Сюжеты

ДЕНЬГИ НА КОСМОС УШЛИ ПОД ВОДУ

Этот материал вышел в № 75 от 15 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

До сих пор каждый сознательный москвич может пожертвовать сэкономленные рубли на спасение давно затонувшей в океане космической станции «Мир» Не так давно наш корреспондент обнаружил, что отделения Сбербан ка все еще ведут прием...


До сих пор каждый сознательный москвич может пожертвовать сэкономленные рубли на спасение давно затонувшей в океане космической станции «Мир»
       

   
       Не так давно наш корреспондент обнаружил, что отделения Сбербан ка все еще ведут прием добровольных взносов в Народный благотворительный фонд сохранения космической станции «Мир», о чем «Новая газета» уже сообщала (№ 51). Мы попытались разобраться, что это за фонд, кто его учредители и почему до сих пор идет сбор средств на сохранение давно утопшего «Мира».
       Как нам удалось выяснить, инициаторами создания Народного благотворительного фонда стали известные летчики-космонавты, в том числе и депутат Госдумы Виталий Севастьянов. 2 апреля 1999 года Госдума выпустила постановление № 3836-IIГД «О создании Народного благотворительного фонда сохранения космической станции «Мир». Но оно по дороге обросло дополнительными украшениями: было принято решение «поддержать инициативу Совета по проблемам устойчивого развития и обеспечения антикризисных мер и международной некоммерческой организации «Слававиакосмос» о создании фонда». Инициативы летчиков–космонавтов оказалось недостаточно — пришлось привлекать две никому не известные полукоммерческие структуры, которым депутаты почему-то доверяли.
       После такого оформления у фонда все стало хорошо: депутаты обращались к представителям деловых кругов, директорам заводов, губернаторам и другим уважаемым и богатым людям с просьбой «оказать посильную помощь». Вот, например, выдержка из текста телеграммы, поступившей в адрес губернатора Архангельской области Анатолия Ефремова за подписью Севастьянова, профессора Братищева и депутата Госдумы Алексея Зотикова: «В настоящее время сложилась просто катастрофическая ситуация в российской пилотируемой космонавтике. Орбитальный комплекс «Мир» по вине определенных заинтересованных политических сил оказался у последней черты. Время его жизни уже пошло отсчитывать последние недели. Для спасения нашего последнего национального достояния и сохранения тем самым ведущих позиций в космосе срочно нужны инвестиции...»
       Легко понять, что взносов губернаторов и представителей коммерческих кругов оказалось недостаточно для сохранения станции, тем более что мало кто из благотворителей отличался оперативностью при переводе денег, – станцию все-таки утопили.
       А деньги как же? И вообще сколько их собрали (и собирают еще?), учитывая, что все средства, проходившие через счета фонда, практически не входили в налогооблагаемую базу, поскольку фонд этот пользовался значительными льготами?
       Появившаяся в прессе информация, что фонд якобы закрылся еще весной, нас ни в чем не убедила, потому что банковский счет № 40703810100020106000, открытый в Главном операционном управлении Сбербанка РФ, продолжал жить и после официальной смерти хозяина. В чем мы убедились лично, внеся свою лепту общей суммой 10 руб. (см. «Новую газету» № 51).
       Не будем гадать о причинах всей этой аномалии, только хочется напомнить, что подобную же ситуацию мы наблюдали в случаях с различными инвестиционными фондами, появлявшимися как грибы после дождя на заре чековой приватизации. Большинство из них вроде как ликвидировалось несколько лет назад, не выплатив своим вкладчикам ни копейки, но до сих пор имеют офисы в Москве. При этом фонды эти имеют свойство перепрофилироваться: те, кто раньше собирался строить «народные» автомобили, сейчас продает новенькие «Мерседесы», а бывшие строители недвижимости в Москве теперь торгуют рыбными консервами.
       Мы вовсе не хотим сказать, что такая же участь постигла и Народный благотворительный фонд сохранения космической станции «Мир». Чтобы отмести все подозрения, мы решили связаться с его руководством. Бывший гендиректор фонда Анатолий Арцебарский комментировать ситуацию отказался. Сотрудников тоже найти не удалось: телефоны фонда уже несколько месяцев не отвечают, да и в его офисе на Старой Басманной, 16/1, строение 5, сейчас «живут» совсем другие структуры.
       Почему «закрытый» фонд забыли исключить из списков налогоплательщиков-льготников? Почему оставили счет?
       В этой ситуации «некоторым структурам очень удобно пользоваться счетом фонда для своих операций», сообщил нам сотрудник одной из московских консалтинговых фирм, просивший не называть его имя. Бывший пресс-секретарь фонда Евгения Девятьярова, правда, попыталась это опровергнуть, сообщив, что снимать деньги со счетов фонда можно, только имея на руках документ с подписью его гендиректора летчика-космонавта Анатолия Арцебарского. Но, как объяснили нам в одном из отделений Сбербанка, это далеко не так. Гендиректор мог выдать доверенность любому лицу на право управления счетом. Именно поэтому обвинять Анатолия Павловича в чем-либо мы не можем...
       А к Сбербанку вообще никаких претензий, поскольку буквально за неделю до этой публикации мы получили ошеломляющую новость: фонд, оказывается, официально так и не был закрыт. И только сейчас вроде бы правление решает его судьбу.
       Мы долго пытались достучаться до отцов-основателей фонда, чтобы подтвердить или опровергнуть эту информацию. Но президент фонда, депутат от КПРФ Виталий Севастьянов, постоянно куда-то исчезал. По словам его помощников, депутата то не оказывалось на месте, то он был в командировке и так далее. Мы навели справки. Выяснилось, что действительно депутат Севастьянов в Думе появляется нечасто. Увы.
       Итак, сухой остаток: одобренный депутатами и губернаторами Народный благотворительный фонд сохранения космической станции «Мир» не выполнил своей основной задачи – «Мир» не спас. Но, может быть, все-таки улучшил чье-то материальное положение? Очень хотелось бы знать: чье? Ну не могут же просто так пылиться деньги...
       
       P.S.
       Просим считать этот материал нашим редакционным запросом в Генеральную прокуратуру. Очень хочется надеяться, что в итоге выяснится: даже если деньги не достигли космоса, то помогли тем, кто в них действительно нуждается.
       12 октября 2001 года в Таганском отделении Сбербанка нам подтвердили, что счет еще действует. Никакого письма, запрещающего принимать деньги от населения, не поступило.

       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera