Сюжеты

НОСИТЕЛЬ САНДАЛИИ СЕЧИН

Этот материал вышел в № 85 от 22 Ноября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В Древнем Египте при дворе фараона была должность — носитель сандалий. Ничего обидного в ее названии нет. Наоборот, египтянин, сумевший заполучить столь высокий пост, считался чуть ли не лучшим другом царя Верхнего и Нижнего Египта. В...


       
       В Древнем Египте при дворе фараона была должность — носитель сандалий. Ничего обидного в ее названии нет. Наоборот, египтянин, сумевший заполучить столь высокий пост, считался чуть ли не лучшим другом царя Верхнего и Нижнего Египта.
       В современной России за счастье называться носителем сандалий президента Путина идет постоянная борьба. В ход идет все — от вымышленной дружбы с главой государства (чуть ли не с младенческих ногтей) до откровенного вранья по поводу места рождения очередного кандидата в друзья президента

       Так, замдиректора ФСБ Юрий Заостровцев, который, как известно, появился на свет в Москве, то и дело, по слухам, пытается через СМИ запустить информацию о том, что он, мол, коренной петербуржец. Потуги высокопоставленного чекиста выдать себя за «питерца» рассчитаны, разумеется, не на Путина — ему-то прекрасно известно, откуда Заостровцев родом. Поверить в «правильное» происхождение Юрия Евгеньевича должны хотя бы таможенники. Они ведь не побоялись вызвать неудовольствие завязшего по уши в «мебельных» скандалах чиновника, когда стали расследовать историю с махинациями торговых комплексов «Три Кита» и «Гранд». Быть может, испугаются ссориться с питерским «другом» президента?
       Игорю Сечину — руководителю секретариата президента — с биографией повезло куда больше, чем Заостровцеву. Родился в городе на Неве. Закончил филфак ЛГУ. Служил в Мозамбике переводчиком (естественно, по линии КГБ). Поработав в Ленсовете и перебравшись вслед за Владимиром Путиным в Москву, Сечин стал его помощником в ФСБ. Затем возглавил аппарат правительства и, наконец, получил назначение на должность заместителя Волошина. Теперь Игорь Иванович занимается тем, что на пару с другим «питерцем» — Виктором Ивановым — подсиживает собственного шефа. Причем ладно бы в надежде самому занять кресло начальника президентской администрации. Так нет же! На свято место претендует Николай Патрушев — для него и стараются Сечин с Ивановым.
       В СМИ Игоря Сечина все чаще называют руководителем некоего теневого кадрового кабинета. Именно оттуда, как считают многие журналисты, Генпрокуратура и Счетная палата получают указания, на кого еще «наехать» с проверками. Целями выбраны МПС, МЧС и ГТК. Ни у кого при этом не возникает сомнений, что Сечин и Ко действуют по приказу Владимира Путина.
       Однако как раз здесь и возникают противоречия. Если президенту надоели Аксененко, Шойгу и Ванин – не проще ли их уволить? Зачем парализовать работу одних из самых эффективных федеральных ведомств (например, прибыль МПС за прошлый год составила около двух миллиардов долларов)? К чему устраивать цирк с вызовом министров на допрос?
       Похоже, сам Путин претензий к жертвам развернутой Сечиным травли не имеет. Вот его и пытаются убедить, что пора избавляться от не приглянувшихся питерскому окружению чиновников. И неважно, что Аксененко, по словам премьера Касьянова, хороший министр, а ГТК приносит треть всех доходов бюджета. Главное, что глава МПС и Сергей Шойгу – люди, лояльные Путину, а не Сечину и его друзьям-силовикам. А тот же Михаил Ванин, председатель ГТК, — личный враг Юрия Заостровцева.
       Если принять эту версию, то становится понятным, зачем Игорю Сечину понадобилось распускать слухи о своей пятнадцатилетней дружбе с президентом. Разве кто-нибудь усомнится тогда, что просьба Сечина — это приказ Владимира Путина? Осмелится ли кто-нибудь отказать человеку, о котором в газетах пишут как о «самом доверенном» лице президента?
       То, что это не более чем слухи, ясно из книги президента «От первого лица». Оказывается, он познакомился с Сечиным лишь в 1992—1993 годах, да и то формально. Став заместителем Собчака, Путин набирал сотрудников в свой аппарат — тогда-то и появился Игорь Сечин. Друзьями они, похоже, так и не стали. Отвечая на вопрос о том, как Сечин попал в российскую столицу, Владимир Путин говорит: «Когда я поехал работать в Москву, он попросился со мной. Я его взял».
       Так дворового кота берут домой. О друзьях отзываются иначе.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera