Сюжеты

ПОДЪЕМ ПРЕСТИЖА РОССИИ ОТКЛАДЫВАЕТСЯ В НАДЕЖДЕ НА ШТОРМ

Этот материал вышел в № 71 от 01 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Возрождение России планировалось на сегодня — 1 октября. Ну в крайнем случае — на завтра-послезавтра. Для этого требовалось поднять со дна Баренцева моря «Курск» и сдать под ключ якутский городок Ленск. Как было замечено, оба они — что...


       Возрождение России планировалось на сегодня — 1 октября. Ну в крайнем случае — на завтра-послезавтра. Для этого требовалось поднять со дна Баренцева моря «Курск» и сдать под ключ якутский городок Ленск. Как было замечено, оба они — что «Курск», что Ленск — утонули.
       И президент дал слово. Вернее, два.
       Все, что за этим последовало, должно свидетельствовать, что слова президента Путина — не пустые обещания «лечь на рельсы», а новый стиль управления нашим технически небезопасным государством.
       МЧС — министерство авралов — Ленск сдало. Как там в суровом якутском климате выживет новый город — посмотрим. Факт, что 420 тысяч квадратных метров жилья построены за два с половиной месяца. А что же с «Курском»?       
       «Курск» к подъему готов. Вице-премьер Клебанов, директор ЦКБ «Рубин» Спасский, главком Куроедов, командующий Северным флотом Попов, начальник штаба СФ Моцак готовы к подъему государственного престижа России.
       Эти же люди боятся приступить к подъему «Курска».
       Самой главной новостью из района Баренцева моря стали известия о погоде. Как минимум с 15 сентября (первоначально запланированная дата подъема) руководитель операции и все заинтересованные пресс-центры сообщают о надвигающемся шторме.
       В субботу днем пресс-секретарь Клебанова Андрей Мазуров оптимистично сообщил мне: «Там шторм!»
       В этот же день ни в управлении Ястржембского, ни в приемной Клебанова, ни в штабе ВМФ, ни в Ледовом дворце Мурманска, ни в приемной губернатора Мурманской области, ни в пресс-центре Северного флота мне не ответили на простой вопрос: кто конкретно дает отмашку на подъем?
       В то же время все подтверждают, что подрядчик — норвежская фирма «Мамут» — готов начать последний этап операции. Как только им скажут — начнут подъем. Вопрос: кто скажет, кто возьмет на себя ответственность? Пресс-секретарь Клебанова уверяет, что это должен сделать Моцак. Пресс-секретарь Моцака в столь судьбоносное время включил автоответчик.
       Опасения в принципе понятны. Именно этим людям Путин предоставил шанс хоть как-то реабилитировать себя. Но такого рода успешной операции в мире еще не было.
       Много лет назад американцы попытались поднять
       «К-129» и остались в буквальном смысле с носом. Лодка разломилась натрое, и смогли достать только носовую часть.
       Технически операция крайне сложна. Моцак говорит, что «расчеты позиционирования баржи Giant-4 над «Курском» очень точны и допускают сдвиг плюс-минус пятьдесят сантиметров». Поясняем: такое устойчивое положение баржи возможно только при полнейшем штиле, а весь подъем зависит от синхронной работы двадцати четырех лебедок. В Барнецевом море полнейшего штиля можно ждать годами.
       Эти обстоятельства были известны с самого начала, теперь выясняется, что именно они не позволяют осуществить подъем.
       Все понимают, что неуспех операции — более серьезный удар по престижу России, чем ее перенос.
       Что касается целесообразности подъема — в этом ли году, в следующем, — она не должна вызывать никаких сомнений у тех, кто уважает президента. Конечно, «Курск» можно накрыть саркофагом, как это сделали в свое время с «Комсомольцем», и это было бы гораздо дешевле. Но глубина, право, совсем смешная, как недавно выразился Куроедов. С такой глубины, сказал он, можно и достать. Пусть мир увидит, какая Россия великая морская держава.
       Перед вопросами государственного престижа меркнет официальная причина подъема «Курска» – выяснение обстоятельств его гибели. Это стало понятно сразу же, как только отрезали первый отсек, останки которого могут прояснить причину катастрофы.
       По нашим сведениям, еще летом было поднято и доставлено в ЦКБ «Рубин» не менее 30 тонн различных частей из первых разрушенных взрывами отсеков «Курска». Очевидно, именно после исследования этих фрагментов директор «Рубина» Игорь Спасский объявил, что ему известна причина гибели лодки, но... отказался ее назвать. А в конце августа, когда уже было понятно, что подъем лодки 15 сентября не состоится, Спасский сказал, что в торпедном аппарате произошла «нештатная ситуация» с практической торпедой.
       Недавно и Клебанов подтвердил, что комиссия склоняется именно к «торпедной» версии, но с присущей ему логикой тут же заметил, что «возможно, причину гибели лодки никогда не удастся выяснить».
       Сегодня ясно только одно: удалось потратить много денег. Правда, снова неизвестно, сколько. Несмотря на коммерческую тайну, вице-премьер Алексей Кудрин говорил о 30 млн долларов и 500 млн рублей, вице-премьер Илья Клебанов — о 70 млн долларов. А представители фирмы «Мамут» сомневались, что на эти деньги вообще можно осуществить даже подготовительные работы. Поэтому мы больше склонны доверять нашим источникам из правительства, которые сообщают о сумме, на порядок большей, – около 400 млн долларов.
       Много это или мало? Для сравнения: американцы на подъем той самой «К-129» выбросили 2 миллиарда долларов. Цифры одного порядка. Престиж соблюден? В этом смысла — да.
       
       P.S.
       Сегодня — 1 октября. День, который мы надеялись провести, не чувствуя себя, наконец, дураками. Все мы — граждане России, и президент в том числе. Но ситуация в мире резко меняется. Путин, получивший возможность поднимать достоинство России напрямую перед мировой общественностью, отказался от удовольствия собственноручно разрезать ленточку в Ленске. А доклад «Бабки из бюджета освоены!» он может принять хоть по телефону, даже не вылетая в окрестности Баренцева моря.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera