Сюжеты

ТАЙНЫ ШВЕЙЦАРСКИХ КОРОБОК

Этот материал вышел в № 71 от 01 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Что следователь Волков хотел спросить у Березовского, но не успел Новость, которая еще год назад была бы сенсацией, сегодня прошла почти незамеченной: Генеральная прокуратура РФ как бы между прочим сообщила, что расследование уголовного...


Что следователь Волков хотел спросить у Березовского, но не успел
       
       Новость, которая еще год назад была бы сенсацией, сегодня прошла почти незамеченной: Генеральная прокуратура РФ как бы между прочим сообщила, что расследование уголовного дела «Аэрофлота» завершено. Тщетно было искать среди обвиняемых имя человека, которого и при Скуратове, и при Чайке, и при Устинове называли главным фигурантом, — Бориса Березовского. Его ни в чем не винят, не ждут его свидетельств
       
       Березовского оставили без дела
       Боюсь, что сегодня даже самый прилежный читатель не упомнит, что именно в январе 1999 года так потрясло Генпрокуратуру, что здесь было возбуждено дело с коротким названием «Аэрофлот». С первых же дней ему суждено было стать громким. Еще бы — у государственной компании умыкнули без малого 600 миллионов долларов, а уж цепочка этого воровства была настолько запутанной, что теперь по памяти и не скажешь, кто и как эту аферу проворачивал. Да и кого там припоминать, если достаточно одного Березовского — коли уж тут он верховодил, «Аэрофлот» потрясли основательно: 600 миллионов долларов бесследно исчезли.
       За год с лишним я тщетно пытался понять, как Борису Абрамовичу удалась эта изящная комбинация. Нащупывал его следы в Москве, Женеве и Берне, ревниво смотрел, как ведет розыск ставший добрым моим знакомым следователь по особо важным делам Генпрокуратуры Николай Волков.
       Признаться, мне не хотелось бы снова возвращать читателя к десятку моих статей о поисках жуликов из «Аэрофлота», о тех бедах, которые щедро обрушивало на Волкова начальство за его настырность. Напомню лишь, что чуть более года назад, когда дело «Аэрофлота» уверенно могло идти к победному для следствия завершению, Волкова взяли да и выгнали из Генпрокуратуры едва не взашей. 11 сентября прошлого года я напечатал в «Новой газете» последнее интервью с ним — в этот раз он был куда более откровенен, чем во время службы, беседа наша шума наделала немало, а уж бывшее его начальство костерило меня от души.
       И зря: как бы Николай Васильевич ни был со мной тогда откровенен, далеко не весь наш разговор я напечатал. Человек порядочный, Волков меня просил ни словом не упоминать о тех ставших мне известными фактах, которые могли бы повредить сменившему его прокурорскому генералу Филину успешно продолжить следствие. Уговор у нас с ним был такой: все то, что тогда считалось секретным, я предам гласности в одном только случае — если дело «Аэрофлота» вдруг будет завершено, а надежд вернуть в Россию украденные миллионы больше не останется. И еще: если Березовский так и не станет обвиняемым.
       
       Разгадка Волкова
       А раз так, то сегодня я вправе говорить о том, о чем молчал с прошлогоднего августа.
       Начну с главного козыря — Березовского: он, дескать, в штатах «Аэрофлота» не состоял, ни одной акции не приобрел.
       Представьте себе, Березовский не лукавит. Вот объяснение Волкова на этот счет при нашей последней встрече: Березовский приватизировал финансовые потоки «Аэрофлота» и того же АвтоВАЗа, не потратив ни цента ни на скупку акций, ни на инвестирование.
       Придуманную Березовским схему Волков называет едва не гениальной. Принято считать, что деньги «Аэрофлота» перекачивались в уже известные швейцарские фирмы «Андава» и «Форус». Волков постепенно выстраивает цепочку прохождения денег: «Андава» — ирландская компания Grangeland и российская финансовая объединенная корпорация ФОК (дочерняя фирма все той же «Андавы»).
       Вскоре Волков делает еще одно открытие, которое ему подсказывают документы, поступившие из Берна буквально накануне увольнения. Первый: 936 акций «Андавы» приобретены Борисом Березовским, второй: 839 акций прикупил Николай Глушков. И на тебе — ни в первом, ни во втором документах нет подписей покупателей — ни Березовского, ни Глушкова. Вместо них расписался некий Ханс Питер Йени, член административного совета все тех же компаний «Андава» и «Форус». Сюрприз?
       И вдруг в одной из 20 коробок с документами из Берна Волков видит долгожданное: нотариальное заверение подписи г-на Йени и подтверждение, что он действует в интересах Бориса Березовского и Николая Глушкова. Этот ключевой эпизод Волков своим клиентам преподнести уже не мог — вышибли.
       
       «Это не группа. Это — банда»
       Это слова Волкова год назад. Только что он предложил руководству Генпрокуратуры переквалифицировать дело «Аэрофлота» на ст. 210 УК РФ. Это его решение нигде не было предано гласности.
       Статью 210 я напомню: «Организация преступного сообщества (преступной организации)». Санкция ее жутковата — до 20 лет лишения свободы.
       Если учесть поразительную информированность Березовского в тайнах силовых структур, становится понятным, почему ранее дисциплинированный свидетель немедленно собрал чемоданы и подался в бега. Как только следователь Александр Филин пригласил Березовского на допрос
       15 ноября, тот уже из Франции сделал заявление для прессы, что визит в Генпрокуратуру считает для себя небезопасным. Филин такое непослушание покорно снес, предложил своему фигуранту явиться на Мясницкую 27 ноября, а потом и вовсе махнул рукой: не идет, так не идет.
       
       Вопросы, оставшиеся без ответа
       Такое безразличие к важнейшему свидетелю странно — у Волкова к Березовскому были еще вопросы, которые он приберегал до тех пор, пока не пришли документы из Берна.
       Прежде всего: с чьей помощью Березовскому в бытность его секретарем Совета безопасности удалось внедрить в высшее руководство государственной компании «Аэрофлот» своих людей из коммерческой структуры «ЛогоВАЗ» — Глушкова и Красненкера? И разве непонятно, чьи команды они выполняли?
       Еще: правда ли, что именно в тот период секретарь Совбеза уломал председателя Центробанка Дубинина подписать лицензию, дающую тому же Глушкову право переводить средства «Аэрофлота» в ту же «Андаву»?
       Вопросы эти тем хороши, что не оставляли Березовскому пространства для маневра: ответы на них могли быть подтверждены доказательствами, добытыми Волковым.
       А уж коли сменивший его Александр Филин отпустил Березовского на все четыре стороны, следствие лишилось ключа к разгадке многих тайн злополучного дела.
       
       «Обвинение будет»
       Мне кажется, команда прищучить Березовского то ли задерживалась, то ли была пока не-кстати, но Генпрокуратура на всякий случай решила подстраховаться. Логика, полагаю, у прокурорских была такова: пока неведомо, велят ли Березовского тащить в Россию и немедля сажать. Какая же тогда группа без главаря? Глушков? Красненкер? Жидковато, не тянет.
       И тут на тебе: поздним вечером 11 апреля находящийся на лечении в гематологическом центре Глушков вдруг ловится при попытке побега. Действительно ли он решил податься в бега или вся эта едва не киношная сцена была подстроена спецслужбами — результат один и тот же, прокуратуре выгодный. Хоть один фигурант, оказавшись в эпицентре скандала, разом выделится среди остальных и будет привязан к делу уже двумя статьями.
       Но и от Березовского пока отмахиваться небезопасно. А потому на том же брифинге, где речь идет о коварном беглеце Глушкове, курирующий следствие заместитель генерального прокурора РФ Василий Колмогоров говорит буквально: «Расследование дела «Аэрофлота» продолжается, и наступит время, когда Березовскому будет предъявлено обвинение». И уточняет: «Если в это время Борис Березовский будет находиться за границей и уклоняться от дачи показаний, то, как и в случае с Владимиром Гусинским, ему может быть предъявлено заочное обвинение, а сам он может быть объявлен в международный розыск».
       Любопытно, что через несколько минут Колмогоров вдруг снова вспомнил о Березовском и дважды повторил, что тот проходит по делу пока в качестве свидетеля.
       Чувствуется, что поминается Березовский на всякий случай, как бы на будущее.
       
       Был ли Березовский в Москве?
       31 мая НТВ приглашает Березовского в программу «Герой дня» с Савиком Шустером. Не будем забывать, что беглый олигарх еще не отошел после прозрачных намеков Колмогорова, дело «Аэрофлота» снова лихорадит — следователя Филина сменил сам начальник отдела Андреев. Бог его знает, какую команду он получил и куда повернет.
       А потому Борис Абрамович вновь задирается с Путиным: «Я действительно считал, что Путин не переживет первого срока своего правления. А сегодня я считаю, что Путин не переживет ближайшего времени своего правления».
       3 сентября мой коллега Олег Лурье писал в «Новой газете», что Березовский трижды посещал Москву, — в Кремле на это смотрели спокойно. У меня информация несколько иная: Борис Абрамович был здесь в конце июня — начале июля. Собеседников у него было немного — большой чиновник из администрации президента и представитель Генпрокуратуры.
       Ей-богу, не важно, о чем у них шел разговор, гораздо важнее события, которые случились позже.
       Вот первое: Генеральная прокуратура завершила расследование дела «Аэрофлота». Забегая вперед, скажу, что спешка здесь очевидна: тот же Волков не сомневался, что даже при несменяемости следователя о результате можно будет говорить не раньше чем через два-три года. Обвиняемые: бывший первый заместитель генерального директора ОАО «Аэрофлот» Николай Глушков, заместитель генерального директора по коммерции и рекламе Александр Красненкер, главный бухгалтер Лидия Крыжевская и генеральный директор ЗАО «Финансовая объединенная корпорация» Роман Шейнин. Статья — все та же: мошенничество. Ущерб — более 252 миллионов долларов.
       Глушкову, разумеется, пристегнули статью за побег, а Патаркацишвили объявили в федеральный розыск.
       Ни о Березовском, ни об ответственности за организацию преступного сообщества речи не идет.
       Второе событие: 31 августа на сайте Gazeta.ru опубликовано он-лайн интервью с Березовским — он ответил на 773 вопроса. Любопытно, что ни один из собеседников не спросил о деле «Аэрофлота».
       Если кто-то сомневается в договоренности о мире и согласии, достигнутой с Березовским с глазу на глаз, то вот подтверждение. Едва начав разговор, Борис Абрамович сразу определился в главном: «Первое: я не борюсь с Путиным. Чтобы это было совершенно понятно. Более того, считаю это категорически неверным. Я борюсь с тем, что считаю неверным в действиях президента. Это совершенно разные вещи».
       Чего только не скажешь после кошмара ожиданий — дела не навесили, Интерпол не тревожит, а уж суда бояться и вовсе глупо, договорились же!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera