Сюжеты

В ВОЙНЕ ПОБЕЖДАЕТ ТОТ, КТО В НЕЙ НЕ УЧАСТВУЕТ

Этот материал вышел в № 77 от 22 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

России повезло. Но везение это относительное Мало кто из публицистов упустил возможность сравнить осень 2001 года с летом 1914-го. Даже если речь не идет о новой мировой войне, параллели с прошлым напрашиваются. И в 1914-м, и в 2001 году...


России повезло. Но везение это относительное
       

  
       Мало кто из публицистов упустил возможность сравнить осень 2001 года с летом 1914-го. Даже если речь не идет о новой мировой войне, параллели с прошлым напрашиваются. И в 1914-м, и в 2001 году террористический акт послужил началом глобального конфликта. И тогда, и теперь великая держава, не имея прямых доказательств, объявила ответственным за действия террористов маленькое государство — тогда Сербию, теперь Афганистан. Затем началась эскалация конфликта
       
       Война как лекарство
       И все же за этими лежащими на поверхности параллелями стоит иное, гораздо более существенное и пугающее сходство. В 1914 году мировая экономика вползала в глобальный кризис. Этому кризису предшествовал период небывалой экспансии, бурного подъема. Неслучайно у нас все экономические достижения принято было сравнивать с уровнем 1913 года. Но мало кто помнит, что за этими успехами последовали очень большие проблемы. Каким стал бы мировой кризис, разразись он в 1914 — 1915 годах, сказать сложно, но, скорее всего, он походил бы на Великую депрессию, наступившую полтора десятилетия позже. В 1914 году вместо кризиса началась война.
       Именно анализируя происшедшее в 1914 году, выдающийся английский экономист Дж. М. Кейнс пришел к выводу, что при капитализме война является самым лучшим лекарством против кризиса. Строя свою теорию, Кейнс, конечно, заметил, что есть и другие, гораздо более гуманные способы решить проблему – например, увеличить социальные расходы, вложить деньги в образование и т.д., но природа власти такова, что потратить деньги на массовое убийство людей почему-то психологически и политически оказывается легче, нежели на что-то полезное.
       Нынешний год начался с сообщений о надвигающемся кризисе, который уже стали сравнивать с Великой депрессией. Затем произошел теракт в Нью-Йорке. Масштабы катастрофы несравнимы — техника убийства развивается вместе с прогрессом западной цивилизации.
       
       «Исламская угроза»
       Странное дело, если речь идет о конфликте цивилизаций, то это должно быть что-то очень фундаментальное, вечное или, во всяком случае, нечто развивающееся на протяжении столетий. Между тем лет двадцать назад ни про какой конфликт цивилизаций никто не слышал. Конфликт ислама и христианства казался чем-то архаичным, относящимся к Средневековью. Более того, на протяжении большей части XIX и ХХ веков европейские колониальные власти опирались в своей политике именно на исламские круги (точно так же, впрочем, как татарские ханы в XIV веке получали на Руси поддержку от православной церкви). Антизападные выступления в арабских странах возглавляли радикалы, обучавшиеся в европейских университетах. На знаменах антиколониальной борьбы были написаны лозунги национализма и социализма — обе идеологии имели очевидное западное происхождение.
       Подъем «политического ислама» начался параллельно упадку национально-освободительного движения. Первые признаки этого упадка были видны в середине 70-х, причем не последнюю роль здесь сыграл Советский Союз — импортированные от нас модели не работали, возникло новое недовольство, направленное уже не против колонизаторов, а против собственного «национального государства», вдохновленного либо «передовым опытом» советских братьев, либо идеями «американского образа жизни».
       «Структурные реформы», проведенные по рецептам Международного валютного фонда, повсеместно привели к росту нищеты и одновременно антизападных настроений. Мы жалуемся на МВФ и наших «радикал-либералов». Но то, что творилось в России, покажется мелким хулиганством по сравнению с тем, к чему привели аналогичные реформы в странах третьего мира. У нас, по крайней мере, не было массовых голодных смертей.
       Протест нуждался в идеологии. Радикальный ислам заполнил вакуум. Демократическим социалистам надо доказывать, что у них есть альтернатива, которая не повторит неудачный опыт СССР и которая, тем не менее, реальна. Проповеднику политического ислама ничего не надо доказывать. Ислам просто есть, и его традиционные ценности противостоят логике наживы (как, впрочем, и ценности любой традиционной религии). Чем больше нищих и униженных, тем больше становится аудитория «исламистов».
       Но это на Востоке. На Западе были свои резоны для того, чтобы провозгласить «столкновение цивилизаций» лозунгом дня. После двух мировых войн, фашизма, бомбардировок Дрездена и Хиросимы говорить о преимуществах западной цивилизации было как-то неудобно. Колониализм считался позором Европы. Киплинговское «Бремя белого человека» цитировали лишь как пример реакционной идеологии. Но с крахом СССР все изменилось.
       С окончанием холодной войны без дела остались не только военно-промышленный комплекс и оборонный истеблишмент Запада, но и масса политиков, идеологов, экспертов, прямо или косвенно обслуживавших эту систему. Нужен был новый враг, борьба с которым позволила бы всем этим милым людям и дальше есть свой заслуженный хлеб.
       Поиск врага имел и другой смысл. Общая борьба консолидирует общество. В годы холодной войны консолидация западной демократии происходила под лозунгами антикоммунизма. Но коммунизм был не только внешней угрозой. Он апеллировал к идее социальной справедливости. А потому успешно нейтрализовать его правящие классы Запада могли лишь ценой серьезных социальных уступок. Нужен был социальный компромисс — сильные профсоюзы, высокие зарплаты, полная занятость, субсидии бедным, общедоступное образование и т.д. С крахом СССР все это теряет свой смысл. Если капиталу ничто не угрожает, зачем все эти уступки?
       Начинается демонтаж «социального государства». Миллионы иммигрантов прибывают на Запад не только для того, чтобы делать работу, на которую не идет «коренное» население, но и для того, чтобы конкурировать на рынке труда, снижая заработную плату. Конфликт обостряется, достигая пика в 1999—2001 годах, когда выступления антиглобалистов потрясли Сиэтл, Прагу, Квебек и Геную.
       Вот тут-то и обнаруживается, что «столкновение цивилизаций» — очень своевременная идея. Можно опять консолидировать общество против внешнего врага. Причем без каких-либо социальных уступок.
       Если после Второй мировой войны консолидация западного общества происходила на прогрессивных позициях — социальный компромисс, расширение демократии, то теперь — на реакционных. Никаких социальных уступок внутри стран Запада не требуется. Враг — внешний. А главное — враг «непонятен». Он не только говорит на другом языке, но и живет по другой логике. Абсолютное зло «исламизма» оправдывает любое проявление «относительного» или «меньшего» зла в рамках «гуманной европейской культуры». Миллионы иммигрантов автоматически оказываются как бы вне общества.
       
       Русское счастье
       Можно сказать, что на сей раз против обыкновения России повезло. Мы не оказались непосредственно втянуты в конфликт. Но везение это относительное. Ибо новая война США на Востоке направлена против интересов России почти в той же мере, что и против террористов.
       Более того, террористы подчас существуют только в отчетах военных и воображении публики. Достаточно сказать, что в списке исламских террористов, против которых будут направлены удары, оказалась такая организация, как «Моджахедины иранского народа» — группировка, которая в 80-е годы воевала ПРОТИВ установления исламского режима в Иране, а затем была разгромлена и сегодня представлена преимущественно интеллектуалами в парижских кафе.
       Между тем наращивание американских сил в Средней Азии совершенно реально. Чем сильнее американское влияние, тем слабее российское присутствие. США обладают в десятки раз большими средствами — финансовыми и военными, чем Россия. Единственное утешение, что американцы приходят в регион, чтобы поддержать антидемократические, репрессивные режимы. Диктатуры в Узбекистане и Туркмении не будут держаться вечно. Ответом на бесправие и нищету будет протест. Может быть, лучше, если выступления против местной власти в Средней Азии будут проходить под антиамериканскими, а не антирусскими лозунгами.
       Политика США в регионе неизбежно спровоцирует многочисленные внутренние конфликты, восстания и гражданские войны. Жертвами их станут миллионы людей. От Узбекистана до Пакистана правительства при поддержке США окажутся втянуты в кровавое противостояние с собственными народами. Похоже, Буш решил воплотить в жизнь идею Ленина: превратить империалистическую войну в войну гражданскую.
       Экономический кризис на Западе, быть может, удастся смягчить или отодвинуть. Но цена будет слишком высока. Мировая экономика все равно не избежит потрясений, пусть и в несколько иной форме и в иные сроки. В конце концов, Первая мировая война не предотвратила Великую депрессию. Она лишь отодвинула ее.
       
       Империя наносит ответный удар
       Даже те в Вашингтоне, кто понимает, насколько рискованна игра, уже не могут справиться с волной националистических ожиданий, поднявшейся после событий 11 сентября.
       История больших войн поучительна. Те, кто начинал конфликт, редко выигрывали. Первая мировая война началась как столкновение Франции и России с Германией и Австрией, но главным победителем стала Америка, втянувшаяся в конфликт под самый конец. Вторая мировая война, затеянная Германией как попытка реванша против Англии и Франции, завершилась еще большим укреплением Америки и превращением Советского Союза в сверхдержаву. Каждая большая война заканчивалась крушением одной из империй. Сейчас в мире осталась только одна империя.
       Победа Соединенных Штатов в новом конфликте невозможна просто потому, что никто не знает, что в данном случае означает «победу». Провозглашенная цель «полного искоренения терроризма» недостижима просто потому, что независимо от эффективности тех или иных карательных операций большая война будет способствовать лишь небывалому расширению массовой базы терроризма. Если же под победой понимают военную оккупацию Афганистана и еще нескольких исламских стран, то, как говорится, войти легко, а вот выйти...
       Америка не может победить, но точно так же не приходится говорить о победе ислама или тем более терроризма. Ислам сохранит и даже укрепит свое влияние на Востоке, но никакого исламского мирового порядка не будет. Мусульманский мир лишь стремится оградить свои традиционные ценности от наступления потребительского общества. Призыв бойкотировать американские товары и бренды, звучащий сейчас на Востоке, может обернуться сокрушительным ударом по структурам транснационального капитализма, но новых международных структур ислам не создаст. Это в конце концов все-таки религия, а не политико-экономический проект.
       Терроризм является лишь тенью сложившегося порядка и официальных спецслужб. Что же до экстремистских организаций, то в случае победы они сразу же становятся респектабельными. Или, во всяком случае, их начинают считать таковыми: «мятеж не может кончиться удачей, в противном случае его зовут иначе».
       В Первой и отчасти во Второй мировой войнах США были «третьим смеющимся», наблюдая из-за океана агонию Европы. На сей раз Америка сама в центре конфликта, даже если основные события произойдут в Азии и Африке. Россия тоже не в самой выигрышной позиции. Во-первых, мы находимся слишком близко к месту событий, во-вторых, страна после десятилетия реформ слишком ослаблена. У Китая куда больше шансов извлечь выгоду из происходящего.
       В середине 90-х годов выдающийся американский социолог Иммануил Валлерштейн предсказал, что начало XXI века станет временем, когда в кризисах и катаклизмах будет рушиться старая мировая система и формироваться новая. «Я не знаю, — добавил он, — окажется ли эта система хуже или лучше нынешней. Но она будет другая».
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera