Сюжеты

АНТОНИЙ ЧУБАЙС, ОКТАВИАН ПУТИН И БР.

Этот материал вышел в № 73 от 08 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

См. историю Древнего Рима Когда Ельцин назначил своим преемником Путина, он на самом деле создал триумвират, аналогичный римскому, который возник после смерти Цезаря. «Царь Борис» прекрасно понимал, что Путину, не имевшему, как когда-то и...


См. историю Древнего Рима

       Когда Ельцин назначил своим преемником Путина, он на самом деле создал триумвират, аналогичный римскому, который возник после смерти Цезаря. «Царь Борис» прекрасно понимал, что Путину, не имевшему, как когда-то и шестнадцатилетний Октавиан, соответствующей команды, ресурсов и даже простого политического опыта, в одиночку стать президентом будет неимоверно трудно. Поэтому он усилил его Антонием—Чубайсом и Лепидом—Березовским, которые в 1996 году обеспечили его собственную победу на выборах. С точки зрения Ельцина, немаловажным было и то обстоятельство, что, будучи закоренелыми врагами, они образовывали для Путина систему противовесов. Чем, как известно, обеспечивалась устойчивость всех ельцинских систем.
       
       Естественно, что триумвират не афишировался – их открытое участие в президентской кампании Путина закончилось бы для преемника плачевно. Почему общество и не разглядело за фигурой Путина лишние две тени. Их никто возле Путина и не искал.
       Как и в Древнем Риме, на политическом «поле брани» нашему триумвирату просто некому было противостоять. Союзники без труда расправились с личными Брутом и Крассом Ельцина – Лужковым и Примаковым. Березовский за три месяца организовал очередную партию власти и внешне победоносную войну. Чубайс в думскую кампанию с такой эксцентрикой подавал СПС и его вождей, что Путин на таком контрапункте без труда смог предстать в глазах общества в образе вменяемого и здравомыслящего политика либеральной ориентации.
       В Риме первым из состава триумвирата выбыл Лепид, у нас первым пострадал Березовский. Вероятнее всего, не Путин, а именно Чубайс расправился со своим старым врагом, посчитав, что одна из двух дополнительных теней у президента явно лишняя. Так год назад на политической сцене возникла новая ситуация, аналогичная очередной римской, когда там остались только Антоний и Октавиан.
       Пока трудно определить, кто из них сильнее. Президент является только формальным лидером питерской команды, в то время как Чубайс – реальным. Чубайс к тому же возглавляет олигархов, которых он собрал под крышей Российского союза промышленников и предпринимателей, превратив последний в штаб-квартиру олигархического сообщества.
       
       Наши олигархи были и остаются не столько бизнесменами, сколько бюрократами, которым достались куски советского промышленного потенциала. Поэтому они де-факто являются верхушкой бюрократической элиты. По крайней мере, ее федеральной части. А Чубайс, соответственно, на самом деле является лидером бюрократии. Его положение в этом статусе поддерживается не только олигархическим сообществом и федеральной бюрократией, но и частью провинциального чиновничества, зависимого от РАО «ЕЭС». Причем он является вождем, популярным в бюрократических массах.
       Перепробовав разные комбинации властной команды, Ельцин в конце концов вернулся к брежневскому варианту – главенству на Олимпе бюрократической и военной элит. В те времена этот властный союз можно было разглядеть без особого труда – во время демонстраций на Мавзолее стояло поровну бюрократов и генералов. Однако если тогда бюрократы верховодили в союзе, а военные в нем были на положении младших партнеров, то теперь положение изменилось с точностью до наоборот.
       Ельцин, чтобы не возвращаться к до конца советской системе, произвел «рокировочку», в результате которой главными стали военные, тогда как бюрократам пришлось довольствоваться ролью «младшеньких». В этом союзе генералам достался контроль над кремлевской администрацией, силовыми, правовыми ведомствами и МИДом, тогда как бюрократам пришлось удовлетвориться вотчиной в виде гражданской части правительства. Зная честолюбие и амбиции Чубайса, трудно ожидать, что его устроит такой расклад ролей. Поэтому он, вероятнее всего, обязательно будет воевать с Октавианом за наследство Цезаря.
       
       Путин, став президентом, автоматически возглавил военную элиту. И как выходец из нее, и как Верховный главнокомандующий. Поэтому должен заботиться еще и о сохранении главенствующего положения военной элиты в ее союзе с бюрократией. Президенту необходимо не только консолидировать военных, для чего требуется «сдружить» армию и спецслужбы, но и всесторонне подготовить их к грядущей «войне за советское наследство». Тем более что в случае победы бюрократов они обязательно «рокирнут» военных и вместо них выберут себе союзников послабее – политическую или экономическую элиту. То есть вернут генералов в положение, в котором они находились всю ельцинскую эпоху. Поэтому для них предстоящая «битва титанов» будет борьбой не на жизнь, а на смерть.
       Сил для ведения «демократической» войны у Путина не так много. Он пришел во власть практически без команды и не может опираться на всех питерцев – в борьбе с Чубайсом его поддержат только те, кто очень уж не любит энергетического маршала. Последние группируются вокруг Яковлева, почему Путину и пришлось пойти на союз с питерским губернатором.
       Президент, одержав победу над командой Лужкова, с ходу не взял Москву, потому что ему важнее был «живой» враг Чубайса, нежели «мертвый» его собственный соперник. Опять же за Лужковым по-прежнему стоит значительная часть региональной элиты. Намечаемое объединение «Единства» с «Отечеством», скорее всего, представляет процедуру закрепления союза с Лужковым, которому разгром Чубайса доставит даже большую радость, чем завершение строительства храма Христа Спасителя.
       Поэтому атака РАО на «Мосэнерго», вероятно, представляет собой «ответный ход» Антония, стремящегося восстановить позиционное равновесие в Московском регионе.
       Стоит напомнить, что список «Единства» возглавляли трое «в штатском» – генерал-полковник Шойгу, генерал-майор Гуров и полковник Карелин. Худо-бедно, но заметную часть провинциальной бюрократии они в свои ряды заманили. Если к ним приплюсовать бюрократов, объединенных «Отечеством», и «сочувствующих» Путину чиновников коммунистической ориентации, получается, что региональная бюрократия в основном контролируется все-таки военными. Будет ли с нее толк в будущей войне – это другой вопрос. Хотя эти вояки вполне сгодятся для партизанской войны с олигархами — их предприятия находятся в провинции и потому уязвимы для будущих «народных мстителей».
       Когда Березовский недав-но предрекал Путину близкий конец его президентства, он, кроме личной обиды, намекал слабому в его представлении Путину, что следующей жертвой вероломного Чубайса станет он сам. А потому Березовский ему еще пригодится и, соответственно, не стоит его до конца «мочить». И, самое интересное, «мочить» Березовского действительно прекратили.
       Мало того, если посмотреть внимательно, то никто из команды Березовского или просто близких ему людей никуда не делся. Большинство из них если и были отодвинуты, то максимум на одну позицию. Это означает, что команда российского Лепида полностью сохранена и постепенно рекрутируется в ряды команды Путина. Учитывая ненависть людей Березовского к Чубайсу, они, скорее всего, составят костяк преторианской гвардии Октавиана.
       
       В будущей «демократической войне», как и в предыдущих, в роли наступательного оружия будут использоваться общенациональные электронные СМИ. Здесь у военных наблюдается ощутимый перевес. Глядя, как ОРТ болеет за военных в Чечне, можно не сомневаться, что этот канал всей душой стоит на их стороне. Причем с благословения «великомученика Бориса». С РТР ситуация не так однозначна – как полностью государственная телекомпания подчиняется Минпечати. То есть контролируемой Антонием гражданской части правительства. Приход Доренко на канал «Московия» означает, что и третий канал принял сторону военных.
       В этом смысле успешный штурм оставшегося бесхозным НТВ можно отнести к стратегическому успеху Антония. То, что НТВ досталось именно Чубайсу, свидетельствует тот факт, что его возглавили наиболее близкие к энергетическому маршалу люди – Кох и Йордан. Но это можно будет считать реальной победой только в том случае, если поставленный во главе «Газпрома» «гусарский корнет» Миллер тоже является человеком Антония. Если же он «засланный казачок» Октавиана, то у «главного калибра» Чубайса оказываются полностью незащищенными тылы – «Газпром» в пять минут может обезглавить «Газпром-медиа» и перенацелить орудия телекомпании совсем в другую сторону. Эта ситуация прояснится только после окончания истории с «поиском иностранного инвестора».
       На «взятие НТВ» военные, надо отдать им должное, контр-атаковали молниеносно и с не-ожиданной стороны – принятое Думой ограничение на пакеты акций для иностранцев уже лишило Чубайса возможности взять НТВ под надежный контроль. Если ему не удастся решить вопрос хотя бы с блокирующим пакетом, захват телеканала окажется шумным, но бессмысленным политическим шоу.
       
       Однако у каждой из сторон имеются серьезные проблемы, которые могут обнулить все шансы на победу. Чечня для военной элиты из головной боли постепенно превращается в политическую мину, которую, чем дальше, тем будет труднее обезвредить. Бюрократов понемногу лишает сна проблема отсутствия реального контроля за правоохранительными органами. Дело в том, что любого из них, а уж олигархов тем более, можно посадить на основании доброй половины статей Уголовного кодекса. При этом они прекрасно понимают, что воевать с ними будут по рецепту, действенность которого была проверена военными на прошлых выборах. То есть «мочить» под рукоплескания всего российского народа. А кроме них, кандидатов на место в сортире в стране просто нет.
       Не только у военной элиты, но и у самого Путина просто нет выбора. Чубайс является единственной фигурой, стоящей у него на пути к реальному президентству, не говоря уж о втором сроке.
       На следующих президентских выборах военные и бюрократы сойдутся один на один – политическая и экономическая элиты пока еще пребывают в младенческом состоянии и ничего страшнее «гули-гули» выдать неспособны. Точнее, генеральное сражение начнется с думской кампании, но завершится с окончанием президентской. При этом ни малейших шансов на какое-то мирное соглашение нет в принципе.
       В любом варианте нынешнее затишье на российском Олимпе обманчиво – все заняты подготовкой к войне. Друзья-соперники энергично пополняют свои ряды и занимают пока еще нейтральные политические высоты. Это значит, что до настоящего боя не будет никаких «громких дел». У сторон на счету каждый штык, и потому ни те, ни другие чистками своих рядов заниматься не станут. А чистить чужие ряды пока не позволяют союзнические обязательства.
       Поэтому внешняя стабильность верховной власти в своей основе имеет не единство, а вооруженный до зубов нейтралитет. И пока не настало время решающего боя, противники стараются набрать очки — каждый на удобном для себя поле. Путин – в политической деятельности, Чубайс – в сфере экономики. Отсюда такая активность президента на международной арене. И демонстрируемая проектом бюджета внезапная переориентация контролируемого его соперником правительства на социальные программы.
       
       Но после того как в 2004 году один из нынешних союзников задушит другого, начнется то, что всегда бывает после победы – резня побежденных и мародерство победителей. Так что следующие четыре года могут повторить эпоху либеральных реформ 1991—1995 годов.
       И только к 2008 году для страны наступит следующий после 1991 года «момент истины». В стране понемногу пошел процесс нарождения новых полноценных политической и экономической элит. Если к 2008 году они смогут достаточно окрепнуть и объединиться, тогда у них появится шанс победить «партии власти».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera