Сюжеты

НАМ НУЖНЫ РЕФОРМЫ, А НЕ АРЕСТЫ

Этот материал вышел в № 81 от 05 Ноября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

А нам предлагают аресты, а не реформы «В наш смутный век каждый использует свою должность для корыстных целей – в этом причина бедствий государства». Мудрые эти слова были сказаны жестоким Шан Яном, основателем легизма (IV в. до н.э.). Ну...


А нам предлагают аресты, а не реформы
       
       «В наш смутный век каждый использует свою должность для корыстных целей – в этом причина бедствий государства». Мудрые эти слова были сказаны жестоким Шан Яном, основателем легизма (IV в. до н.э.). Ну а Россия XXI века н.э. отличается от Китая IV в до н.э. только наличием мобильных телефонов.
       И вот наконец в российской Генпрокуратуре завелись свои последователи Шан Яна и начали бороться с коррупцией.
       Странным образом этот триумф законности вовсе не радует. И дело не в том, что прокуратура наша мало приспособлена для отправления правосудия. Она умеет множество полезных вещей: проводить дорогие – сверхдорогие – ремонты, выдавать спецталоны чеченским террористам, организовывать досуг для лиц, похожих на генпрокурора, но вот для отправления именно правосудия этот орган малопригоден. И г-н прокурор, который преследует г-на Аксененко, чем-то неуловимо напоминает товарища Ежова, который сажает Ягоду.
       Дело в вещах более системных.
       Возьмем, например, обвинение в превышении служебных полномочий, предъявленное министру Николаю Аксененко.
       Как устроено МПС?
       Есть государственная железная дорога и есть частные фирмы-перевозчики. Отдельные фирмы-перевозчики, ассоциированные с руководством МПС посредством физических лиц, получали и получают низкие и очень низкие тарифы на перевозку, что являлось конкурентным преимуществом. По сути, это механизм перекачки средств государственного МПС частным перевозчикам.
       Беда в том, что этот механизм существует не в подполье и не под столом и деньги передаются не налом в чемоданах. Он существует на виду у власти, и никакое обвинение Аксененко по этому пункту не может быть предъявлено. Это не преступление министра. Это экономическая политика.
       Для того чтобы поменять эту политику, достаточно уволить министра и запретить дифференцированные тарифы. А если тарифы остаются, а министра преследуют по обвинению в превышении служебных полномочий – это никакая не борьба с коррупцией.
       Почему преследуют Аксененко, а не устанавливают единые тарифы? Почему снимают Вяхирева, а не реформируют «Газпром»? Потому что подобная система удобна государству. Потому что в любой момент можно попросить частного перевозчика потратиться на выборы нужного депутата. Или нужного президента.
       Нам нужны реформы, а не аресты. А нам предлагают аресты, а не реформы
       Но даже и не это – главная причина для беспокойства.
       Так как российские законы написаны дурно, противоречат друг другу и не могут действовать, общество на деле руководствуется более примитивной и более древней системой, основанной на патернализме и личных отношениях. В этой системе естественно, что чиновник одаривает близкого олигарха нужной бумагой, а олигарх, в свою очередь, выказывает признательность другу-чиновнику. В этой системе естественно, что сын бывшего вице-премьера, задавив в пьяном виде на Рублевке четырех человек, будет отмазан, потому что «мальчику надо помочь». В этой системе естественно, что племянник министра получит преимущественный доступ к деньгам министерства, потому что, как сказал в схожей ситуации один китайский чиновник, «я бы почел себя бесчестным человеком, не радея о близких мне людях». В этой системе дар еще не превратился во взятку, дружба важнее истины, а законы заменены личными отношениями.
       Кремль сам ярчайшим образом демонстрирует привязанность именно к этой – патерналистской – системе координат, когда назначает повсюду питерцев, диктует посредством Центризбиркома правила избрания губернаторов на третий срок или, как гласят слухи, срочно просит у олигархов то два, то три миллиона наличными.
       Кремль очевиднейшим образом не может побороть эту систему даже тогда, когда хочет. Самый вопиющий пример – «Газпром». Алексея Миллера поставили смотрящим над газовиками, чтобы он вернул активы, выведенные из «Газпрома». И что же? Покамест это невозможно, и отнюдь не из-за юридических сложностей, а просто потому, что и у «дочек» «Газпрома» отыскались верные друзья и заступники в том же самом Кремле.
       Когда Шан Ян взялся за практическое проведение своей доктрины, кончилось тем, что чиновников водили в присутственные места в колодках: пересажали-то всех по взаимным доносам, а работать было некому.
       В патерналистском обществе аресты – это не борьба с коррупцией. Это одна из ее форм.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera