Сюжеты

ГОСПОДА, ВЫ ЗВЕРИ

Этот материал вышел в № 77 от 22 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Наш спецкор побывал в «доме ветеранов кино», где живут только звери, снимавшиеся в фильмах Обозреватель «Новой газеты» жираф Самсон Ленинградов наконец решил нас познакомить со своми друзьями, актерами кино. Они хорошо известны по многим...


Наш спецкор побывал в «доме ветеранов кино», где живут только звери, снимавшиеся в фильмах
       

   
       Обозреватель «Новой газеты» жираф Самсон Ленинградов наконец решил нас познакомить со своми друзьями, актерами кино. Они хорошо известны по многим ролям — в фильмах «Отец Сергий», «Тропой бескорыстной любви», ну и других.
       Сейчас друзья Ленинградова живут в лесном пансионате на полном обеспечении. Их базу под Петушками еще называют Домом ветеранов кино. Правда, у актеров исключительно звериные лица. Это зообаза Госфильмофонда. Просим не путать со скотобазой…
       
       Я в Петушках, воспетых бессмертной поэмой.
       Лес у станции. Под ногами опавшие листья. Тишину нарушает чей-то жалобный вой...
       В углу одиноко сидел Хилый.
       — Тут самый главный — Папа, — пояснил мой гид, — Папа всех гоняет, разводит. А Хилый он хилый и есть.
       Но правда, Хилый только при Папе такой забитый. Как-то Папу увели на профилактику, так Хилый тут же преобразился, воспрял, установил свои законы, в общем, устроил беспредел. Но потом вернулся Папа... Хилый загрустил...
       На съемки стая обычно выходит из клетки и идет по низине (здешние места напоминают тайгу). В это время щелкают досками помощники, объявляя картину, режиссеры кричат «Мотор!», операторы целятся объективами. Волки натурально, как на воле, пробегают стаей и организованно заходят в другую клетку.
       — Ведет, конечно, Папа?
       — Нет, у них главарь — старая самка Линда, на базе живет отдельно. Мы ее перед съемками приводим в стаю, она и ведет, за нею бежит Папа, замыкает Хилый, — закончила рассказ о волках Татьяна Яркина, самая главная в этом пансионате ветеранов кино.
       
       Гордость базы — медведи. Каждый пришел сюда необычной тропой.
       Мики Потапыч жил в фешенебельном особняке со сторожем дядей Мишей. Хозяин особняка куда-то пропал без признаков жизни. Дядя Миша, ничего не зная о хозяине, службу исправно нес, сторожил. Сам жил неправильно, пил, но за Мики Потапычем ухаживал, кормил. Потом, с годами чувствуя усталость, стал искать новых хозяев медведю. Первое, что увидела Татьяна, это то, как Мики Потапыч ловко отгрызал пробку с бутылки, пол-литра осушал на раз...
       Топтыжку взяли у одной пары. Татьяна случайно увидела его в гостинице, пара возила медвежонка с собой. Татьяна обратилась к хозяевам Топтыжки: «Отдайте его нам, будет играть в кино». Те ни в какую: «Мы его любим».
       — Я им говорю, не его вы любите, а себя. Подождите, наиграетесь, он вырастет, что будете делать с ним?
       Топтыжка — нервный актер. Перед съемками рычит, падает на землю, бьется головой. Правда, режиссерские задачи выполняет точно.
       Топтыжка — хулиган.
       На базу приводят школьников учителя зоологии. Однажды учительница перед клеткой с мишками не могла сразу ответить на коварный вопрос: как на свет появляются медведи? «Такие вот малюсенькие медвежата сначала сидят в животе у медведиц», — сказала учительница. Тут Топтыжка (а еще говорят, что звери не понимают речь) встал во весь рост и продемонстрировал свое мужское достоинство.
       — Вот нахал, — нежно говорит Татьяна, — так встал и еще лапой поводил из стороны в сторону.
       При этих словах Топтыжка высунул язык.
       Такая же судьба, как у Топтыжки, у енота по кличке Дефолт. Его привели школьники. А к ним Дефолт попал от бывшего главного банкира страны Геращенко, у которого жил на даче. Кто-то сделал «оригинальный» подарок хозяину дачи. Ну а он отдал зверя школьникам...
       А как на базе с любовью?
       Я понял, что здесь одна сплошная любовь. Вот горный козел Гриша дразнит соседа марала. Благородный олень, поднимая рога, кричит. У аморального Гриши две козы в вольере, но он заглядывается на подругу соседа Малышку, и марал ревниво вызывает козла на бой. Но напрасно. Соперников разделяет забор.
       Веселая парочка барсуков каталась по полу клетки. Постоянно дерутся, бьют друг дружку по заду — такая барсучья любовь.
       Здесь все драмы проходят без дуэлей. Есть кавказская овчарка уникальной породы. Из поселка Леоново специально к ней привели такого же породистого пса, подгадали время, завели в одну клетку. «Я впервые видела такое, — говорит Татьяна, — наша овчарка рысью поднялась по решетке, перепрыгнула и сбежала к сторожу, дворняге Тишке, тут же покрылась им...»
       
       База появилась после войны стараниями режиссера Александра Згуриди. «Уникальный человек, всю жизнь снимал только картины о животных». Згуриди прекрасно понимал, что кино нужны особые, прирученные звери. И он воспитывал диких животных в московской квартире: лисиц и даже волчат.
       Но вот за стенкой появились двое медвежат.
       По ночам у Згуриди падала мебель, раздавался вой, рев, соседи терпели, терпели и — написали бумагу в Госкино.
       Александра Михайловича вызвало начальство. Вместо выговора Згуриди предложили дачу. Он сказал, что дачу не надо, лучше построить базу для натурных съемок, где звери жили бы и играли в кино. Так под Петушками и появились вольеры.
       …Гортанные звуки выдувала орлица. Курица ходила вокруг клетки, дразнила лису. На моих глазах Татьяна обнималась с рысью желто-пятнистой окраски, такую нигде не встретить, кроме как в Испании и у нас в Сибири. Ручная рысь мяукала... Она может сказать «мама». Рыси много снимались в 70-е годы, когда был расцвет отечественного «звериного» кино». Мы, конечно, вспомнили «Тропою бескорыстной любви» — самый памятный фильм о жизни зверя кошачьей породы.
       — Мы воспитывались на любви к природе. А сейчас в кино драки и секс — дети другие...
       На базе снимали свыше тысячи фильмов. Но наступило суровое время, зашла речь о закрытии. Встал вопрос: что делать с артистами? Предлагалось посадить их в фуры и развезти по зоопаркам страны. Татьяна Яркина чиновникам твердо заявила, что безнравственно этих подготовленных актеров помещать в чужую среду. Они, кстати, не могут работать и в цирке, специальность иная. Тогда одна чиновная дама сказала: «А вы что, не знаете, что в таких случаях нужно делать?» И показала пальцами: пух-пух...
       Яркина готова была разорвать эту даму. Базу сохранили, превратив в «особо ценный объект».
       Нынче снимают мало. Разве что Александр Абдулов в своей «Шизофрении» захотел кабаниху Дуньку подстрелить. Ей вкололи спецлекарство, импортное, безвредное. «Но она у нас толстушка, подкожного жиру много, игла оказалась коротка». Дунька никак не хотела ложиться под дулом Абдулова, вскакивала в самый ответственный момент. Но кое-как уложили...
       
       После съемок актеров заводят в клетки.
       Свободны они или нет? Часто вольно расхаживают по базе. Тут у поселкового магазина мужики распивали бутылку. Налили в стаканчик. Стали обсуждать международную обстановку, политику, смотрят — а стаканчика нет. Оказалось, сто грамм «увел» вольный житель базы Серый, старый лис.
       Отрабатывали прыжки с рысью. Вдруг она как рванет в кусты. А там местный мужик решил срубить можжевельник. Бежал долго. Больше не приходил. Так можжевельник на базе сохранился.
       Да, здесь особые звери. Дикие, но тонко чувствующие людей.
       Актеров обслуживают десяток человек. Работают без отпуска. «Ну как оставить любимого на месяц?» — спрашивает Татьяна. Вот купила корову Сударушку. От молока у медведей поднялось настроение, как от хорошего вина у людей. С шоколадной фабрики, с Покрова, там выпускают импортный «Альпен голд», привозят в бочках остатки горячего шоколада вместо меда.
       Сейчас база готовится к зиме. Неприкосновенным запасом для волков, рысей, медведей, марала, козла и их подруг заполняются склады.
       Я сходил с тропы отгороженного уголка бескорыстной любви. Скрипнула калитка за спиной. Погас лучик света в памяти. База молчала. Только из домика сторожа доносился стон.
       Стон перешел в протяжные звуки. Это затянул старую фронтовую дядя Саша, печник.
       

       Леоновская зообаза Госфильмофонда России

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera