Сюжеты

«МЫ БЕДНЫЕ, ДОРОГАЯ РЕДАКЦИЯ»

Этот материал вышел в № 75 от 15 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Большинство писем в «Новую газету» — о нищете Не знаю, как проходит День нищеты за рубежом. Может, банкиры отваливают от щедрот сотню-другую баксов в благотворительные фонды. Может, покупают в дома престарелых ковровые дорожки. Или...


Большинство писем в «Новую газету» — о нищете
       
       Не знаю, как проходит День нищеты за рубежом. Может, банкиры отваливают от щедрот сотню-другую баксов в благотворительные фонды. Может, покупают в дома престарелых ковровые дорожки. Или привозят в ночлежки для бомжей средства от перхоти.
       В редакцию «Новой газеты» приходят сотни писем. Каждое третье — как раз о бедности: нет денег, нет возможности заработать, уже нет здоровья, давно нет сил. Бывают послания с конкретными рекомендациями, как нашей стране избавиться от нищеты. Например, житель Старого Оскола С. П. Гаврилин советует правительству перестать заниматься «реформированием резинового презерватива». Москвичка А. С. Выходская предлагает чиновникам меньше брать взятки, «а то народ обнищал окончательно». Наш читатель Михаил С. считает, что надо меньше врать, воровать и воевать. «Новая газета» присоединяется.
       В этом номере мы публикуем некоторые из писем.
       Поскольку в России бедность — общее место, предлагаю сделать протест ежедневным и всенародным
       
       ...Мне нужно заработать немного денег, чтобы поесть. Все сорок пять лет меня учили. Я умею только писать и читать. Для физической подработки я не гожусь по состоянию здоровья и образу жизни. Поэтому пишу немного и этим кормлюсь. Печатной машинки и специальной бумаги у меня нет. Пишу обычно на полях рекламных бесплатных газет, а в редакции газет и журналов пишу в ученических тетрадях. На учете в диспансерах не состою.
       В школе писал в стенгазету. На работе писал докладные (доносы) на коллег, тоже бесплатно и вынужденно. На меня тоже писали, но я опережал. Когда работать не стало сил, а до пенсии осталось пятнадцать лет, я начал писать в газеты и журналы. Печатали бесплатно как письма читателей или не печатали вовсе...
       Теперь решил одолжить у соседей и издать свою прозу за деньги отдельной книжкой: может быть, кто-то купит? Цену назначил издатель. Ему все равно, что я написал, раз я плачу. Если раздам эту книжку за небольшую цену (по себестоимости плюс налоги несколько процентов плюс десять процентов себе), хотя бы соседям в счет долга, также раздам эту мою книжку по букинистическим и лоткам книжным; к тому же, может быть, родственники купят из жалости... Друзей и знакомых у меня нет. Кому интересен бедный, в заботах затюканный мужчина средних лет, лысый и невидный? Серая личность с комплексами. Тьфу!
       Много мне не нужно. Одеваюсь в старое, что есть. На проезд не трачу — сижу дома. Питаюсь хлебом и чаем. Мне и хватает. Помните «Шинель»? Так я хуже... Пробовал подаяние просить, но прогоняют конкуренты и органы. А постоять за себя я не умею. Драться боюсь, могут очки единственные разбить. Льгот и дотаций не полагается по закону. Инвалидность в поликлинике не дают. Заведующая терапевтическим отделением и главврач на меня обиделись за что-то...
       В райсобес идти и вовсе боюсь, молодой еще. Там пенсионеры-ветераны ругаться начнут, могут клюшками поколотить...
       На самостоятельное издание книжкой моего авторского рассказа денег никто не дал. Понесу в газету. Опять напечатают бесплатно как читательский отзыв. Вот так всегда со мной получается. Когда же это кончится?
       Московская обл., Солнечногорский р-н, В. П. (Полный адрес — в редакции.)
       
       Здравствуйте, дорогая редакция «Новой газеты»!
       Обращаемся к вам за помощью и с вашей помощью хотим обратиться к умным, добрым, толковым, отзывчивым людям, кто советом, делом может спасти нашу жизнь и помочь материально или морально.
       Я инвалид II гр. по онкозаболеванию, одна воспитываю дочку, и мы не можем устроиться в этой жизни; пока нас приютили добрые люди, но жизнь протекает очень сложно. Нигде не можем хотя бы временно зарегистрироваться. (А как, интересно, в Америке без регистрации живут?) Сейчас вроде век компьютеризации, пора бы и реформы провести в паспортной системе; ведь бездомных полстраны, нищих полстраны, а кто-то за счет их горя наживается.
       А т.к. нет регистрации, то и на работу трудно устроиться, и все остальное... И получается, что жизнь наша обрывается, а это противоречит нашей Конституции.
       665825, Иркутская обл., г. Ангарск-25. До востребования, п/п XIV-ЕТ № 615284.
       
       Мне 38 лет, и я ничто. Маленькое, пустое, гулкое ничто.
       У меня двое ребятишек, я стараюсь почаще говорить им, как сильно их люблю. Они должны это знать. Так больно чувствовать себя никому не нужной. Не умею хитрить, двуличничать, мстить, ненавидеть, добиваться своего.
       Мне 38 лет — и ничего, у меня нет ничего. Нет дома, работы и, соответственно, денег. За три месяца биржа перечислила 100 рублей. Работаю с пятого класса, и то, что сейчас нет этой возможности, очень угнетает. Никчемный я человек. Мои дети могут только сердиться на меня. Я ничего не смогла им дать. Естественный отбор. Выживает сильнейший, хитрейший, подлейший.
       У меня пока еще есть муж, уехал куда-то на Север, пытаясь заработать. Я писала Путину, нашему заботливому президенту, просила крошечную однокомнатную квартирку в городе, где работает муж, работу нашла бы сама. Очень вежливо дали понять, что больших идиоток, чем я, на свете не существует... Хочется вырастить детей, да только успею ли?
       Наверное, сильный человек выдержал бы многое, но я не сильная, я очень слабое существо. Мне без помощи не выжить. Да только у кого ее еще просить? У Березовского? Аристова? Черномырдина? Разумеется, они богаты, и то, что для меня — несбыточная мечта, для них всего лишь ужин в ресторане. Да только чем богаче человек, тем равнодушнее, черствее, язвительнее становится. Деньги создают вокруг них непробиваемую броню, и что им до нас?
       Только теперь, когда я вижу по телевизору, как наш президент произносит очередные дежурные фразы, полные заботы о семьях, женщинах, горько сжимается душа. Больно и стыдно за свое унижение.
       ...Я бы рада поехать в любую страну, быть слугой, чернорабочей, лишь бы у меня и моих детей были работа и дом. Да только кому мы нужны... В Америке люди собрали 100 с лишним тысяч долларов, чтобы наказать убийцу собаки, а в нашей проклятой стране люди не стоят ничего, пока живы.
       Если у вас есть возможность, передайте это письмо Березовскому. Он кажется проще и человечнее прочих. Скрывать мне нечего, это не блеф бездельника.
       Наш адрес: Челябинская обл., Октябрьский р-н, Надежде Б. (Полный адрес — в редакции.)
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera