Сюжеты

ЦВЕТА РУССКОЙ НЕОЖИДАННОСТИ

Этот материал вышел в № 82 от 12 Ноября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Хроники коммунальной реформы Король воскликнул: масло! Отличнейшее масло — я так его люблю! А. Милн, «Баллада о королевском бутерброде». Почему-то казалось, что в Москве с коммуналкой все в порядке. Лужков там, и вообще... Однако прочитал...


Хроники коммунальной реформы
       
                                   Король воскликнул: масло!
                                   Отличнейшее масло — я так его люблю!
                                   А. Милн, «Баллада о королевском бутерброде».
       
       Почему-то казалось, что в Москве с коммуналкой все в порядке. Лужков там, и вообще... Однако прочитал Михаила Кругова («ЖКХ им. тов. Швондера», «Новая газета» № 81) и понял: нет, не в порядке. Ну если неладно даже в столичном коммунальном королевстве, значит, надо становиться дятлом и долбить этот коммунизм с диким капиталистическим лицом, пока правительство — Дума — президент или Дума — президент — правительство не внесут в коммунальную свою реформу хоть какой-то здравый смысл.
       Заехали б как-нибудь к нам, посмотрели. В провинции коммуналка гораздо откровеннее.
       Вот он, подъезд: гуляют волны, ветер свищет, и мачты утлые скрипят. Между прочим, с жильцов снимают по квиткам хорошие деньги статьями «капремонт», «текущий ремонт», «техническое обслуживание». Но за годы реформ в подъезде нашем какой-либо ремонт встречался реже, чем снежный человек.
       В этом году мы стали платить намного больше — в разы. В соответствии со сметой «комуреформы». Народ исправно стоит в очередях, как в старом советском анекдоте: веревку свою приносить или профком выдаст? — чтоб оплатить свои коммунальные потребности.
       И?.. И ничего. Стекла биты, лифт стоит, света во дворе нет, а мусоропровод забит по четвертый этаж.
       Лишь мэр на очередной планерке отметил, что у директора МУРЭПа зарплата вдвое больше мэрской. Не знаю, зачем он это сказал.
       
       Тепло — как много в этом звуке!
       Зеркалом русской коммунальной революции стал скандал с муниципальным предприятием «Воронежтеплосети». Сама теплосеть — что-то вроде кипятильника. Ей дают холодную воду и «энергоносители», она эту воду греет и продает с наценкой, из которой платит себе зарплату и ремонтирует хозяйство. Технологии низкие, зарплаты у людей в сапогах и ватниках тоже.
       А вот за кресло директора «Теплосетей» идет яростная борьба. Только пыхтение из-под ковра доносится. И за что бьются, если фирма сплошь убыточная? За клизмы на планерках у мэра? Хотя слухи нехорошие давно уже ходят: дескать, коммунальные лавочки, через которые проходят круглые бюджетные деньги, давно стали чьими-то политическими кошельками.
       К скандалу привела чистая случайность. Сначала мэрия поменяла местами главу администрации одного из районов и начальника МУП «Воронежтеплосети». Через несколько месяцев решила взять ход назад. А еще чуть позже — вообще отправить нового начальника теплосетей в отставку. Но тот в отставку не захотел, а ушел, наоборот, на больничный. И оттуда, с больничного, начал скандалить, предавая гласности чудные дела, которые творятся в этих самых теплосетях.
       Огласка пришлась в самую пору: в городе как раз пошли задержки с зарплатами врачам, учителям и прочим обездоленным — по причине нищеты городского бюджета и необходимости финансировать подготовку к зиме. Грубо говоря, эти зарплаты и направили на функционирование теплосетей и им подобных организаций. Хотя за 9 месяцев жилищно-коммунальное хозяйство и без того оказалось профинансированным в полтора раза сверх запланированного бюджетом. Зато образование и здравоохранение получили меньше половины.
       Может, с задержками зар-платы и получилось бы, как всегда, то есть ни зарплат, ни нормального снабжения города теплом и горячей водой. Но из конфликта между чиновниками всплыли сначала нехорошие слухи, а потом и кое-какие документы. Заинтересовались депутаты, создали комиссию по проверке хозяйственной деятельности теплосетей и призвали аудитора.
       Депутатскую проверку в «Теплосеть» пускать очень не хотели. И не пустили. Вынесли кое-что — нате, смотрите, раз такие любопытные. Но даже от этого кое-чего у депутатов потом волосы на трибунах шевелились.
       Очередная сессия городской Думы стала трибуналом, который мог бы вынести приговор всей коммунальной реформе в России. Слово «преступление» не раз звучало в микрофон. Выяснились вещи, о которых можно было догадаться, но которые в нашей стране редко заканчиваются наручниками: начальники теплосетей переделали их в кормушку для «ограниченного контингента».
       Из которой кушали откровенно и без малейшей опаски.
       Если зарплата тех, кто работает с детьми в детсадах, больницах и школах Воронежа, находится сегодня на уровне 500—1000 рублей, то начальники в своем МП назначили себе доходы на уровне 1,5 тысячи. Долларов США. Причем и назначили-то не из прибыли, как положено, а из себестоимости своей «продукции». То есть за счет горожан, оплачивающих тепло и горячую воду.
       Причем это не все доходы. Судя по акту проверки, деятельность объединенной группировки товарищей была направлена только на извлечение прибыли из всего, до чего дотягивались их руки.
       Установили себе доппаек: бесплатное питание за счет горожан в одном из самых дорогих ресторанов города.
       Оформили себе вознаграждение в несколько миллионов рублей за рацпредложение. В технической разработке участвовал даже главбух, за что и получил от Родины 150 тысяч рублей. А вот аудитор определил, что это предложение, наоборот, принесло МУП несколько миллионов убытка.
       Значительную часть бюджетных вливаний на подготовку к зиме начальники теплосети тратили не на ремонт котлов и труб, а на легковые машины, сотовые телефоны и современные компьютеры. Еще бы немного, и по оснащенности компьютерами воронежские теплосети вышли бы на одно из первых мест в мире. Чуть ли не на каждого слесаря приходился современный Pentium. Правда, теперь эти компьютеры надо еще найти.
       А если какие-то деньги и шли на «производственные нужды», то по очень смешным ценам. Трубы покупали в четыре раза дороже рыночной цены, электроды — в пять раз и т.д. Поставщики, конечно, проверены временем.
       В России такое до сих пор принято называть «недостатками маркетинга» или даже некомпетентностью. Обычное наказание — «повысить контроль», «обратить особое внимание»; в качестве высшей меры — «строго указать на недопустимость в дальнейшем». И никто таких слов не стыдится. Хотя любому школьнику давно известно слово «откат», и так же давно известно, что нет такого преступления, на которое не пойдет капиталист ради прибыли в 300%. Не говоря уж о 500%.
       Начальники теплосети предложили городу свои расчеты себестоимости тепла — для включения их в бюджет. Депутатской комиссии не пришлось даже проверять эти расчеты; они просто позвонили другим теплосетям и узнали, что там себестоимость — в 3—4 раза ниже.
       Это значит, что реальная прибыль группы начальников убыточного МУП была, есть и планировалась быть за той гранью, за которой «нет такого преступления».
       
       Конюшни и конокрады
       Но и это еще не самое удивительное. Самое удивительное — менталитет. Уже во время проверки начальники МУП подготовили договор на поставку теплосетям технической соли. И цена этой соли потрясла комиссию своей наглостью: она была завышена втрое против рыночной! Один из депутатов умилялся с трибуны: тут, мол, много хозяйственников, вы же знаете, как ведут себя во время проверки: тише воды, ниже травы, — а эти ребята даже мысли не допускали, что за их «коммунизм» может последовать не то что уголовное наказание, но даже штраф какой-нибудь...
       Менталитет этот — как десерт, готовность которого означает, что можно докладывать самому королю о начале трапезы. Вот, мол, ваше величество, какое блюдо мы сегодня приготовили. Называется «коммунальная реформа». Пахнет, конечно, странно, зато своя, отечественная кухня. И если после такого блюда король не позовет повара одновременно с палачом, нетрудно сделать вывод о качестве династии.
       Деятельность теплосетей за тот же период проверяли около десяти комиссий. Ни одна из них в упор не увидела слона. Какой же вывод? Первый: все эти комиссии абсолютно некомпетентны. Но это, как говорил товарищ Сухов, вряд ли. Комиссии обычно очень даже компетентны. Просто в другом смысле.
       Второй: все эти комиссии, до единой, надо привлекать к уголовному делу. Каждого члена персонально. Сначала в качестве свидетелей, а потом и... Чтоб президенту при встречах с населением не было стыдно за общественно-политический строй.
       На той же сессии городской Думы впервые прозвучала трибунная мысль о том, что подобные дела творятся и в других коммунальных сферах. Что коммунизм-аферизм в МУП «Воронежтеплосети» — никакое не исключение, а самое настоящее правило, причем повсеместное в России. Что прежде чем гнать коммунальные платежи к мифической отметке в 100%, надо определить истинную цену этих 100%, расчистить конюшни и разогнать конокрадов.
       Вы не представляете, господа реформаторы, как нам будет жаль, если ваша гнедая сломает ногу на этом деле. Боливар может и не выдержать. А гнедую рано или поздно все равно придется пристрелить и на ее месте выращивать что-то новое. Что? Думайте, милостивцы. На то вам и посты высокие дадены.
       Но вот, например, говорят, что в знаменитом Сан-Франциско весь штат тамошнего ЖКХ состоит из 11 человек. Может, и нам так?
       
       P.S.
       Клеветники уже распускают слухи про «Теплосеть», что группа товарищей откупилась от встрепенувшейся прокуратуры, не отходя далеко от кассы; даже цифры называют в десятках тысяч у.е., которые якобы уже переданы организованным правоохранительным структурам. Ну да дым и без огня бывает.
       Хотя в местной прессе открыто назывались воронежские тарифы: год отсидки — тысяча долларов. Вернее, баксов.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera