Сюжеты

ВСЕ ЛЮДОЕДЫ НАЧИНАЛИ С ДОЛЖНОСТИ «САНИТАР ЛЕСА»

Этот материал вышел в № 84 от 19 Ноября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Больше всего на свете они боятся волков. А потому рядятся в их шкуру. Меняют голоса, пытаются найти волчью интонацию. Шакальчики воинственнее волков, они в постоянном напряжении — им все время надо доказывать, что они — свои. Особенно...


       
       Больше всего на свете они боятся волков. А потому рядятся в их шкуру. Меняют голоса, пытаются найти волчью интонацию. Шакальчики воинственнее волков, они в постоянном напряжении — им все время надо доказывать, что они — свои.
       Особенно теперь, когда помягчел вожак, — он больше не напоминает волка. Объявил «водяное перемирие». Зачем? Нет засухи, и слишком много пришлых. И все к воде — загрызем! Наведем порядок! Мы — волки, и это звучит гордо, закричали шакальчики.
       У-у, они загрызут. У них нет другого алиби. Всего одно прибежище у националистов, я хотела сказать — у волков (любых — и темно-серых, и светло-серых), всего одно — природа, точнее — порода. Шакалы уязвимее, они эту природу изображают. Им в любой момент, на любом шоу могут смазать по уху, как это сделали недавно с Жириновским:
       — Стоп, сами-то вы не из этого леса, а из казахского. И вообще вы не тот, за кого себя выдаете.
       И тогда их рвение — оволчиться — удесятеряется. Страх и уязвимость загоняют в самых санитарных санитаров.
       — И серийные убийцы, и маньяки не просто убивают и мучают жертвы. Они считают, что наводят порядок, очищают общество от разврата, порока, падших женщин, — сказал на конференции «Толерантность — норма жизни в мире разнообразия» профессор, доктор психологических наук Александр Асмолов.
       …Конференция проходила в Звенигороде, в доме отдыха РАН. Три дня психологи, философы, социологи, биологи, культурологи, историки и студенты из самых разных вузов страны пытались разобраться в жизнеспособности понятия толерантности в России.
       Читали лекции. Спорили. Проводили тесты и игры. Снова читали лекции. И засыпали лекторов вопросами: толерантный человек — он кто? Романтик? Лицемер? Трус? Марксист? Герой? Толерантность — норма жизни или культуры? И норма ли вообще?
       Три дня отдельной реальности. Научной («страшно далеки они от стаи»). Сказочной. И очень человеческой. Близость людей всегда волков пугает. Тем более когда уже принята Федеральная целевая программа «Формирование установок толерантного сознания и профилактика экстремизма в российском обществе». Сказали бы вам, кстати, такое год назад — вы бы поверили? Я — нет. Но сегодня — это так. И такое сегодня многих бесит. Они хотят, чтоб власть стояла «К лесу передом!». Чтоб было так, как оно было. «Отнимешь у нас джунгли — войну — будем пугать! Смотри, мы можем тебе устроить лес под боком — на!»
       Социальные технологи сбились с ног. Стали похожи на фонарщика из «Маленького принца». Помните, когда-то он гасил фонарь по утрам, а вечером опять его зажигал, а потом планета стала вращаться все быстрее, и он был вынужден каждую минуту гасить фонарь и снова его зажигать. Социальным технологам прежде приходилось напрягаться только в период выборов. Теперь ни секунды покоя: гасят — зажигают, зажигают — гасят. Им сейчас главное — перебить светофоры, чтоб никакого красного, зеленого и желтого, чтоб только серый цвет. Тогда никаких правил и полное ощущение, что только волки кругом. Процентов 80 — как вам такая цифра, например?
       Московский телеканал показывает кадры, связанные с царицынским погромом. Опрос родителей-зрителей: как бы вы поступили, если бы узнали, что ваш ребенок собирается на погром? Варианты ответов: вызову милицию; запру его дома; пойду вместе с ним. 80 процентов москвичей выбрали третий вариант! Ведущий в ужасе, в шоке все, кто это слышит, я имею в виду нормальных людей. И каждый чувствует, что он остался почти один в стае. Что законы на дворе волчьи. А с ними жить, значит, и выть, как они. Ну или хотя бы подвывать для виду.
       В сказке намек — только добрым урок, злым молодцам — раздражение. Мыслящим на размышление минута: а что это на самом деле за варианты дали нам фонарщики? Позвонить в милицию по поводу собственного ребенка? Павликов Морозовых не так уж много даже среди поколения отцов. Запереть в комнате — подросток, если он накручен, выскочит в окно. Поговорить? А нет такого варианта, подсунут другой — пойти вместе с ним. А что еще остается? Пойти вместе с ним и по дороге поговорить. Быть с ним в опасности, а не участвовать в погроме. Остановить в критический момент, может быть, даже заслонить собой его жертву.
       Нет, конечно, были и буквальные ответы, кто спорит. Но только не 80 процентов. Что остается людям? Долго и нудно чинить светофоры. А если их починить в своих же собственных головах—сразу же включится желтый свет — внимание: манипуляции. В нас снова играют. Сезон. Бурный и мутный поток. Окрашивает в серый цвет. Или ошакаливает. Или вынуждает подвывать.
       Кстати, одно из значений слова «толерантность» — устойчивость к стрессам, к ситуации неопределенности. Но это уже совсем другая сказка. Пока — научная…
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera