Сюжеты

МАМАША КУРАЖ И ЕЕ ДЕЛО

Этот материал вышел в № 78 от 25 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Дома у нее цветов нет. Потому что цветы — ее бизнес Всякая женщина мечтает о своем маленьком доме, маленькой даче и… — что так естественно ее природе — маленьких детях. Уже потом, глядя на свою двухкомнатную хрущевку, она, тяжело вздохнув,...


Дома у нее цветов нет. Потому что цветы — ее бизнес
       


       Всякая женщина мечтает о своем маленьком доме, маленькой даче и… — что так естественно ее природе — маленьких детях. Уже потом, глядя на свою двухкомнатную хрущевку, она, тяжело вздохнув, начинает копить деньги на нормальное жилище. Некоторое время спустя фанерно-щелевой домик на шести сотках уходит за долги, а подрастающий ребенок с каждым днем требует все больше. И не только внимания.
       Прежняя мечтательница начинает задумываться над тем, как улучшить благосостояние. Тем острее и настойчивее поиски, если женщина одинока, а помощи ей ждать неоткуда.
       Все вышесказанное очень подходит к моей героине — невысокой, улыбчивой женщине, которую в Пскове многие знают под «партийной» кличкой — мадам Кураж. Но чаще всего за глаза ее называют просто «мамаша». И тому, наверное, есть вполне логичное объяснение: в отличие от других предпринимателей ее уровня она частенько берет на работу молоденьких девчонок — вокруг ее студии фитодизайна постоянно пасутся вечно голодные студенты местного колледжа культуры, которым не мешает копейка-другая. А может быть, это своего рода профессиональная солидарность? Ведь в свое время Лена (простите, Елена Алексеевна) Фролова, 34-летняя незамужняя псковитянка, окончила Московский институт культуры, режиссерское отделение.
       Ее, казалось бы, несерьезному, но чисто женскому начинанию всего-то лет пять, не больше, но только сейчас она начинает понимать, насколько была наивна в своих мечтах и что такое настоящий бизнес.
       Эта сфера человеческой деятельности не терпит альтруизма. Если хочешь, чтобы тебя не съели, крутись. Почти как в известной сказке: чтобы оставаться на месте, нужно бежать изо всех сил. Вот она и бежит. Но сначала Лена побежала от нищеты.
       
       Поиск жанра
       Ее курс был последним, который получал распределение. Как многие провинциалки, она попыталась было зацепиться в Москве, но когда в приемной комиссии знаменитого театрального вуза узнали, кто держит экзамен, Фроловой вежливо, но твердо порекомендовали забрать документы и ехать в село, поднимать культуру. Что делать? Так и попала Лена в поселок с идиллическим названием Соловьи.
       Само по себе ей место понравилось — каких-то 30 минут до областного центра. Общий ландшафт портил лишь мощный свиноводческий комплекс, расположившийся неподалеку: один запах чего стоил…
       1990 год она практически безвылазно просидела в местном Доме культуры, отстроенном еще в те времена, когда партия была нашим рулевым — директорствовала. Его итог был такой: все, чему ее учили в Москве, здесь оказалось ненужным, потому что культурные запросы широких масс сельских тружеников были просты и непритязательны. Сначала огород, скотина и уж потом, если время останется, кино по выходным. Короче, тоска зеленая. Поэтому, когда появилась возможность заняться чем-то реальным, она бросила без сожаления свои «соловьиные пенаты» и, как и многие женщины ее образования и положения, начала заниматься бизнесом по-русски: купи-продай.
       Получалось у нее плохо. Мешало, как уже потом Лена поняла, образование. В фирме, куда ее взяли на работу, молодому специалисту для начала поручили продать партию консервированных цыплят. На них-то Фролова и сломалась…
       Это сейчас Лена рассказывает о своей куриной эпопее с юмором, а тогда ее, совестливую даму широкого культурного профиля, просто коробило от мысли, что она врет своим потенциальным клиентам о высоком качестве продукта. Короче, в один прекрасный момент (все прозрения в этот момент и происходят) она поняла, что врать больше не может, и попросилась с работы.
       Пробовала она силы и в школе (вела театральный кружок), но когда заработная плата на порядок меньше прожиточного минимума, то посевная разумного, доброго и вечного не вызывает особого энтузиазма.
       
       НАША СПРАВКА: «По состоянию на начало 2001 года в России насчитывается около 880 тыс. малых предприятий, что составляет 6 малых предприятий в исчислении на тысячу человек, проживающих в России», — заявила 15 октября заместитель председателя Комитета по экономической политике и предпринимательству Госдумы РФ Светлана Гвоздева на пресс-конференции, посвященной открытию Недели малого бизнеса-2001. «По сравнению со странами Европейского союза этот показатель является небольшим. Во всех странах ЕС на каждую тысячу человек приходится не менее 30 малых предприятий».
       По данным на 2000 год, на малых предприятиях России работали 7,6 млн человек, а общее количество занятых в малом секторе экономики составляло около 17% от общего количества работоспособного населения. «Этот показатель в 3—4 раза ниже уровня стран ЕС, а вклад малых предприятий в ВВП России не превышает 12%», — заявила Светлана Гвоздева. По мнению депутата, приоритетные отрасли малого сектора развиваются недостаточно эффективно. Наибольший рост малых предприятий характерен для Москвы и Санкт-Петербурга. В провинции дело идет медленнее.
       
       …Стиля
       Пока толпа разгневанных граждан брала штурмом «Останкино» и колотила стекла в столичной мэрии, мадам Фролова подводила итоги. Сальдо включало в себя диплом о высшем образовании, а бульдо, увы, выражалось в полном отсутствии средств к существованию. Была, правда, в запасе одна идея, которую она подсмотрела в Краснодаре, куда однажды съездила в командировку. В местном ресторанчике она обратила внимание на девушек, которые предлагали посетителям цветы. В Нечерноземье этот вид бизнеса практически никто не разрабатывал, поэтому она решила рискнуть. Вот тут-то она и вспомнила то самое слово, которое потом стало для нее своего рода заклинанием: кураж!
       — Это сейчас у нас появилось разноцветье, — рассказывает Лена. Мы сидим в ее, с позволения сказать, офисе — холодной комнате на втором этаже, пожалуй, одного из самых старых зданий города — 1902 года постройки. Два стола, на одном из них недавно купленный компьютер, и повсюду… заготовки для будущих букетов. А тогда единственным цветком была революционная гвоздика с… азербайджанским акцентом. И ничего, начали брать, хотя ее мама и тогда и теперь по-прежнему убеждена: цветы — не самое серьезное в этой жизни занятие. Аргумент, что за все это время Лена поменяла уже три машины (сейчас ездит на четвертой — серая «девятка»), не убеждает. Женщины! Они всегда так консервативны.
       …К ресторанной публике несостоявшийся режиссер больших и малых форм быстро привыкла, хотя чувство ошеломления до сих пор осталось. Деньги делались из воздуха: покупали и перепродавали паленую водку, разлитую в соседнем подвале. О такой ерунде, как лицензия, гербовая марка, никто и понятия не имел. Наиболее оборотистые парни гнали в сопредельную Эстонию бензин и цветной металл. При этом маленькая, но очень гордая страна не гнушалась ввозить из бывших союзных республик — транзитом через область — все, что не притягивалось магнитом — от снятых со столбов линий электропередач алюминиевых проводов до медных кладбищенских табличек. Шальные деньги бесшабашно пропивались в ресторанах. Тогда-то Лена познакомилась с местными криминальными авторитетами, от упоминания имен которых сводило скулы у местной милиции. Сейчас она говорит о том времени с улыбкой, но немного грустной: практически все прежние знакомцы ушли в мир иной (не без «помощи» таких же братков).
       — Был один парень, упокой Господь его душу, который практически каждый вечер сидел в «Рижской», — продолжает Елена Алексеевна. — Часто, бывало, покупая у меня цветы, он просил: передай их во-о-н той девчонке и скажи ей, что она сегодня королева. А известный на весь Псков Гапон мне даже стихи читал. Почему-то многие его считали ограниченным человеком — он ведь из боксеров, тем не менее и у него был свой конек, а его стихи, немного абстрактные, мне почему-то нравились.
       Лена рассказывать об этом не любит. Может, потому что и на нее, как теперь принято говорить, наехали и заставили платить по 10 процентов от выручки. Куда деваться, не в милицию же бежать? Правда, продолжалось это недолго, всего… неделю. Уже потом ей рассказали, как авторитет, который обложил ее данью, будучи в благодушном настроении, неожиданно сказал своим шестеркам, показывая на цветочницу: «Не трогайте ее больше, красивая баба». И точно — отстали.
       Что ей помогло выстоять в ту сумасшедшую пору? Может быть, опять все тот же кураж. Этим счастливым словом она потом назовет свой салон фитодизайна. Первый и пока единственный в городе. Почему?
       
       НАША СПРАВКА: Как сообщил вице-президент Псковской областной Торгово-промышленной палаты Александр Старосельский, в настоящее время в Пскове зарегистрировано 13 тысяч фирм — так называемых юридических лиц. Из них подавляющее большинство — предприятия малого бизнеса, на каждом из которых количество наемных рабочих не превышает 50 человек. Более 35 тысяч частных предпринимателей. Студия «Мадам Кураж» в их числе.
       
       — В переводе с французского это слово означает «отвага», — оживляется Лена. — Так и я с отвагой и нахальством — чего больше, сама не пойму! — вломилась в это дело, так до сих пор и вылезти не могу.
       Да теперь, наверное, уже не хочет.
       
       Финал?
       Сейчас у Фроловой, кроме небольшого помещения в самом центре Пскова, есть еще два специализированных отдела в самых крупных магазинах города — «Орбита». Плюс ко всему скоро появится и свой отдельный павильон, который она уже решила разместить на самой широкой улице — Рижском проспекте. Нет ли опасений за перспективу? Она считает, что нет. Единственное, о чем она молит Бога, — чтобы не было дефолта. Этого слова и его возможных последствий Лена боится как огня: слишком еще свежи воспоминания. Буквально накануне «черного вторника» она опрометчиво заняла две тысячи долларов. Потом, чтобы расплатиться с кредитором, была вынуждена продать свою дачу.
       A propos: последняя часть денег была уплачена совсем недавно.
       Тем не менее есть главная причина, которая позволяет «Мадам Кураж» быть уверенной в перспективе начатого ею дела.
       — Цветы — это, увы, все-таки роскошь, — вдруг неожиданно призналась она. — Люди всегда будут к ней стремиться и платить за нее. Никуда ты от этого не денешься. Война, талибы, террористы — все это проходящее. Цветы, как и любовь, вечны!
       Изменилось ли ее отношение к этому нежному продукту? Скорее всего — да. Раньше, когда Лена работала одна, цветы и все, что сопутствовало составлению букетов, находилось у нее дома. А теперь — чисто. Цветов у нее дома нет. Но не потому, что ей вдруг разонравились одиозные розы или ленивые лилии, просто они стали частью ее работы, а к тому, с чем сталкиваешься каждый день, привыкаешь. И все-таки есть способ тронуть ее сердце: подарить букет простых полевых цветов. Втайне она об этом мечтает, просто пока об этом никто не догадался.
       Может быть, эта надежда и питает жизнестойкость моей героини, ее деловую активность? Больше трех лет прошло после дефолта, а ее дело снова на подъеме. В Германию, Голландию и сопредельную Эстонию Лена ездит практически регулярно — надо же быть в курсе цветочной моды! Какой главный вывод она сделала за это время? Банальный, но точный: нерентабельный бизнес безнравствен.
       — Ведь я только сейчас начинаю учиться считать, — откровенно признается моя собеседница. — Компьютер недавно купила. Хочу научиться на нем работать, а для начала — создать каталог всех своих постоянных клиентов. До последнего времени все в памяти держала…
       А много ли так упомнишь? Тем более когда дело имеешь с таким нежным товаром, как цветы. Вот и бывает, что операторы пейджинговой компании, услугами которой Лена пользуется, получают довольно странные, на первый взгляд, сообщения, предназначенные специально для Фроловой: «Елена Алексеевна, не забудьте пузатые колбочки, патроны для пистолета (?!), салатовый сезал и сиреневую рафию…»
       Лена читает только что полученное сообщение и смеется, потому что все вышеперечисленное необходимо для составления букета. А патроны — клеевые, чтобы держали композицию. Для жизни этого явно маловато. Кураж еще нужен!
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera