Сюжеты

ВНИЗ ПО ЮКОНУ — ПРОСКОЧИШЬ В РОССИЮ

Этот материал вышел в № 73 от 08 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Продолжаем публиковать дневник нашего специального корреспондента Игоря Маслова. На пути из Москвы в Москву он прошел уже десяток-другой государств. Перед вами фрагменты его сплава по Юкону 4 июня. На задворках Нулато Тут была русская...


       


       Продолжаем публиковать дневник нашего специального корреспондента Игоря Маслова. На пути из Москвы в Москву он прошел уже десяток-другой государств. Перед вами фрагменты его сплава по Юкону
       
       4 июня.
       На задворках Нулато

       Тут была русская крепость. Остались пара холмиков и ямок, обнесенных загородкой. Ни имен, ничего, один крест. А у индейцев кладбище на холме. Тут надо быть, как местные, как индейцы. Налили — пей, забили — кури, пошутили — посмейся, все на могилы — и ты грабли в руки. Обычно тут «дрифтеров» — тех, кто дрейфует вниз по реке, гонят на второй день. Меня пока терпят.
       Вчера к палатке приезжал Келли Саммерс, местный механик и дорожный строитель. Он белый человек, он хвалился, что все дороги проложил в Нулато. Он привез старого хрена по кличке Рацебик, который знаменит тем, что был вторым пилотом у знаменитого первого пилота, чью кличку давно забыли. Они приехали и стали пугать меня медведями. И ничего смешного. Прямо говорят: «Soon your girlfriend will fuck someone else».*
       Вот несколько советов от медведя. Нельзя держать еду в палатке. А то зверь придет на запах тушенки, ну и туриста заодно прихватит. Если идешь по лесу, надо шуметь, кричать иногда, медведь сам отойдет в сторону. Но старый Рацебик так сказал: «Медведь только что проснулся. Рыбы в реке нет. Ягод нет. Чего ему есть? Тебя!» Вообще-то опасны только молодые-глупые медведи, или старые-больные, которые уже на лося не тянут, или молодые матери с медвежатами, или медведи по весне, только что из берлоги, или по осени, когда наедаются впрок.
       Два медведя тут на Аляске водятся: гризли и… не-гризли. Не-гризли (простой медведь) даже более опасен, поскольку любопытен. Ничего, что я столько о медведях?
       Келли Саммерс мне нож подарил. Он говорит, что, если ткнуть ножом в нос, тот будет чуять только запах своей крови и будет дезориентирован. И чуть мне винтовку не подарил. Потом, говорит, давай сто баксов…
       А к палатке еще народ валит, и с вискарем, и поехали кататься по взлетной полосе, разогнались, но так и не взлетели. Начал-то я со священником, а кончил пьяными гонками. Священник — миссионер из Польши — и был там, куда мне надо, на Малом Диомеде. На Малом Диомеде — там (стишок!) белые медведи! И священник все семь лет, что был на Аляске, ведет дневник. И вот где пересеклись две сюжетные линии. В тот вечер в блокноте священника появились строки: «В комнату вошел молодой, умудренный в скитаниях человек с ясным взором и энергичной походкой. О, сколько дорог расстилается перед его подошвами. Ни гризли, ни не-гризли не устрашат его! Аминь.» **
       
       11 июня только началось
       Я — на рафте (резиновая лодка). Рафт — на Юконе. Юкон есть на карте мира. На контурной карте можно нанести где-то между Нулато и Грейлингом. Триста километров между ними. Поужинал плотно макаронами холодными, консервой, кофе в термосе. Квохчут дикие гуси, три часа ночи, светло. И, бросив весла, журналист вспоминает профессию.
       Напугали меня в Нулато медведями гризли. И я купил рафт за 50 баксов. (Бутылка виски стоит 40.) Дрифтеров — таких, как я, в деревнях не любят. Дрифтер убил почтальоншу в деревне Руби. Дрифтер застрелил копа, прилетевшего за ним на вертолете. Впрочем, не любят по Юкону и копов.
       Атабаски — вольное племя. Выгнали эскимосов во льды. И даже есть среди атабасков японцы. «Джимми-япошка» приплыл в Америку во время Первой мировой. На войне он служил коком. Осел Джимми в Нулато. Все на него косились, а Джимми собирал по холмам травки и готовил японские блюда. А потом и женился на местной. Старики говорят: Джимми был хитрый япошка. Из-за него все тогда впервые увидели самолет. Он ставил силки на лис, но сразу не снимал шкуры. Джимми наловил штук двадцать и построил им избушку. Только крышу сделал дырявую — снег положительно влияет на пушистость. И к Рождеству Джимми наконец-то обесшкурил лисиц. А мясо он, наверное, отдал собакам. Но главное, из Фейрбенкса прилетел этот самолет и забрал шкуры по семь баксов штука. Семь баксов! На доллар тогда можно было купить три фунта кофе. О, я тоже не знаю, сколько это в килограммах. Прилично. А раз Джимми упал с собачьих саней — и все. Никто не разбирался, какая причина. Сам умер, чего разбираться. Оставил после себя дом и сына, Генри-япошку. Тот стал механиком, собрал без инструкции паровое отопление для школы. Привезли его без инструкции. А Генри его и так собрал. И год назад умер. Но Арон-япошка — только на четверть япошка, уже незаменим в Нулато. Двадцать четыре года парню. Кроссовки от Джордана, за 120 баксов. Если за вискарем — это в «Ласт Чэнс» надо гнать, а если чего позажигательней — к япошке. И старики гундят, что нонешние уже на гризли с ружьем не ходят и бобра не бьют, а только в нинтендо играют. Да так оно и есть.
       Но копов на Юконе все-таки не любят. Прислали в Нулато одного, в туристических ботинках. Для профилактики ему колеса проткнули. Мент награду объявил в сто баксов. Никто не настучал, все же свои, а мент чужой. Ружья, ружья, ружья. Стоят у дверей, как веники. В Калтаг — деревню — копов вызывают из Фейрбенкса. Они прилетают в брониках и с М-16. Калтаг — глуше деревня, чем Нулато. В ней верят в сасквотчей, в снежного человека. Говорят, сто миль ниже по реке есть деревня, где видели снежного человека. А не верят там в то, что в Фейрбенксе есть дома в пять этажей.
       Сколько написал, лишь бы не грести. Пора, пора, а то Юкон ведь замерзнет.
       
       * «Скоро твоя девушка изменит тебе» (перевод редакции).
       ** Это Маслов о себе (прим. ред.).
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera