Сюжеты

ГОСПОДЬ НАС ЕЩЁ ТЕРПИТ

Этот материал вышел в № 78 от 25 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Интервью с Михаилом Ардовым Некоторые называют Михаила Ардова «раскольником». Российская Православная автономная церковь, к которой он принадлежит, известна своей бескомпромиссной позицией по отношению к Московской Патриархии, запятнавшей...


Интервью с Михаилом Ардовым
       


       Некоторые называют Михаила Ардова «раскольником». Российская Православная автономная церковь, к которой он принадлежит, известна своей бескомпромиссной позицией по отношению к Московской Патриархии, запятнавшей себя сотрудничеством с советской властью и КГБ. Путь Михаила Ардова от отцовского дома на Ордынке, где бывали Анна Ахматова, Борис Пастернак, Михаил Зощенко, до крошечного храма на Головинском кладбище был очень долгим — через работу на радио, писательский труд, осознание себя как человека верующего. Ардов был священником Московской Патриархии, затем последовал полный разрыв с ней. Но одновременно путь был коротким — всего несколько остановок на метро от «Новокузнецкой», где в старом московском доме жила семья Ардовых, до «Водного стадиона», где находится храм, в котором служит отец Михаил
       
       — В течение этого года произошло в масштабах православия колоссальнейшее событие, которого никто в нашем обществе не заметил! ФСБ отпраздновала победу над Русской зарубежной церковью! В октябре прошлого года состоялся архиерейский собор Зарубежной церкви, которая отказалась от курса конфронтации с Московской Патриархией. Создана была комиссия по объединению Русской церкви, подписано позорнейшее письмо Сербскому патриарху с просьбой, чтобы он посредничал в примирении. Словом, полная капитуляция! Бедный митрополит Виталий, предстоятель Русской Зарубежной церкви, сопротивлялся, подписывал письма, которые дезавуировали решения этого Собора… Так продолжалось до весны этого года. Когда митрополит Виталий еще раз потребовал созыва Собора, они его абсолютно незаконно отправили Синодом (не Собором!) на покой. В истории Русской церкви такого не было никогда! Только с Патриархом Тихоном, по интригам бояр Алексея Михайловича. Первоиерархи избираются пожизненно! Это был окончательный переворот!
       — Но чем же плохо, когда церкви объединяются?
       — Понимаете, раньше русские за рубежом понимали, что нельзя доверять священникам, которые хвалят советскую власть и служат в храме на Большой Коммунистической улице. А сейчас русские во Франции или Америке смотрят телевизор и видят — патриарх, монастыри, президент чуть ли не земные поклоны кладет… А что внутри это жутко коррумпировано и безобразно, они не понимают, не желают задумываться. Вот смотрите: в начале этого года Путин наградил группу священников Московской Патриархии орденами. За что? Я думаю, не иначе как за успешно проведенную операцию по ликвидации Русской Зарубежной церкви.
       — Может, и очередные звания присвоил?
       — Возможно. Я не знаю. Но это я видел. По телевизору. Надо сказать, что война, которая велась спецслужбами с РЗЦ, началась еще в 20-х годах, когда она обрела свое каноническое бытие на Балканах, в Югославии. Ни для кого не секрет, что церковные миссии Московской Патриархии, находящиеся за рубежом, — это просто филиал спецслужб. Когда в 1990 году у нас началась свобода и гласность и священники Московской Патриархии, которые к тому моменту понимали уровень падения этой организации, стали проситься в Зарубежную церковь, Московская Патриархия, конечно, испугалась конкуренции. И вместе с Лубянкой взялась Русскую Зарубежную церковь окончательно устранить... Была организована провокация, чтобы поссорить нас, русских, с зарубежным Синодом. И надо сказать, что акция эта имела полный успех, — мы разошлись окончательно, теперь у нас своя церковь, которая называется Российская Православная автономная церковь…
       — Но сейчас, когда так много говорят об опасности исламского фундаментализма, не кажется ли вам, что нет ничего плохого в объединении христианских церквей? Вот Великобритания вместе с США сейчас собирается грудью стать на защиту христианской цивилизации… О новом крестовом походе говорят…
       — Америка — не христианская цивилизация. Они там на своей политкорректности настолько сдвинулись, что запретили выставлять на улице христианские символы. На Пасху около храма висит изображение бабочки и надпись: «Он воскрес». Кто воскрес? Бабочка? Нет, нельзя вывесить изображение Христа, это может обидеть мусульман и иудеев. А их пасхальные открытки с кроликами и цыплятами? Что такое Пасха в Штатах? Это когда кролик сообщает цыпленку, что Христос воскрес. Они ничего о христианстве не знают. Это нация двенадцатилетних подростков. Под видом христианства они свою удобную цивилизацию защищают…
       — Вы хотите сказать, что Америка получила по заслугам?
       — Нет, так сказать было бы кощунством. Вообще-то мы все заслуживаем самых суровых кар. Как сказал Исаак Сирин: «Не называй Бога справедливым. Если бы он был справедливым, ты давно бы был в аду». Христианин любую потерю, любую болезнь должен воспринимать смиренно, понимая, что Господь попускает это для нашей же пользы. Но я не думаю, что американцы в массе своей способны это понять. Я думаю, Господь попустил это страшное дело, этот теракт, чтобы сбить с американцев спесь… Этот вывод после Югославии и Ирака напрашивается сам собой. Но это отнюдь не исчерпывающий ответ.
       Вообще войны и бедствия насылаются людям за грехи, из каковых и состоит жизнь современного общества, совершенно забывшего о Боге и его истинной Церкви.
       — Но на Балканах Америка победила: президентом стал Коштуница, Милошевич в Гааге…
       — Все эти конфликты, что у нас, что в Югославии, — это мины, заложенные Сталиным и Броз Тито. Для того чтобы таких конфликтов не было, и существуют империи… Никакого другого способа остановить межнациональные и им подобные конфликты, кроме Империи, нет. Тому доказательством баски в Испании, корсиканцы во Франции и Северная Ирландия. В Империи власти не позволяли друг другу кишки выпускать. Конечно, советская псевдоимперия развалилась, и теперь ничего не вернешь, но наши политики могли бы лучше соображать, что из двух зол надо выбирать меньшее. Но никто этого не понимает, вот мы и имеем такой веселый мир…
       — Который стоит на грани третьей мировой войны.
       — Да, это очень опасно. Я боюсь этих возмездий, о которых американцы говорят… Ничего хорошего от этого не жду.
       — А что вы думаете об исламе?
       — Не хочу подливать масла в огонь, но мир еще не захвачен исламистами только потому, что они между собой не могут договориться. Сунниты враждуют с шиитами, и это еще наш мир спасает.
       — Но христианский мир тоже раздроблен.
       — Подлинное христианство не имеет никакого влияния в мире. Никакого! С моей точки зрения даже патриарх Алексий — не христианин, а еретик, погрязший во всеереси экуменизма. Вы знаете, что сознательных христиан вообще на свете очень мало — всего около трех процентов…
       — Не может быть! Так мало?
       — В Москве живут двенадцать миллионов, а в пасхальную ночь в храмы приходят 150 тысяч человек… Вот и считайте…
       — Огромное богатство одних и страшная бедность других: не отсюда ли растут корни терроризма?
       — Безусловно, этот аспект тоже существует. Но ведь просто так делиться тоже нельзя. Человек должен в поте лица зарабатывать свой хлеб насущный, а не жить на «социале»… Эта проблема пока неразрешима. Особенно сейчас. Если в некоторых странах «третьего мира» голодных накормить, они только с большим энтузиазмом ринутся резать друг друга. США к ним относятся, как к рыбкам в аквариуме, — сыплют корм, меняют воду… Но среди рыбок нельзя проводить выборы…
       — И все-таки: каково положение сейчас христианской церкви в современном мире?
       — Мир катится в пропасть. Мы можем только не принимать в этом участия и стараться спасти себя и своих близких. А если посмотреть на ситуацию с православием в нашей стране, то она традиционна: полнейшее обособление образованного общества от Православной церкви. И это сделали не большевики, это, увы, было и в Российской империи. Начиная с XVIII века, после реформ Петра, общество отошло от православия, что и предопределило крушение империи и все те кары, которые рушатся на нашу страну, и конца-краю этому не видно… Потому что за тот грех, который совершили русские люди, предавши свою веру и убивши своего царя, прощения нет и быть не может. Тем более что мы не видим не только раскаяния, но и осознания этого чудовищного факта в сознании не только простых людей, но и в среде священников Московской Патриархии.

       НАША СПРАВКА. ПРАВОСЛАВНЫЕ ЦЕРКВИ В РОССИИ
       — Русская православная церковь (Московская Патриархия).
       — Русская Зарубежная церковь (разошлась с МП по поводу отношения к советской власти и использования «нового» календаря).
       — «Катакомбная» церковь (верующие, не принявшие советскую власть и не имеющие связей с Зарубежной церковью, ушли в подполье, так и жили при коммунистах).
       — Старообрядцы: у них все свое — обряды, церкви, священники. Считают всех остальных отступниками и еретиками.
       — Российская Православная автономная церковь, к которой принадлежит протоиерей Михаил Ардов — самоуправляющееся объединение епархий, монастырей, приходов и общин православного вероисповедания, хранящих верность неповрежденному Православию, связывающих себя с русской церковной традицией и не признающих Московский патриархат в качестве законного преемника тысячелетней Русской Церкви. Каноническая самостоятельность РПАЦ основана на Указе св. Патриарха Тихона и органов Высшей Церковной Власти № 362 (1920 г.). С Московским патриархатом РПАЦ не имеет общения с 1927 года (когда была издана известная "декларация" митрополита Сергия), считая его неканоническим, а его вероисповедание — отличным от Истинного святоотеческого Православия.
       В период советской власти чада РПАЦ находились на нелегальном положении, в 1990 г. иерархия Русской Зарубежной Церкви возобновила иерархию РПАЦ, рукоположив епископов для России, а с 1995 г. РПАЦ стала независима от русского Зарубежного Синода в виду его явного сближения с Московским патриархатом и экуменическим движением, которое РПАЦ считает еретическим.
       Первоиерархом РПАЦ является 61-летний Митрополит Суздальский и Владимирский Валентин (Русанцов). Приходы РПАЦ окормляют 9 архиереев и более 50 священников; приходы имеются в России (в том числе, в Москве и Санкт-Петербурге), Латвии, Украине,Белоруссии, Абхазии, Великобритании и США. В древнем городе Суздале, где размещается духовно-административный центр Церкви, РПАЦ принадлежат 2 монастыря и 19 храмов.


       — А есть ли пути преодоления этого тяжелого исторического наследия?
       — Если бы все телеканалы сделали сто фильмов по советской истории, про Кронштадтский мятеж, про голод на Украине, про раскулачивание… про то, как Сталин собирался завоевать всю Европу, про террор, лагеря, истребление народов, убийство царской семьи. Убийство помазанника Божия — это чудовищное преступление! Царь назывался «удерживающим». Как только это прекратилось, начались полные нестроения в церкви и прочие безобразия. И с точки зрения мистической, церковной это очень важный факт. И когда народ наконец узнает все, как оно было, может быть, тогда придут осознание и покаяние и, может быть, Господь этот несчастный народ помилует. Необходимы осознание и покаяние. А не принятие советских гимнов и флагов…
       — Так ведь были фильмы на эту тему, передачи… Только мне кажется, что большинство все равно предпочитает сериалы смотреть. Это же глобальный сейчас процесс в мире. Прошлое людей интересует мало, дай Бог с будущим разобраться, неизвестно еще, каким оно будет…
       — Это есть знак приближения конца света и царствия Антихриста. Это нам и предсказано. Вся трагедия мира заключается в том, что никто не осознает, что мы здесь живем, как в тюрьме. Люди пытаются превратить жизнь в тюрьму американскую — с телевизорами, компьютерами, удобствами всяческими…
       — Отец Михаил, террористы, они для нас — убийцы. Но в некоторых мусульманских странах их считают героями и святыми. А для меня герои — это те мужчины в самолете, которые ухитрились отобрать штурвал у террористов, и самолет упал не на город, а на кукурузное поле. Но ведь они тоже сознательно шли на смерть… То есть тоже в какой-то мере совершали самоубийство, которое православная церковь осуждает.
       — Нет-нет, они не самоубийцы. У них была надежда посадить самолет! Это совсем другое дело! Они у меня огромное уважение вызывают. С этой бандой надо было не лапки кверху, а сопротивляться…
       — Отец Михаил, вы говорите раздражающие, иногда даже оскорбительные вещи. Вы обличаете американцев за то, что они сытые, голодных — за то, что они неразвитые, россиян — за то, что они не прозрели... Но что, по-вашему, значит любить ближнего своего? Обличать его? Или что-то еще? Как вы любите ближних, каков ваш личный путь в этой любви?
       — Любить ближнего означает стараться отнестись наилучшим образом к каждому конкретному человеку, с которым Бог судил тебе встретиться и общаться. Это может быть сытый американец, неразвитый афганец или неверующий русский... Подлинная любовь к ближнему — удел совершенных, но мы все должны к этому стремиться. Однако же христианская любовь — отнюдь не слепая. Мы знаем, что человек, всякий человек, — существо падшее, греховное. Это же свойственно и человеческим сообществам. А что касается обличений целых народов, то ими полны и Ветхий и Новый Заветы. Но христианство отличается от т.н. гуманизма тем, что думает и имеет заботу прежде всего о конкретных людях, не забывая при том, что человек греховен. Руссо или Толстой это отрицали, и в конце концов гуманизм принял свою крайнюю форму — превратился в коммунизм. И к чему это привело, мы — увы! — хорошо знаем.
       — Сейчас, как и в начале двадцатого века, зашатались устои цивилизации, набухают новые конфликты. Новые герои, новые мученики, новая война… Есть ли повод для оптимизма?
       — Есть. Господь нас еще терпит. И на том спасибо.
       
       P.S.
       Православные богословы утверждают, что конец света наступит не раньше, чем все религии Земли сольются в одну, экуменическую. Но, судя по тому, что рассказывает отец Михаил, до этого ох как далеко. Христиане не могут договориться между собой, мусульмане делятся на шиитов и суннитов, у каждого правоверного иудея есть своя любимая синагога, в которую он ходит, а в остальные — ни ногой…
       Значит, еще поживем.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera