Сюжеты

КУКОЛЬНЫЙ СПЕКТАКЛЬ ВИСИТ НА НИТОЧКЕ

Этот материал вышел в № 79 от 29 Октября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Постановку найденной пьесы Довлатова придется ждать 50 лет? Такое случается нечасто: весной этого года заведующий литературной частью Псковского областного театра кукол Алексей Маслов, разбирая его архив, неожиданно для себя и всей...


Постановку найденной пьесы Довлатова придется ждать 50 лет?
       
       Такое случается нечасто: весной этого года заведующий литературной частью Псковского областного театра кукол Алексей Маслов, разбирая его архив, неожиданно для себя и всей литературной общественности нашел неизвестную пьесу Сергея Довлатова. Наша газета первой рассказала об этой поистине сенсационной находке. Более того, буквально в следующем номере (см. «Новую газету» №34 от 21—23.05.2001 г.) было опубликовано первое действие пьесы. На радость всем ценителям творчества писателя. И — на горе театру. Его директор Татьяна Ааб никак не могла предположить, что хлопоты с разрешением постановки будут такими долгими и, увы, непродуктивными. Но все по порядку
       
       Для начала через интернет был найден электронный адрес наследницы писателя Елены Довлатовой, которой сразу же сообщили о находке. Кроме того, поставили в известность о том, что отрывок пьесы уже опубликован, а сюжеты о литературной сенсации обошли практически все телеканалы России — красочный фронтон театра кукол не снимал разве что ленивый. Наконец ответ из-за океана пришел. Наследница по прямой сетовала, что нельзя было публиковать пьесу без ее разрешения. На что Алексей Маслов, путаясь в клавиатуре, латинским шрифтом по-русски отстучал ответ примерно такого содержания:
       — Понимаем ваши чувства. Тем не менее хотели бы обратить особое внимание на то, что театр, предоставив (безвозмездно! — Ю.М.) текст первого действия для публикации в «Новой газете», не преследовал никакой коммерческой цели. Пьеса при всей гениальности ее автора не является самодостаточным литературным произведением. В отличие от книги ее способ существования — театральные подмостки. Тем более что находка — это такое уникальное литературное событие, утаить которое от мира было бы несправедливо.
       Ответ пришел незамедлительно. С укоризной поблагодарив за участие, Елена попросила прислать ей текст пьесы. Пьесу, конечно, решили послать. Но тут же встал вопрос: отправлять ли в Штаты те самые 32 машинописные странички, которые, вполне возможно, были лично переплетены автором «Заповедника»? Спор решила прагматичная директриса, сказав, что, во-первых, она не знает, кто находится у экрана компьютера, через который идет обмен электронной почтой, во-вторых, доверять почте эту бесценную рукопись — верх безрассудства. А вдруг потеряют? И наконец, авторская рукопись принадлежит театру. С этим действительно не поспоришь.
       — Поэтому, так сказать, во избежание, — поставила точку в затянувшемся споре Татьяна Бруновна, — мы пошлем только текст. По электронке. И будем ждать ответа на запрос о предоставлении нам права первой постановки. Все-таки именно мы нашли неизвестную пьесу Довлатова. Заслужил театр приз или нет?
       
       На том и порешили. В конце июня пьеса была отослана, однако с тех пор от г-жи Довлатовой, несмотря на многократные обращения Алексея Маслова и главного режиссера Александра Заболотного, ответ так и не поступил.
       — Пока у нас нет официального разрешения, мы не можем приступить к постановке пьесы, — говорит Александр Заболотный.
       Наш разговор проходит в его кабинете, главным украшением которого является почетный диплом «Гран-при», привезенный коллективом Псковского театра этим летом из Пловдива — с международного фестиваля кукольников.
       — При этом юрист, представляющий интересы Елены Довлатовой на территории России, нас предупредил, что за самовольные действия на театр можно подать в суд, который будет нами проигран однозначно. Потом, правда, выяснилось, что не существует ни одной официально заверенной нотариусом бумаги, где бы сам писатель, как говорится, находясь в здравом уме и твердой памяти, запретил публиковать все, что у него было написано в Союзе. И все же, если мы не получим согласия из Америки, то, согласно закону об авторских правах, зритель будет вынужден ждать этого спектакля... 50 лет. Однажды мне, правда, удалось переговорить с Еленой, но мне было сказано приблизительно следующее: вы получите ответ лишь после того, как я получу текст, прочту его и решу, достойна ли пьеса публикации, постановки и так далее. Признаюсь, но меня эта ситуация сильно смущает Я понимаю, что она обладает юридическими правами на какие-то документы, рукописи книг, но глубоко сомневаюсь, что она имеет моральное право решать, что достойно, а что недостойно сцены.
       — Есть и еще один момент, — вступает в разговор Алексей Маслов. — Если бы был найден рассказ или повесть — это одно. Но пьеса — это пока только болванка. Ее успех на сцене зависит от усилий всего коллектива: режиссера, художника, актеров. Можно Чехова и даже Шекспира при всей их гениальности поставить отвратительно, что Псков уже видел не раз.
       
       Понять настойчивость режиссера, его азарт очень легко. Последнее время А. Заболотный искал для репертуара именно цирковую пьесу, все действие которой должно проходить на арене. И тут такая удача!
       По его мнению, чуть ли не классическая традиционность «Пьесы для младших школьников с фокусами, но без обмана» открывает ему, как режиссеру-постановщику, широкое поле для фантазии. Это чувствуется и по многочисленным ремаркам, в которых автор как бы говорит: дерзай, придумывай!
       Но это, так сказать, творческая сторона вопроса, решить которую без материальной невозможно. По самым скромным подсчетам, которые как-то на досуге произвели директор театра и главный режиссер, уложиться можно примерно в 10 тысяч долларов. Понятно, что для столичной сцены или какой-нибудь громкой антрепризы это сумма пустяковая, но для провинциального театра, каким и является псковский, — просто сумасшедшие деньги. К слову, в эту сумму должен входить и авторский гонорар.
       Заболотный убежден, что делать спектакль нужно так, чтобы потом не краснеть за нищету и убогость декорации.
       Есть немало и других проблем, которые необходимо решить, прежде чем спектакль увидит зритель, но одну, самую щепетильную, никто из моих собеседников так и не затронул: сколько театр может и должен заплатить Елене Довлатовой за право первой постановки? И еще: где взять искомые дензнаки? Согласно областному бюджету, местные кукольники имеют годовой бюджет 150 тысяч рублей. Этой суммы только-только хватает на оплату коммунальных услуг. Про зарплату актеров — от 10 до 30 у.е. в месяц — и вовсе стыдно говорить.
       Молчит Елена Довлатова, теряется в догадках и труппа: что делать дальше?
       От слова «сказано» до слова «сделано» у нас, в России, дистанция огромного размера. С пьесой С. Довлатова — такая же история. Когда этим летом псковские кукольники приехали на международный фестиваль «Рязанские смотрины», Заболотного и его артистов сразу же обступили коллеги из других творческих коллективов с единственным вопросом: когда? Когда вы начинаете ставить Довлатова? Шила в мешке не утаишь... На что Александр только развел руками. Действительно, что он мог сказать?
       
       P.S.
       «Новая газета» вместе со своими многочисленными деловыми партнерами готова помочь Псковскому кукольному театру средствами для постановки и информационным обеспечением. Мы просим уважаемую нами Елену Довлатову дать разрешение на начало работ, а окончательное решение принять на генеральной репетиции, куда мы приглашаем г-жу Довлатову за свой счет. Не понравится — что делать! Мы готовы рискнуть.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera