Сюжеты

ПРОКУРОР ПРИУМНОЖАЕТ ДЕЛЕНИЕМ?

Этот материал вышел в № 81 от 05 Ноября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В чужой бизнес со своим кодексом Об особенностях работы отечественного правосудия уже сложено немало трактатов. Но от этого мало что меняется. Поэтому истории борьбы людей против «правосудия» не перестают быть актуальными Александр Давыдов...


В чужой бизнес со своим кодексом
       
       Об особенностях работы отечественного правосудия уже сложено немало трактатов. Но от этого мало что меняется. Поэтому истории борьбы людей против «правосудия» не перестают быть актуальными
       
       Александр Давыдов 20 лет посвятил фирме под названием «Строймонтажкомплекс» (СМК) в городе Железнодорожный. Однако в последние годы он стал замечать, что благополучие фирмы волнует только его. Поэтому Давыдов решил уволиться и действовать по-другому — скупить контрольный пакет акций СМК и работать так, как нужно для процветания предприятия. 25 акционеров (из 42) согласились продать свои акции. В результате «на руках» у Александра оказалось свыше 3600 акций. Объединив этот пакет с пакетом своей бывшей коллеги по работе Л. Остренко, они получили контрольный пакет акций фирмы. Но это приобретение не принесло радости их владельцам. Директору ЗАО «СМК» Лине Иванченко и прокурору Железнодорожного Кузьме Григорову очень не понравились действия Давыдова и Остренко.
       23 октября 2000 г. прокурор Григоров послал Давыдову предостережение о недопустимом нарушении закона, поскольку, если верить результатам прокурорской проверки, гражданин Давыдов оказывал давление на акционеров и руководство ЗАО «СМК» при скупке акций. Стоит отметить, что проверку эту прокурор успел провести за одни выходные (с 19 по 22 октября). При этом ни сам Давыдов, ни акционеры СМК, продавшие ему свои ценные бумаги, ничего о ней не знали.
       На следующий день «обвиняемого» Давыдова еще более озадачили. Оказалось, за ним числятся акции уже не 25 акционеров, а 13. Объяснилось все довольно просто: директор Лина Иванченко, ее заместитель Нина Майорова и секретарь Раиса Ермошина перекупили акции у 12 из 25 акционеров, которые первоначально заключили договор с Давыдовым. Дело в том, что каждый акционер обязан информировать регистратора ЗАО о продаже своих ценных бумаг. А когда в ЗАО начали приходить люди с просьбой о регистрации продажи акций, директор смекнула, что если не прибегнуть к «хитрости», то контроль над предприятием перейдет к другому лицу.
       «Хитрость» заключалась в том, что бывшим акционерам, которые приходили регистрировать сделку, предлагалось перепродать уже проданные (!) акции по более высокой цене. Дивидендов они не видели годами, вот и решили возместить свой ущерб в возможно большем размере. Такой поступок акционеров, хотя и не совсем благородный, можно было бы простить. Но вот присвоение денег от сделки с Давыдовым явно было лишним. Давыдов подал иск в гражданский суд. Процесс начался в ноябре 2000 года и идет до сих пор, в то время как обычно подобные дела рассматриваются в течение месяца. Видимо, потому, что свидетели обвинения, акционеры, на которых якобы оказывали давление, ни в какую не сознаются в том, что им угрожали.
       И следующим шагом прокурора Григорова стало возбуждение уголовного дела против Александра Давыдова в связи с «покушением на мошенничество». Обвинения были предъявлены 2 апреля 2001-го, а запрос в суд отправлен почему-то только 4 апреля. Ни Давыдов, ни Остренко в прокуратуру для дачи показаний вызваны не были. Обвинения были представлены со слов госпожи Иванченко и ее подопечных.
       Сейчас дело Давыдова ходит по замкнутому кругу. Жалоба на предостережение «о недопустимости нарушений закона», написанная прокурором города К. Григоровым, не принесла никаких результатов. Как сообщили в отделе управления по надзору за исполнением законов и законностью правовых актов, «вывод о законности или незаконности объявленного предостережения может быть сделан только после вступления в силу решения суда по иску, поданному Давыдовым в гражданский суд».
       Активность прокурора Григорова выглядит довольно странно. Его ведь почему-то не очень взволновал факт продажи акционерами уже не принадлежащих им акций, точно так же, как и другие «темные» аспекты деятельности СМК. Например, в 1997-м совет директоров безосновательно лишил некоторых акционеров их акций, не занося это в повестку дня заседания, как требуют того правила. Только спустя четыре года некоторые акционеры с удивлением узнали, что никаких прав в ЗАО «СМК» они уже не имеют. А прокурор промолчал.
       Завершения у этой истории пока нет. Можно, конечно, надеяться на сознательность прокурора и его совесть, но видимо, это понятие виртуальное в отличие от «понятий», бытующих в российском бизнесе.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera