Сюжеты

ПОЧЕМУ «РУКИ…» НАВЕРХУ

Этот материал вышел в № 85 от 22 Ноября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Наказывать у нас не умеют. Зато любят ругать. Детей — за то, что не хотят быть похожими на родителей, правительство — за то, что не работает, но зарабатывает, умных людей — потому что умеют делать деньги. Заниматься художественным свистом...


       
       Наказывать у нас не умеют. Зато любят ругать. Детей — за то, что не хотят быть похожими на родителей, правительство — за то, что не работает, но зарабатывает, умных людей — потому что умеют делать деньги.
       Заниматься художественным свистом и при этом зашкаливать за прожиточный минимум — умение. Сделать так, чтобы тебя при этом любили, — талант.
       Группа «Руки вверх» существует почти 6 лет. Когда-то Сергей Жуков и Алексей Потехин вместе работали в Самаре диджеями на радио. Теперь покорили Москву.
       Почти каждый месяц они производят новый хит. То, что люди любят, слушают и покупают. Подкупают простотой.
       Все — от «Я холосый мальсик, я лублу слушать музику» до «Потому что есть Алешка у тебя» — очень понятно. Потому что про жизнь. О вкусах спорить не будем.
       Пока рокеры при упоминании «Рук вверх» презрительно морщатся, а интернет-агрессоры обзывают их «жопой вниз», ребята набирают рейтинги. Офис «Рук…» завален женскими сердцами и их производными. Мягкими игрушками, признаниями в любви и изделиями «Сделай сам». Одна поклонница-художница даже нарисовала два приличных портрета.
       Потому что только взрослые мужчины любят за что-то (за ноги и за глаза). Маленькие женщины — за просто так.
       О женской любви и народной славе мы решили поговорить с Сергеем Жуковым. Повод был — недавно вышел их очередной, восьмой по счету, альбом «Маленькие девочки».
       
       — Сколько ни прививали нам электронную музыку без слов, основная масса все равно танцует под попсу. Под «Руки вверх», «Демо», «Иванушек». Почему?
       — У нас русская душа. Нам надо: «Эх, валенки!» А под электронную музыку душа не разворачивается. Она заставляет танцевать, двигаться, принимать ужасные таблетки, но только не переживать вместе с героем песни. Когда ты танцуешь да еще и слушаешь текст — это то, что надо. Русским надо, чтобы можно было покричать, попеть под гитару во дворе — выплеснуть свою энергию. Без этого они не могут.
       — Почему вы не стали группой-однодневкой, как большинство подобных проектов?
       — 99 процентов артистов на нашей эстраде — только артисты, и все. Это люди, которым приносят стихи и музыку, говорят, как петь, как танцевать, что снимать в клипе. Так они и живут от песни к песне. Принесет композитор хорошую песню — будет хит, не принесет — не будет. А есть один процент артистов, которые все делают сами. Мы — такие. И в этом наше преимущество. Мы хотим быть искренними и честными. Хочется сочинять и о чем-то рассказывать.
       Девочки слушают, верят нам. Как мы можем их обмануть и сказать: «хочешь, убью соседей», «давай подожжем поезд»? Они же подожгут! Так и будет.
       — Что нужно сказать миллиону девушек одновременно, чтобы пришлось обороняться от фанатизма?
       — Простой фразы «мы вас любим», как оказалось, достаточно. Правда, некоторые девчонки восприняли это буквально. Было много комичных и трагичных моментов, когда девушки писали: «Вот, Сергей, ты сказал, что любишь. Спасибо, солнышко, я тебя тоже люблю. Я поняла, что ты выбрал меня, что я — твоя судьба». Больно, конечно, когда девчонка строит для себя этот замок иллюзий и из-за этого страдает.
       Я никогда не смог бы выбрать поклонницу. Существуют влюбленность, любовь и поклонение. Это самая ужасная стадия, когда любят не тебя, а то, что на сцене.
       — Ты женат?
       — На все вопросы, которые нам задают, мы привыкли отвечать не в интервью, а в песнях. На вопросы «Сергей, почему ты не женишься?», «Как твоя личная жизнь?» сразу выпускается песня, например «Тяжело быть моей женой», где все рассказывается. Почему тяжело...
       — Потому что есть Алешка у тебя.
       — Ну, например...
       — Я читала отзывы в интернете. Хорошие — это в основном «Лешенька, Сереженька, вы такие лапочки» — сплошные эмоции. Плохие, как правило, обоснованы. Вас обвиняют в том, что ваши тексты банальны, песни часто повторяются, музыка — два притопа, три прихлопа.
       — Я полностью не согласен только по одной причине: если все так ужасно, наверное, мы не просуществовали бы пять лет, не было бы миллионов людей, которые с удовольствием покупают музыку, танцуют, слушают, грустят и радуются. Что касается банальности, не надо путать банальность с простотой. Банальные тексты у двадцати пяти миллиардов артистов, начиная от «Битлз», заканчивая последними текстами самых прогрессивных групп. «I saw you baby, shaking an your ass». Прекрасный текст! «Я видел тебя, девочка, покрути жопой». Вот класс! И этот же мальчик или девочка, который критикует нас, с удовольствием отрывается под Fatboy slim или под Limp Biskit. Просто он не может перевести того же Мика Джаггера, который поет «Кто-нибудь видел мою девочку?», и это считается круто. «Где моя девочка, куда она ходит?». Мы же в принципе поем то же самое. Своих ругать, естественно, легче. И потом мы же не придумываем тексты таким образом: «морковка — окантовка, рубашка — какашка».
       — Возникает ощущение, что все именно так и происходит. «А-а! Куда сегодня еду я? А-а! Чтоб найти сегодня тебя».
       — Ну хорошо. Давайте посмотрим по истории песни.
       — «А-а! На улице темно. А-а! Люди спят уже давно».
       — «Где найти девчонок нам, двум веселым пацанам?».
       Представьте ситуацию. Куда он сегодня едет? Да фиг его знает, куда едет! Чтоб найти девчонок. На улице никого нет. Он кричит: «Ну где же вы, девчонки?» Логично?
       — Логично.
       — Сценарии всех песен взяты из жизни.
       Вот, допустим, написала нам письмо девчонка: «Я живу без отца, мать болеет, живу в глухой деревне. Пришлите, пожалуйста, кассету. Я такая уродливая, меня все дразнят кто крокодилом, кто бегемотом, кто еще хуже. Ребята, что мне делать?» В письме фотография — нормальная девчонка. Мы ей написали: «Хорош глупостями заниматься. Покажи всем письмо. Пусть все умрут от зависти, и тебе сразу будет нормально». Выслали подарочки, то да се. Так родилась песня: «Некрасивая». «Пусть говорят, что ты некрасива, некрасива и нестройна, но для меня ты будешь всегда любимой», ну и так далее.
       — Борис Борисыч Гребенщиков тоже облекает в форму. Да и поет в принципе о том же самом — о жизни. Но вот почему-то Борис Борисыч — «мэтр русского рока», а «Руки вверх» — «позорная попса».
       — Попса для меня — слово совершенно необидное. Да, мы попса. Но эта попса дает нам огромное количество поклонников — людей, которые нас любят. Я не назвал бы ни одну нашу рок-группу, которая смогла бы объединить столько разноплановых людей.
       Сам я неплохо отношусь к року. В свое время я очень любил Шевчука. «Не стреляй в голубей», другие ранние произведения. Но кто мне сможет доказать, что песня «Осень» — это не попса. Банальнее ветра, дождя, снега и описания каких-то природных катаклизмов ничего не придумаешь. Так что это тоже попса. Противная и ужасная, но с использованием гитары.
       — Словарный запас песни «Осень» больше, чем словарный запас любой песни группы «Руки вверх». Можно даже составить словарь тех слов, которые вы употребляете. «Девчонки» — на первом месте.
       — Давайте расставим все точки над i. Есть музыка послушать, есть музыка подумать, есть музыка потанцевать. Если Гребенщиков делает музыку для головы и все ломают эту голову, чтобы разобраться в тексте, наверное, у него есть на это причины. Если бы у нас была идея сделать что-то умное, мы бы это сделали. Но мы делаем музыку для ног. Чтобы, услышав первые нотки на дискотеке, дома, человек летел танцевать.
       — Одни мой друг про вас сказал: «Ну как их можно слушать? Они же делают орфоэпические ошибки». («Ты звОнишь ей домой...») А вопрос к девчонке «Где взяла такие ножки?» просто некорректен, потому что откуда они растут, всем понятно.
       — Докопаться можно до любого предмета и слова. Меня всегда интересовало, почему фраза «Проснулась утром девочка, подушка вся в крови, сказала, харкнула, плюнула, в распутанные волосы расческу задвинула, пропеллер покрутила» ни у кого не вызывает вопросов, а слова «звонИшь» и «звОнишь» разбираются всеми до умопомрачения. Да мы совершенно сознательно сделали эту ошибку! Многие слова мы вообще придумали сами, например «не дебошил». Такого слова нет — есть «дебоширить» и «дебош».
       Одно время всем было непонятно значение фразы «Я вернусь, и ты узнаешь, что я далеко от тебя». Даже мой маленький мозжечок может понять эту фразу. Ведь какой сюжет песни: пришел человек из армии, не был два года дома. Он видит, что его девочка уже совсем не та, что прежде. Побрилась налысо, начала слушать Земфиру, обкололась, обкурилась, стала ужасная и страшная. Все! Они уже далеки друг от друга. Этот парень обнаружил другого человека, не того, кого он любил два года назад. Он вернулся, но он от нее далеко. Но почему-то этого понять никто не может, а фраза про «будешь с неба передавать мне о погоде» — это нормально. Но что делать, это крест всего общества — ругать попсу и восхищаться чем-то другим. Мы — как мальчики для битья. Нас всегда найдут, в чем упрекнуть.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera