Сюжеты

СИНДРОМ ОНОПКО

Этот материал вышел в № 77 от 22 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Отдай мяч поперек поля, и честь Родины будет спасена О футболе можно говорить бесконечно. Главное — с кем. Профессиональный болельщик излишне страстен и необъективен. Игрок — скуп в словах и осторожен. Тренер — реалист и поэтому скептичен....


Отдай мяч поперек поля, и честь Родины будет спасена
       
       О футболе можно говорить бесконечно. Главное — с кем. Профессиональный болельщик излишне страстен и необъективен. Игрок — скуп в словах и осторожен. Тренер — реалист и поэтому скептичен. Функционеры вообще говорят только тогда, когда им это очень нужно.
       Мы решили взглянуть на футбол еще с одной точки наблюдения. Практически из-за кулис. Фактически — с эстрадной сцены. И пригласили в собеседники известного конферансье Льва ШИМЕЛОВА. Он часто говорит, что просто болеет футболом и считает эту игру частью своей жизни и частью своей души. Лев Павлович ненавидит банальные вопросы, что дает право надеяться на его нетривиальные и, может быть, весьма необычные рассуждения
       
       – Существуют понятия «национальная гордость», «национальное достоинство», «национальные ценности». Но есть еще определение «национальные мучения». Например, ненависть к тому, кто лучше живет. Это пока из нас нельзя вытравить. Зависть — наше основополагающее национальное мучение. Могу сказать, что и футбол — одна из зримых мук России.
       Вы наверняка видели парады во время открытия Олимпийских игр. У всех радостные лица. А счастливые физиономии только у делегаций, состоящих из двух-трех человек. Нет у них никаких внутренних жжений от осознания глубокой ответственности. Они просто убеждены, что их поражение в состязаниях не нанесет урон национальной гордости.
       С другой стороны, попробуйте себе представить такую ситуацию: в Китае до предела возбуждена общественность, буквально рычат все СМИ из-за того, что в этой стране нет блестящей хоккейной команды. Или жуткую панику в африканских странах по поводу отсутствия золотых медалей в горно-лыжном спорте. И первое и второе — абсурд.
       Спрашивается: а почему мы страдаем от неуспехов в футболе? Почему мы решили, что в XXI веке от рождества Христова мы должны быть великой футбольной державой? Многие говорят: «Были же времена, когда «Динамо» в Англии вчистую обыгрывало местные клубы». Надо понимать — тогда футбол не был профессией даже на Западе, не говоря уже о Бразилии. В то время существовала непростая смесь нарождающегося профессионализма и борьбы за национальное достоинство. Не было встречи «Арсенал» — «Динамо», а был матч Англия — СССР: вовсе не игра между командами, а противостояние стран и наций. Вообще любой матч между «нашими» и «ненашими» был соревнованием между социализмом и капитализмом. Вот тогда и работал советский непробиваемый патриотизм. В подсознании сидела мысль: «Родина нас выпустила за рубеж, мы должны оправдать надежды или умереть на поле, чтобы еще раз поехать».
       Теперь же все иначе. Футбол — это профессия, бизнес, жизнь твоей семьи и детей. В Англии, Испании, Франции, Италии подобная схема калькой наложилась на образ жизни, способ мышления, на их генетическую сущность, если хотите. Создав при этом весьма удачное сочетание национальной гордости и желания хорошо жить. У нас же эти две идеи сошлись в каком-то причудливом противоречии. И неизвестно, сколько потребуется времени для его устранения.
       У нас в течение многих десятилетий из поколения в поколение закладывался алгоритм: «Массовый спорт прежде всего». «Сдадим комплекс ГТО». И больше от тебя ничего не требуется. Должно пройти столько же поколений, чтобы вытравить это из нас. Тем более игровые виды спорта наиболее приближены к человеческой сущности. И прежде всего футбол. Вот почему эта игра у нас обречена. Беды нашего футбола основаны на нашей социальной психологии.
       И наши комментаторы работают на чудовищный идеологический постулат прошлого. Если их слушать, то, оказывается, футболист на поле прежде всего занимается не самой игрой, демонстрацией воли и мастерства, а защитой чести Родины. Хороша же Родина, честь которой зависит от того, попадет Вася с трех метров в ворота или нет. Вообще борьба за честь чего бы то ни было парализует инициативу футболиста. Отсюда синдром Онопко — медленно отдай мяч ближнему поперек поля, и честь Родины будет сохранена.
       Конечно, исправить положение можно. Скажу, с чего надо начать. Деньги, которые вы собираетесь заплатить за покупку трех-четырех иностранных игроков сомнительного качества, лучше потратьте на нормального иностранного тренера с именем. Может, во время тренировок и предматчевых установок он будет говорить слова, не адекватные психологии наших игроков, а ломающие ее. Кстати, вы видели крупным планом лицо Романцева во время игры «Баварии» со «Спартаком» — 5:1? Комментарии не нужны. Ну и хорошо.
       Знаете, чем отличаются звезды нашего кино от звезд Голливуда? Наши гениально играют жизнь. А голливудские ребята живут на экране. Так и в футболе. Европейские звезды живут в игре, а наши играют роль игроков. И это надолго.
       Напоследок, если позволите, одно частное определение. Во время телетрансляций внутреннего чемпионата игра прерывается каждые несколько минут, чтобы напомнить нам названия четырех нефтяных компаний, которых мы должны целовать в задницу, ну как минимум низко-низко им кланяться за показ футбола по телевидению.
       Это все равно, что выручить человека деньгами и требовать от него, чтобы он на каждом шагу произносил имя того, кто ему помог. Если верить Салтыкову-Щедрину, главная сила возгласа в том, что он подавляет человека.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera