Сюжеты

ДОМ, ГДЕ ПРОДАВАЛИ ГЕКСОГЕН, СТОИТ В ЦЕНТРЕ МОСКВЫ, НА БОЛЬШОЙ ЛУБЯНКЕ

Этот материал вышел в № 77 от 22 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Как учитывается взрывчатка Иногда силовые ведомства говорят правду. Российские спецслужбы действительно знают ВСЕ про московские взрывы 1999 года. Цели, исполнители и заказчиков терактов можно отследить по происхождению взрывчатки. Оборот...


       

  
       Как учитывается взрывчатка
       Иногда силовые ведомства говорят правду. Российские спецслужбы действительно знают ВСЕ про московские взрывы 1999 года.
       Цели, исполнители и заказчиков терактов можно отследить по происхождению взрывчатки. Оборот взрывчатых веществ в России находится под жестким государственным контролем. Контрабандой сотню килограмм гексогена через границу не провезешь. Наладить его изготовление в горном ауле из подручных материалов невозможно технически. Для обеспечения крупных террористических актов необходима своя сеть снабжения. Проще говоря, перед тем как что-нибудь взорвать, нужно обзавестись партией взрывчатки промышленного масштаба.
        По идее, тайно «выписать» пару тонн взрывчатки не может никто. «Спрятать» партию гексогена в обход существующих правил практически невозможно. На основании специального постановления российского правительства все сделки с взрывчатыми веществами проходят через АО «Нитро-взрыв» и тщательно учитываются.
       Но! Есть возможность «провести» любую партию взрывчатки под грифом «сырье для научных исследований».
        ... Лубянка — это не только ФСБ. Некоторые здания лубянского комплекса занимают службы Министерства внутренних дел. В одном из них расположился неприметный научно-исследовательский институт Министерства образования под странным для учителей названием «Росконверсвзрывцентр». Создавалось это учреждение по инициативе тогдашних руководителей образования Кинелева и Тихонова в период всеобщего увлечения идеей конверсии огромных военных запасов Советского Союза. Понятно, что уничтожение просроченных боеприпасов — дело накладное. Гораздо выгоднее делать из них промышленную взрывчатку и другие нужные в народном хозяйстве вещи. Правда, сначала надо было разработать технологию утилизации каждого конкретного типа взрывчатого вещества. Военные такими знаниями не располагали.
        Зато гражданские научно-исследовательские институты имели к тому времени многолетние наработки в области химических технологий. Так что новый центр утилизации боеприпасов приписали именно к Министерству образования. Тогда это казалось вполне логичным.
       
       Домик на Лубянке
       Были, правда, в статусе «Росконверсвзрывцентра» некоторые непонятные моменты. По своему первому адресу, на Пионерской улице, институт не прижился. Здание отдали Интерполу. Зато выручил ХОЗУ МВД, предоставив взрывникам домик на Большой Лубянке. Да еще для обеспечения широкомасштабной народно-хозяйственной деятельности институт бесплатно получил в свое распоряжение девять телефонных номеров милицейского коммутатора. Причем денег обычно прижимистое хозяйственное управление принципиально не брало. Зато некоторые сотрудники ХОЗУ состояли в «Росконверсвзрывцентре» на денежном довольствии.
       Министерство образования к работе собственного института имело весьма косвенное отношение. Проконтролировать бурную деятельность директора «Росконверсвзрывцентра» Щукина министерские чиновники не могли по определению. Дело в том, что в соответствии со своим назначением институт заключал договоры на утилизацию боеприпасов с воинскими частями. А проверять военные контракты гражданский министр просто не имеет права. По той же причине не вмешивалось в работу гражданского института Министерство обороны. А МВД, под крылом которого «Росконверсвзрывцентр» обезвреживал списанные боеприпасы, по каким-то причинам на некоторые «шалости» его директора просто не обращало внимания.
       Капитализм — штука заразная. Плох тот директор, который не хочет стать бизнесменом. Руководитель «Росконверсвзрывцентра» сумел поставить дело конверсии на твердые коммерческие рельсы. Говоря проще, вместо разработки новых конверсионных технологий институт развернул широкую торговлю тем, что предполагалось утилизировать.
       Схема утилизации взрывчатых веществ выглядит следующим образом: воинская часть, имеющая избыток боеприпасов с истекшим сроком годности, по разнарядке Министерства обороны заключает с «Росконверсвзрывцентром» специальный договор. Потом сотрудники института обрабатывают списанную взрывчатку соответствующими составами, а полученный в результате относительно безопасный продукт используют в научных целях.
        На деле процесс конверсии устаревших боеприпасов проходил несколько иначе. В большинстве случаев специалисты «Росконверсвзрывцентра» практической утилизацией не занимались. Просроченные порох, тротил и другие опасные вещества обрабатывались на месте временными бригадами, а потом отправлялись потребителю. В качестве покупателя взрывчатки формально выступал «Росконверсвзрывцентр». На деле — организации, занимающиеся разработкой недр.
       Это поразительно, но по некоторым документам тонны взрывчатки отправлялись непосредственно в столицу. На улицу Большая Лубянка, дом 18, строение 3. Прямо под окна Управления ФСБ по Москве и Московской области.
       Куда шли тонны взрывчатых веществ на самом деле, знал только один человек — директор института Щукин.
       Вообще-то торговля взрывчатыми веществами у нас категорически запрещена. Поэтому по документам «Росконверсвзрывцентра» порох, тротиловые баллистные шашки и гексоген числились невинной научно-технической продукцией. А продавать результат собственных научных изысканий может каждый. Тем более если поставить в графе «назначение» формулировку: «для дальнейших испытаний». Смертельно опасная взрывчатка попросту исчезала из поля зрения соответствующих органов. Тем более что часто для удобства перевозки опасный груз перемаркировывался. Под видом обезвреженного артиллерийского пороха везли гораздо более опасные вещества. При этом сама транспортировка проводилась без лишнего шума. Два вагона с взрывчаткой, по краям — буферные. Или автофурами. Продукция «Росконверсвзрывцентра» шла через всю страну. По одним дорогам с рейсовыми автобусами и переполненными электричками.
       Взрывчатку отгружали тоннами. Научно-исследовательский институт Министерства образования «Росконверсвзрывцентр» работал как оптовая торговая компания. Но вот специфика торговли граничила с безумием. Только по официальным договорам директор Щукин обеспечивал «научной» продукцией своего института большую часть горно-обогатительных предприятий России и Белоруссии. С 1998 по 2000 год Щукин заключил 311 договоров, из которых большая часть была связана с поставкой 23 161 тонны взрывчатых веществ. Доход от торговли составил более 90 миллионов рублей. Налоги с прибылей Щукин не платил...
       Деньги, вырученные за тротил и порох, отмывали по традиционным для российского капитализма схемам. За 1998 год, например, только белорусский РУПП «Гранит» получил от «Росконверсвзрывцентра» более 250 тонн взрывчатых веществ. Взамен горняки отгружали гранитную щебенку. Ее директор взрывоопасного НИИ Щукин отправлял литовским фирмам «Паневежис келяй» и «Гатвю Статиба». В деле участвовали офшорный «Селениум» и американский «HUKO». Понятно, что, пройдя длинную цепочку посредников, деньги за щебень в институт не возвращались.
        Бизнес развивался стремительно. Взрывы московских домов в 1999 году на торговлю взрывчаткой не повлияли. Во всяком случае, после трагедии на улице Гурьянова число контрактов на поставку взрывчатых веществ не уменьшилось.
       Торговая деятельность директора Щукина прекратилась только в мае 2000 года, после того как делами подведомственного института заинтересовался министр образования России Владимир Филиппов. Назначенная им проверка выявила не только широчайший масштаб торговли взрывчаткой, но и элементарное воровство. Пропадали даже джутовые мешки. Сведения о доходах и расходах бухгалтерия института не учитывала вовсе. Налоги с торговых операций в государственный бюджет не выплачивались. Большая часть выручки пропадала в неизвестном направлении. И если на торговлю взрывчаткой соответствующие органы старательно закрывали глаза, то неуплату налогов Щукину не простили. Изучив гроссбухи «Росконверсвзрывцентра», налоговая полиция возбудила уголовное дело по статье 199 УК РФ.
       Министерская комиссия — люди мирные. Напора налоговиков у них нет. Растраченные деньги института вернуть не удалось. Главным результатом проверки стало увольнение зарвавшегося директора. Сразу после отставки Щукина незаконная торговля взрывчаткой прекратилась. Вскоре выяснилось, что увольнение директора прекратило поставку куда более опасной взрывчатки — вещества «А-IX-1».
       Оказывается, кроме «утилизации» баллистных тротиловых шашек и артиллерийского пороха, институт выдавал доверенности на получение гексогена.
       После отстранения директора в «Росконверсвзрывцентр» пришел запрос ГО ЧС Тверской области с просьбой о продлении доверенности «на получение и транспортировку одной тонны взрывчатого вещества «А-IX-1», то есть гексогена. Взрывчатку предполагалось получить из военной части № 68586. Зачем в Твери понадобился гексоген, непонятно. Применяться он может исключительно для военных целей. Или террора. Взрывать заторы и разрабатывать рудные месторождения с его помощью нельзя. По факту попытки сбыта гексогена собственную проверку проводило Тверское управление ФСБ. Результаты ее неизвестны.
       Торговля гексогеном — это не воровство джутовых мешков. Тут одной ведомственной комиссией не обойдешься. К тому же проверять военные контракты директора Щукина гражданское министерство не могло. Министр Филиппов был вынужден обратиться за помощью.
       Первое обращение министра образования было адресовано в ГУВД Москвы. Оттуда заявление Филиппова отправилось в ГУБОП МВД. ГУБОП, в свою очередь, благополучно похоронило письмо министра в своих архивах. Все последующие обращения министра были еще менее результативны. ФСБ и Совбез заниматься расследованием деятельности института отказались.
       Зато взрывным институтом заинтересовалось руководство МВД. Правда, проявился этот интерес довольно странно. После увольнения директора Щукина хозяйственное управление МВД неожиданно вспомнило об арендной плате за лубянскую контору. Институт попросили освободить помещение. А затем по инициативе борцов с организованной преступностью в августе 2000 года было возбуждено уголовное дело в отношении нового руководства «Росконверсвзрывцентра». Причем именно по 222-й статье Уголовного кодекса — «по фактам незаконного сбыта взрывчатых веществ». Воровство джутовых мешков и мухлеж с продажей вагонов щебенки ГУБОП не интересовали.
       Свалить щукинские подвиги на людей, только что пришедших в институт, не получилось. К тому же любой следователь, занявшийся этим делом, непременно наткнулся бы на признаки участия в комбинациях «Росконверсвзрывцентра» высокопоставленных сотрудников МВД. У бывшего директора сильные покровители. Бесплатную крышу и халявные телефоны «Росконверсвзрывцентру» предоставил бывший глава ХОЗУ МВД Нелезин. Первый заместитель начальника ГУБОПа Петухов изъял заявление министра образования из Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями ГУВД Москвы. Первый заместитель начальника Следственного комитета МВД Зотов заморозил расследование организованного Щукиным незаконного оборота взрывчатых веществ.
       Сегодня Щукин готовится вернуться на прежнюю должность. Торговля взрывчаткой не терпит долгих отлучек. Партнеры могут не понять. Тем более что уголовное дело о незаконном обороте взрывчатых веществ прекращено. Правда, ответственности за неуплату налогов с Щукина никто не снимал, но у нас это серьезным преступлением не считается. По сравнению с продажей гексогена это сущая ерунда.
       Вот и Симоновский межмуниципальный суд решил, что Щукин вполне достоин снова возглавить осиротевший было «Росконверсвзрывцентр». Многого Щукину не надо. Для уничтожения компромата достаточно каких-то двух месяцев. Как говорится, концы в воду. Заодно можно и долги с контрагентов собрать. А «крыша», случись чего, прикроет. Способность одним взмахом пера «обналичить» вагон взрывчатки — слишком ценное качество. Таких людей берегут. Вдруг еще какую «контртеррористическую операцию» начинать придется.
       
       Павел ВОЛОШИН
       
       P.S.
       Редакция рассчитывает на то, что новое руководство МВД, уже доказавшее свою адекватность, расставит точки в этой истории. Мы же вернемся к ней в ближайшее время.
       
       
ВСЕ ДОКУМЕНТЫ ПОСТУПЯТ В КОМИТЕТ ПО БОРЬБЕ С КОРРУПЦИЕЙ ГОСДУМЫ
       
       В последнее время все чаще и чаще мы наконец-то сталкиваемся с правдой о деятельности руководящих работников Министерства внутренних дел, которым руководил Владимир Рушайло.
       Документы, которые оказались в распоряжении комиссии по борьбе с коррупцией Госдумы РФ, свидетельствуют о том, что наш с Александром Гуровым тезис «Лев прыгнул в XXI век уже в погонах» (см. «Новую газету» за январь этого года) находит самое горькое подтверждение.
       МВД России под «крышей» Министерства образования создало контору, через которую в неизвестном направлении уходили гексоген и другие взрывчатые вещества.
       Шли по России вагоны (их номера есть в нашем распоряжении). Шли фуры, о существовании которых никто не знал. Мы знаем номера воинских частей, командиры которых за деньги участвовали в этой операции. Мы знаем номера ответственных, очень ответственных руководителей МВД, которые так или иначе участвовали в беспрецедентной мафиозной операции.
       Сегодня все мы ищем причины терроризма. То, что было сделано МВД под «крышей», повторяю, Министерства образования, может помочь нам найти ответы на эти вопросы.
       Во вторник я передаю все материалы своим коллегам в комиссию по борьбе с коррупцией Госдумы России.
   
       Юрий ЩЕКОЧИХИН,
       заместитель председателя Комитета
       по безопасности Государственной Думы России

       
       
ВМЕСТО КОММЕНТАРИЯ
Пресс-релиз комитета по телекоммуникациям и СМИ правительства Москвы
О МЕРАХ ПО ПРЕДОТВРАЩЕНИЮ ТЕРАКТОВ В МОСКВЕ
       
       В Москве разработана система дополнительных мер по обеспечению безопасности, общественного порядка и противодействия возможным террористическим акциям в связи с проведением терактов 11 сентября на территории США.
       Правительство Москвы получило из силовых структур информацию, согласно которой опасность проведения терактов в Москве по-прежнему сохраняется. Принято решение взять под особый контроль высотные здания, объекты атомной энергетики, магистральные газо— и нефтепроводы, предприятия нефтяной и химической промышленности, гидротехнические сооружения (водозаборные станции, плотины, водохранилища), транспорт, места производства и хранения оружия, боеприпасов, взрывчатых и отравляющих веществ, места массового скопления людей (рынки, торговые центры, зрелищные учреждения, учебные и дошкольные учреждения), объекты здравоохранения, места постоянного проживания или длительного пребывания людей (жилые дома, гостиницы, дома отдыха, пансионаты), другие потенциально опасные объекты.
       Кроме того, в городе будут проведены проверки научных и медицинских учреждений, производящих исследования с высокотоксичными веществами или располагающих штаммами патогенных организмов. Усиливается санитарно-эпидемиологический контроль на предприятиях пищевой промышленности, объектах жизнеобеспечения, в том числе водоснабжения города.
       Руководителям структурных подразделений правительства Москвы, префектурам и районным управам даны задания обеспечить круглосуточную безопасность мест массового скопления людей. Усилен транспортный и иной контроль в метро, на других видах городского транспорта. Проводится обследование чердаков и подвалов жилых зданий и нежилых помещений с их обязательным пломбированием, а также выборочные целевые проверки жилых секторов. Ужесточены контроль за миграционными процессами в столице, режим регистрации вновь прибывших граждан.
       Координация действий по обеспечению безопасности в городе поручена Межведомственной антитеррористической комиссии г. Москвы.
       Тем же москвичам, у которых могут возникнуть подозрения по поводу возможности планируемого теракта, предложено сообщать обо всем замеченном в городские правоохранительные органы или по телефону информационно-справочной службы правительства Москвы: 777-77-77.
       
       "Новая газета"

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera