Сюжеты

YOU – «Ю»

Этот материал вышел в № 71 от 01 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Оля Мухина «Ю». Режиссер Евгений Каменькович. Сценография Александра Боровского, МХАТ им.Чехова Постановкой пьесы «Ю» молодого драматурга Оли Мухиной режиссер Евгений Каменькович открыл сезон на Малой сцене МХАТа им. Чехова. О. П. Табаков,...


Оля Мухина «Ю». Режиссер Евгений Каменькович. Сценография Александра Боровского, МХАТ им.Чехова
       
       Постановкой пьесы «Ю» молодого драматурга Оли Мухиной режиссер Евгений Каменькович открыл сезон на Малой сцене МХАТа им. Чехова. О. П. Табаков, справедливо полагает, что «новое поколение драматургов должно обрести свою публику вовремя», потому вслед за «Ю» ожидается постановка пьесы «Скрипка и немножко нервно» 24-летней Светланы Савиной из Краснодара...
       
       Благородство намерения дать дорогу молодым омрачается одним обидным обстоятельством: общее ускорение жизни сказывается и на актуальности пьесы, в 1996 году блестяще вступившей в отношения с современностью.
       Тогда «Ю», сыгранная в ГИТИСе студентами Петра Фоменко, влюбляла в себя воздушным суфле новых интонаций, пушистым взглядом женщины-ребенка в каждой фразе, нарочито птичьим щебетаньем о смерти и погоде вперемешку с гимном настроению, легкому, как облако.
       Сегодня «Ю» вызывает легкую грусть по утраченным иллюзиям. В мхатовском варианте все достоинства прежней трактовки сохранены, взяты в рамку и любовно подписаны: «Современная драма. Охраняется государством». От этого спектакль формально теряет в легкости, которая суть авторское клеймо Мухиной.
       Некоторая окаменелость, казалось бы, бесконечно текучей ткани мухинских пьес пришлась не по душе театральным старожилам («Разве это старушки? Вот в ГИТИСе были старушки!»). Тем временем четкость новой формы буквально во всем вкупе с репликами «Этот странный бульвар делает меня пьяной!» и «Шпроты летали по воздуху, зависали над головой, можно было ловить их руками, есть и закусывать» вновь влюбляет в себя первооткрывателей мухинского слога. Эфирную легкость подобной драматургии следует покрепче завинчивать крышкой, чтобы не испарялась до конца. Такой «крышкой» в данном случае стала мхатовская традиция. Она-то, придав пьесе некоторую устойчивость, и удержала ее на земле.
       «Старая гвардия» МХАТа и «Табакерки» — Ольга Барнет, Станислав Любшин, Евгения Добровольская, Александр Мохов — с видимым удовольствием сбросили груз постановочной традиции пьес о прекрасных никчемных людях и с позиций сегодняшнего дня пересмотрели неизбежную для русской классической пьесы эстетику жизни как паузы.
       В их исполнении «Ю» — сыгранный в остраненной манере спектакль об ушедшей навсегда интеллигенции и ее истончающейся в прах прекрасности. Для них все будто так давно перегорело, что уже и слава богу. Молодые — Луиза Хуснутдинова, Максим Виторган, Егор Бероев, Дарья Мороз — веселятся от души, счастливой наглостью незнания уравновешивая истлевшую горечь старших. Именно их игра снимает все проклятые вопросы, оставляя один, единственно важный в двадцать лет: любит или не любит? Полусон связей и встреч, извиняющееся, умоляющее бормотание — «ю-ю», «волк-волк», «уйди-уйди» — заговаривание зубов, фонетическое убаюкивание, экспресс-колыбельная среди бела дня.
       Предпоследняя буква в алфавите, последнее видение Венички Ерофеева, нежная зарисовка под веселый синтаксис без точек, запятых и нерасставленных акцентов, «пьеса с картинками», как написано в программке, «Ю» — спектакль откровенно некоммерческий.
       Что только добавит ему популярности среди студентов и женщин с высшим образованием: не видевших его в ГИТИСе и равнодушных ко всем происшедшим с ним переменам будет много.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera