти цензура запретила.
       Вдохнуть сценическое дыхание в забытое произведение задались целью давно, еще при католикосе Вазгене I. Уже тогда по просьбе главы Армянской апостольской церкви и народной артистки СССР Гоар Гаспарян итальянские архивы передали первопрестольному Эчмиадзину либретто оперы, которое с итальянского перевела сама певица. А в наши дни у развалин древнеармянского храма Звартноц, что километрах в двадцати от армянской столицы, известный режиссер (к слову, муж Гоар Гаспарян) Тигран Левонян разыграл трагические страсти глубочайшей древности. Божественный свет христианства озарил святые камни.
       
       Мощи из Неаполя
       Вообще к своему огромному христианскому юбилею Армения шла не один день. Несколько лет назад наша съемочная группа сняла документальный фильм о местах, где осеняли себя крестом армянские неофиты.
       Проводником в этот мир истории был мой добрый знакомый по Нью-Йорку архиепископ Месроп Асчян. Он же с католикосом побывал в Ватикане, где готовил выставку «Армения — Рим». В свободный день архиепископ осуществил то, о чем мечтал давно: совершил паломничество в Неаполь, в церковь Св. Григора Армянского, где хранились мощи первого католикоса Армении, первого проповедника христианства на нашей древней земле Григора Лусаворича (Просветителя). Церковь эта, если верить преданию, построена в четвертом веке при императоре Константине Великом (сыне того Диоклетиана, что капусту сажал) его матерью Еленой. Три росписи на фасаде — три сюжета о перевозке праха великого армянского святого и передаче его неаполитанцам.
       Но послушаем рассказ архиепископа:
       — Мощи вначале хранились в стране араратской, потом император Зенон увез их с собой в Византию. Позже их вернули на родину и поместили в основание колонн Звартноца (храм, на развалинах которого поставили оперу!). Потом снова Византия, собор Св. Софии, а после неведомыми путями попали они в Европу и оказались в неаполитанской армянской церкви. Мнилось, — продолжает повествование архиепископ, — что из великолепного ларца печально взирает на тебя, вероятно, самый великий из сынов армянского народа — святой Григор Просветитель. Смешивается все — предания, молитвы, богословие, армянский мир, армянская земля…
       Прочитав «Отче наш», архиепископ Месроп Асчян переписал латинскую надпись на ларце: «Этот ларец первоначально был перевезен сюда вместе с прахом святого Григора. В 1768 году он уже развалился от старости. Настоятель Феликс Габичио Бишичела позаботился, чтобы он был украшен по возможности красивее, так проявив свои чувства к памяти святого».
       Поздней осенью прошлого года на торжественном богослужении в базилике Св. Петра Папа Римский Иоанн Павел II передал прах армянского апостола католикосу всех армян Гарегину II.

       Здравствуй, Папа!
       Его святейшество собирался в страну высоких гор еще летом 99-го. Он хотел засвидетельствовать братскую любовь и в трудный час поддержать слабеющие силы тяжелобольного (злокачественная опухоль в области рта) тогдашнего патриарха армянской церкви, однако по причине недомогания отложил визит.
       Понтифик ступил на благословенную землю спустя несколько часов после отъезда Алексия II. Разминулись, разумеется, неслучайно… Патриарх Московский и всея Руси выступил в новом кафедральном соборе Св. Григора Просветителя при большом стечении гостей из СНГ и дальнего зарубежья. Слова русского патриарха местные армяне шепотом переводили соотечественникам из диаспоры. Что правда, то правда — Алексия II в Армении уважают, да и он сам нередко приезжает в Эчмиадзин…
       В эти дни всеобщей душевной просветленности библейскую страну навестили главы нескольких десятков христианских церквей. Папа Римский, иерархи побывали и в Хор-Виране, там, где тринадцать лет страдал за веру в глубоком колодце будущий первый предводитель армянского христианского воинства. Место это поражает воображение: небольшая возвышенность, на ней — храм в память о великом святом. Камням в кладке ровно семнадцать столетий, в основании церкви — армянский прокамень веры, надежды, любви. Отсюда ветхозаветная гора Арарат как на ладони: под мягким осенним солнцем блестят две чистые вершины, как два обещания верной подруги — любить и ждать.
       Конечно же, понтифик возложил венок к обелиску жертвам геноцида 1915 года (Ватикан официально осудил геноцид армян, осуществленный Османской империей), а проповедь Иоанна Павла II в первопрестольном Эчмиадзине собрала тысячи людей. Ни один глава Ватикана до сих пор не бывал в Армении, хотя и в конце пятидесятых годов прошлого века кардинал Агаджанян претендовал на папский престол, однако… Впрочем, это отдельная история, о которой, возможно, расскажем позже. Экуменические торжества, освящение мирры и нового церковного комплекса в центре Еревана, богослужения повсюду, где имеются армянские храмы, — от Нью-Йорка, Парижа и Сан-Паулу до Москвы, Багдада и Голландии, перезвон колоколов, пробуждение светлого разума… Это протокол. Но это и веление совести. И еще верность духовному выбору. Высокий слог? Так ведь и разговор соответствующий на фоне незапамятных времен, когда маленький народ метался между могучим Римом и набирающей силу Парфией. И вопреки всему избрал веру, за которую жгли на кострах, четвертовали и вешали. Он шел на Голгофу с негасимой надеждой.
       
       Nota bene
       Юбилей крещения Армении внесен в календарь праздничных дат ЮНЕСКО. В числе соавторов этого решения, помимо христианских государств, также и Исламская Республика Иран.
       О терпимости и добре, мире между христианами и мусульманами говорили Папа Римский, Патриарх всея Руси, иерархи других церквей. Славно, что они прозвучали у матери всех долин — Араратской, там, где случилось второе сотворение мира. В древнейшем ковчеге праотца народов нет места озлоблению и ненависти.
       
       …И другие приглашенные лица
       Да, Папу Римского сопровождают полтысячи журналистов со всех концов света. Разделить радость светозарного юбилея приехали и Вселенский патриарх Константинопольский Варфоломей I, и патриарх Великого дома киликийского Арам, и представители других родственных церквей. Около сотни человек в составе делегации Санкт-Петербурга во главе с губернатором Владимиром Яковлевым, ожидается приезд руководителей ряда стран…
       Но один гость особо чтим. Это Шарль, да, Азнавур. Он не сходит с ереванских телеэкранов. Шансонье в последнее время был малость в обиде на власти, а теперь, похоже, отошел. Повсюду его окружают, спрашивают, даст ли он концерт для ереванцев, не собирается ли переехать на родину.
       — Что вы, — грустно улыбается Азнавур, — мне уже 77 лет. Нет, концертов не будет, я здесь как добрый армянин-христианин.
       К приезду знаменитого певца приурочили два события: его именем назвали площадь перед столичным кинотеатром «Москва» — скромненькое лирическое пространство, на котором — отель «Ереван», выставочный зал художников, открытое кафе, рядышком — русский драмтеатр. А в Гюмри (бывшем Ленинакане), на родине бабушки французского барда, площадь Звезды нарекли именем Шарля Азнавура. И еще поставили ему памятник во весь рост. Между прочим, мемориальную доску в свою честь в Ереване он открыл сам.
       — Обычно такие почести воздают после смерти, — опять деликатно улыбается Шарль. — Но раз так решили… Не скрою, приятно видеть родные лица. Хочу, чтобы всем было хорошо, чтобы в покое и мире благостно дышала страна. Дружите с грузинами, — неожиданно добавил он.
       Один из родителей певца родом из армянонаселенного района Грузии. В грузинских СМИ промелькнуло сообщение, что власти полны решимости восстановить родительский дом Азнавура. Прекрасное откликнулось в душе.
       Уместно заметить, что признания соотечественников при жизни удостоился только Мартирос Сарьян, великий живописец.
       
       Продолжение следует
       В начале пятого века создатель армянских письмен Месроп Маштоц со своим сподвижником перевел Ветхий завет. Первое предложение, написанное армянскими буквами, — из Соломоновых притч: «Познать мудрость и наставление, понять изречение разума». Так был задан камертон национальной судьбе. (Кстати, Библия на армянском языке европейскими учеными считается «царицей переводов».) Священное писание размножалось каллиграфами древности. Уникальные образцы творчества переписчиков хранятся в Матенадаране — хранилище манускриптов.
       И вот двадцатилетний ереванский парень Вардан Саркисян продолжил рукописную строку мастеров прошлого. Он стал последним переписчиком Библии минувшего тысячелетия. Дни и ночи в течение двух лет он каллиграфическим почерком переписывал Евангелие от Матфея. А приступил к святому делу после художественного училища и солдатской службы. Думаете, такой уж он фанатик веры, сызмальства бьющий поклоны под церковным сводом? Представьте себе, нет. Вардан прежде учился ювелирному делу. И это ремесло пригодилось. Он заключил рукопись в серебряный оклад, по углам расположил апостолов. Эта необычная книга восхитила посетителей не одной международной выставки. Буквы современника как бы продолжают бег древнеармянских письмен в бесконечности времени надежд и пространства любви. «Сейчас я переписываю Евангелие от Луки, — говорит Вардан. — Много мудрого открывается мне». Одержимостью этот парень напоминает гоголевского героя Акакия Акакиевича Башмачкина, которому «в переписыванье… виделся какой-то свой разнообразный и приятный мир».
       Вообще программа и символика праздника многообразны. Обещал приехать Паваротти, итальянцы на две недели уступят знаменитую скрипку Гварнери — на ней музицировал Паганини, а в Ереване сыграет Жан Тер-Мергерян… Местные умельцы вовсю постарались и смастерили множество изделий на, так сказать, злобу дня. Ереванский вернисаж на открытом воздухе у памятника Сарьяну полон живописных холстов, на которых древние храмы, древняя гора, древнее озеро, древние камни и над всем этим — синее-синее армянское небо. Вечность.
       
       Авторская греза
       Если описать свое воображаемое присутствие на первом дне крещения, то вышел бы знатный РЕПОРТАЖ С КРЕСТОМ НА ШЕЕ.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera