Сюжеты

КОГДА-ТО ПАКИСТАН И США СОВМЕСТНО СОЗДАЛИ ПРОЕКТ «ТАЛИБАН»

Этот материал вышел в № 75 от 15 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Теперь война в Афганистане может спровоцировать исламскую революцию в Пакистане Сегодня, 15 октября, в Исламабад прибывает государственный секретарь США Коллин Пауэл. К его визиту местные исламисты готовят массовые акции протеста Пока...


Теперь война в Афганистане может спровоцировать исламскую революцию в Пакистане
      

    
       Сегодня, 15 октября, в Исламабад прибывает государственный секретарь США Коллин Пауэл. К его визиту местные исламисты готовят массовые акции протеста
       
       Пока американские генералы сообщают об уничтоженных в Афганистане военных объектах, «взрывная» волна бомбежек накрыла соседний Пакистан. Сегодня это государство напоминает разворошенный муравейник; акции протеста против участия Пакистана в новой афганской войне на стороне США приобретают все более масштабный характер.
       Пакистан образовался в 1947 году в результате раздела колониальной Британской Индии на два доминиона — Индийский союз и Пакистан. Раздел произошел по религиозному признаку. «Страну чистых» — что в переводе означает слово «Пакистан» — составили районы, в которых преобладали мусульмане. С первых дней своего существования Пакистан проявил себя как неустойчивое государственное образование. На востоке страны сразу же начались конфликты с Индией из-за территориальных разногласий. На западе проживающие вдоль границы с Афганистаном пуштунские племена потребовали создания своего независимого государства.
       Для того чтобы страна не развалилась и выжила, ее руководству нужно было в короткие сроки выработать такую доктрину развития, которая смогла бы обеспечить стабильность. Спасительную формулу подсказала сама жизнь: для относительно спокойного существования Пакистан должен располагать сильной армией, общим для всего населения внешним врагом (Индия) и другом (Афганистан).
       Нормализация отношений с Афганистаном для Исламабада была жизненно важна прежде всего для усмирения сепаратистских настроений внутри страны. По обе стороны афгано-пакистанской границы проживали пуштунские племена. Причем в самом Пакистане пуштунов было в два раза больше чем в Афганистане. Со временем остроту проблемы удалось сгладить. Тем не менее границу между двумя странами Кабул так и не признал.
       До конца 70-х годов Пакистан прозябал на задворках мировой политики, перебиваясь доходами от сельского хозяйства, легкой промышленности и контрабанды. В 1979 году Советский Союз преподнес Исламабаду царский подарок – ввел свои войска в Афганистан. Во-первых, после этого многочисленным афганским политикам и полевым командирам уже было недосуг вспоминать о «Пуштунистане». Во-вторых, Пакистан превратился в форпост борьбы с коммунизмом в Азии.
       США стали оказывать Исламабаду масштабную финансовую помощь. В 80-е годы Пакистан получил в виде инвестиций около 8 млрд долларов, причем не менее 3 млн – почти даром. Львиная доля этих средств была затрачена на модернизацию и перевооружение армии. Кроме того, Пакистан стал посредником в распределении средств, предназначенных для обустройства афганских беженцев (около 3 млн человек). У Исламабада появилась реальная возможность наращивать свое влияние в Афганистане, что он и сделал уже в 90-х годах, приняв деятельное участие в создании движения «Талибан».
       История появления талибов в связи с событиями 11 сентября более или менее подробно освещена в СМИ. Ясно, что без поддержки Пакистана движение талибов не просуществовало бы и одного дня. Вкладывая деньги в движение «Талибан», оказывая ему всестороннюю поддержку оружием и военными специалистами, Пакистан рассчитывал привести его к власти в Афганистане и, таким образом, надолго «приручить» пуштунов. Эта сложная операция почти увенчалась успехом в конце 90-х годов, когда талибы установили свой контроль почти над всей территорией Афганистана (90%). В Исламабаде торжествовали. А в столицах крупных держав, в том числе и в России, в полный голос заговорили о необходимости признать «Талибан» в качестве законной власти в Афганистане.
       Однако вскоре талибы увязли в позиционных боях с Северным альянсом, а затем и вовсе откатились под ударами Ахмад Шаха Масуда. Правыми оказались те эксперты, которые указывали на невозможность установления стабильной власти в Афганистане, если она опирается только на один из населяющих страну этносов (в случае с талибами – на пуштунов).
       Глубокое разочарование в своей афганской политике испытывает сегодня не только Исламабад, но и другой «крестный отец» талибов — Вашингтон. Это сейчас талибы для США – исчадие ада. Однако относительно недавно эти «студенты» казались им вполне приличными.
       Вот что писала, например, газета «Уолл-стрит джорнэл» шесть лет назад: «Талибы – это, возможно, лучшее, что есть в Афганистане за последние годы. И они рассчитывают на поддержку Запада в своем стремлении восстановить независимость Афганистана и освободить страну от торговцев наркотиками и заезжих террористов… Не являются талибы и религиозными фанатиками, по крайней мере в опасной степени».
       Американцам легче – они далеко. Другое дело — Пакистан. Им расхлебывать заваренную кашу придется долго. Выполнив требование Вашингтона — изменить на 180 градусов политику в отношении талибов (читай: пуштунов), Исламабад тем самым воистину наступил на горло собственной песне.
       Выстраиваемое в течение двух десятков лет с таким трудом и затратами здание пакистано-пуштунской дружбы рухнуло в одночасье. Иного выбора у Мушаррафа, армейского генерала, видимо, и не было. Но за этот выбор Пакистану придется заплатить немалую цену. Отношения с пуштунами — одна из важнейших составляющих безопасности государства – разрушены.
       Нынешние митинги и демонстрации в Пакистане – это все на поверхности. Куда важнее то, что происходит сейчас за кулисами. Вполне вероятно, там, в тиши кабинетов, лидеры различных политических и религиозных организаций (в том числе и радикальных, коих в Пакистане несть числа) горячо обсуждают ситуацию и, вполне вероятно, плетут заговоры.
       Именно поэтому Мушарраф проводит аресты и увольняет своих бывших соратников. Это только начало. Новые репрессии неизбежны. В офицерском корпусе армии и спецслужб пуштуны составляют около 18%. И это только один пример, указывающий на сложность ситуации.
       Сегодня Пакистан переживает, пожалуй, самый серьезный кризис с момента своего основания. Удастся ли его преодолеть, сейчас предсказать трудно. Во всяком случае, минимальными потерями не обойтись.
       В свое время рискованные политические игры американцев в Иране привели к тому, что светский режим там был сметен исламской революцией. Иран из лояльной по отношению к США страны превратился во врага. Пока нет оснований ожидать повторения подобного сценария в Пакистане. Но, без сомнения, определенные предпосылки для исламской революции уже созданы. По мере того, как военная операция США против Афганистана будет затягиваться, одновременно будет возрастать и вероятность религиозного взрыва в Пакистане.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera