Сюжеты

СТАРЫЕ ОБИДЫ И НОВЫЕ КОНФЛИКТЫ

Этот материал вышел в № 76 от 18 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Грузия стоит на пороге краха? Несмотря на то что В. Путин и Э. Шеварднадзе обменялись примирительными заявлениями, вряд ли это означает, что пик обострения отношений между Москвой и Тбилиси пройден. Главная причина напряженности в...


Грузия стоит на пороге краха?
       


       Несмотря на то что В. Путин и Э. Шеварднадзе обменялись примирительными заявлениями, вряд ли это означает, что пик обострения отношений между Москвой и Тбилиси пройден. Главная причина напряженности в отношениях – неурегулированность грузино-абхазского конфликта — остается неизменной. Крайне маловероятно, что этот конфликт вообще будет разрешен в обозримом будущем
       
       Нет никаких реальных возможностей, которые могли бы позволить свести воедино две совершенно противоположные позиции конфликтующих сторон. Абхазия стремится к тому, чтобы сохранить свой независимый статус де-факто и закрепить его де-юре. Сухуми рассчитывает на фактор времени и ссылается на опыт истории других стран. Тбилиси, естественно, настаивает на восстановлении территориальной целостности Грузии, предлагая при этом Сухуми «самый высокий статус автономии».
       Специалисты извели горы бумаг, провели бесчисленное множество переговоров, конференций и «круглых столов» по теме урегулирования. Однако по существу в этом вопросе не удалось продвинуться ни на шаг. Стороны стоят на своих позициях и на компромисс не идут.
       Конфликт можно было бы быстро уладить, если бы в это дело со всей решительностью вмешалась извне третья сторона. Исторический опыт свидетельствует, что войны на Кавказе прекращались только тогда, когда под давлением внешней силы местные жители переставали бегать друг за другом по горам с оружием и переходили к мирной жизни. Так, например, было с закавказскими народами, которые вошли в состав Российской империи в начале XIX века. Так было и позднее, при Союзе. Можно сколько угодно обвинять СССР в том, что он неправильно разметил границы, установил этнические «мины замедленного действия» и вообще душил свободолюбивые народы. Но Грузия, Армения и Азербайджан в то время располагали возможностью существовать спокойно и мирно. Руководители независимых кавказских государств ничего толкового в плане мирного строительства на Кавказе предложить не смогли, кроме пространных рассуждений о мифическом «общем кавказском доме».
       После развала советской империи на Кавказе вспылили все старые обиды и конфликты. Иначе и быть не могло. У горячих и нервных наций, народов, этнических групп, живущих на Кавказе, представление о справедливом урегулировании спорных вопросов свое. (Прибавьте сюда ограниченность жизненного пространства.) А потому, оставшись без присмотра, они сразу же полезли в драку. А как только дождались раздела вооружений бывшей Советской армии, тут же пустили его в дело.
       Можно сказать: международные организации, занимающиеся организацией переговоров, едят свой хлеб даром. Максимум, на что они способны, – временно развести воюющие стороны и не дать им сцепиться вновь. Эту миссию в зоне грузино-абхазского конфликта и взяла на себя Россия.
       Анализ ситуации, сложившейся в зоне конфликта, показывает, что большая часть вины за обострение ситуации лежит на Тбилиси. До конфликта Абхазия в целом была удовлетворена своим положением. Свою территорию она контролирует. Экономическую жизнь на примитивном уровне худо-бедно наладила. Контроля со стороны не желает. Возвращаться в прежнее состояние – автономной республики в составе Грузии – не хочет.
       В свою очередь, Грузия недовольна. Чем? Тем, что Россия не помогает ей восстановить территориальную целостность. Тбилиси напоминает, что в середине 90-х годов Грузия согласилась на размещение российских военных баз на своей территории, а также миротворцев в зоне конфликта в обмен на содействие в урегулировании конфликта. Оказывать содействие — значит создавать условия для сохранения мира, а также для того, чтобы стороны вели переговоры и искали компромиссное решение.
       Однако почему-то в Тбилиси воспринимают эти договоренности иначе. Там, видимо, полагают, что Москва должна преподнести Абхазию на блюдечке, а заодно и Осетию с Аджарией. Может быть, грузинские политики считают, что Россия должна ввести свои войска на территорию Абхазии, заняться разоружением местных боевиков и ополченцев, восстановить все разрушенное, навести порядок и затем попросить Тбилиси вступить во владение этим краем?
       Когда президент Молдавии В. Воронин критикует руководителей Приднестровской Республики и просит Москву воздействовать на их лидера И. Смирнова – это понятно. Воронин находился в оппозиции к молдавскому руководству, которое принимало решение о начале войны против ПМР в 1992 году. Он не повинен в разжигании конфликта, но тем не менее принес извинения населению Приднестровья.
       В случае с Шеварднадзе все обстоит совершенно иначе. Эдуард Амвросиевич вместе со своими бывшими соратниками Тенгизом Китовани и Джабой Иоселиани несет полную ответственность за начало войны между Грузией и Абхазией в 1992 году. Введение грузинских вооруженных формирований в Абхазию было осуществлено как минимум с его молчаливого одобрения. И Россия здесь ни при чем. Шеварднадзе должен в первую очередь винить себя за то, что не остановил войну, хотя такая возможность у него была. Поэтому негодующие заявления вроде таких как: «наше терпение на исходе», «грузинский народ больше не может ждать» и т.п., – это детский лепет, недостойный серьезного политика.
       Сегодня Грузия пожинает плоды той внутренней и внешней политики, которую в течение 10 лет вел Шеварднадзе. В Грузии не удалось создать хотя бы некоего подобия самостоятельной экономической системы. Все, что осталось от бывшего Союза, разрушено или разворовано. Выгодное географическое положение страны толком не используется. Все проекты о транзите грузов через территорию страны остаются на бумаге — руководство Грузии неспособно гарантировать безопасность грузов. Коррупция достигла небывалых даже для Кавказа размеров. Грузия стоит на пороге краха. В этом сегодня сходятся многие эксперты и политологи, в том числе и западные.
       Во внешней политике стратегия Шеварднадзе проста — максимально дистанцироваться от России, всеми возможными способами демонстрировать лояльность по отношению к Западу в надежде на то, что США возьмут Грузию на содержание. Вашингтон этого делать не спешит, потому что осознает тот груз проблем, который взвалит на себя, если, допустим, решится на размещение там баз НАТО. В прошлом году, например, в Грузии едва не были сорваны сборы по разминированию, которые американские военные проводили в рамках программы «Партнерство во имя мира». Представители НАТО вынуждены были специально завозить оборудование и строителей из Европы только для того, чтобы построить временные туалеты и душевые. Грузинская сторона заломила чрезмерную цену и вдобавок потребовала круглую сумму в виде «отката». Дальше идти некуда.
       Смысл затеянной Шеварднадзе возни вокруг Абхазии, видимо, состоит в том, чтобы, пользуясь сложившейся международной ситуацией, форсировать вхождение страны в зону интересов НАТО, а заодно перевести недовольство внутри страны на Абхазию и Россию. Если это так, то последствия для Грузии могут быть катастрофическими. Выход Грузии из СНГ и установление с Россией отношений, основанных на мировых ценах, окончательно добьет остатки экономики. И тогда крах станет неизбежным. Может быть, именно фраза «мировые цены», прозвучавшая в выступлении Путина, побудила официальный Тбилиси сменить тон.
       
       P.S.
       Точка зрения автора на грузино-абхазский конфликт небесспорна. Могут быть и другие взгляды и подходы. «Новая газета» хотела бы продолжить обсуждение этой темы — мы готовы предоставить место в газете тем, кто оценивает ситуацию по-другому.

       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera