Сюжеты

ОДНАКО ВСЕ ТО ЖЕ, ХОТЬ И ДРУГОЕ ВРЕМЯ

Этот материал вышел в № 86 от 26 Ноября 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Когда написанное и сказанное моими коллегами по поводу нового проекта ТВ-6 превысило все мыслимые и немыслимые объемы, когда настала пора редакторам серьезных изданий штрафовать собственных сотрудников за любое упоминание об этой...


       
       Когда написанное и сказанное моими коллегами по поводу нового проекта ТВ-6 превысило все мыслимые и немыслимые объемы, когда настала пора редакторам серьезных изданий штрафовать собственных сотрудников за любое упоминание об этой программе, когда я стала дергаться даже от невинной строчки в сказке, которую читала детям перед сном, о том, что Карлсон подлетал к окнам домов и заглядывал за стекло, смелая мысль посетила меня: интересно, а можно ли написать обозрение прошедшей телевизионной недели, ни разу не упомянув «За стеклом»?
       Пробую. Тем более что две премьеры лидера (согласно результатам «ТЭФИ») прошлого сезона канала ОРТ должны дать пищу для размышления.
       Рекламная раскрутка одной из этих премьер, шоу «Последний герой», началась еще летом, то есть задолго до застекольной эры отечественного ТВ. И, судя по обещаниям создателей, оно должно было стать первым образцом шоу real life в нашем эфире. И если в начале ноября казалось, что ТВ-6 успело выскочить только за счет времени, опередив ОРТ на несколько недель, и что продукт первого канала должен быть основательнее и качественнее, то после первых эфиров «Последнего героя» стало ясно: это два разных телевидения.
       Странно, но из репортажей об островной жизни самой этой жизни на острове не почувствовалось. С таким же успехом можно было построить декорацию на «Мосфильме» (или на «Беларусьфильме», если там дешевле), завести жучков-паучков и прочих мерзких гадов, нанять актеров и разыгрывать сцены выживания. Загадка, достойная любого телевизионного теоретика: почему жизнь на необитаемом острове, полная трудностей, лишений и борьбы за выживание, выглядит в эфире первого канала как нарядная картинка, а вполне сытое существование в центре столицы на шестой кнопке вдруг предстает бурей разрушительных страстей?
       Пока уважаемые телевизионные теоретики на этот вопрос не ответили, предложу свой вариант. Затратив немалую сумму денег на съемки в отдаленной части света, отлично продумав и сложность бытия, и ракурсы съемок, и подбор героев, создатели «Последнего героя» не дали нам времени этих самых героев полюбить. Можно, конечно, годами оставаться верным светлому образу незнакомки, единственный раз мелькнувшей в окне троллейбуса, но, когда все эти годы в одной комнате с тобой живет существо хоть и менее прекрасное, но изо дня в день мелькающее перед глазами, мысли невольно чаще обращаются к надоевшей спутнице жизни, чем к прекрасному идеалу. Случись в одну секунду решать, кого из них двоих спасать из огня, не уверена, что большинство выберет призрак. К своему-то привыкли, хоть и убогое, и банальное, но привычное.
       Со своим бесценным запасом ОРТ обходится как-то не по-хозяйски. Все приметы настоящего шоу — эффектность ракурсов, сюжетная выстроенность каждой серии, нереальность летних пейзажей на фоне превратившегося в грязное месиво ноябрьского снега — играют против желания зрителя представить сцены из реальной жизни. Жизнь на острове выглядит более нереальной, чем плохая актерская игра. Она выглядит просто жизнью чужой, значит, мне, зрителю, неинтересной. А для того, что задумывалось как программа real life, следовательно, требовало ежесекундного сопереживания смотрящего, эффекта его погруженности, это практически приговор.
       Трудно понять, почему авторы не решились погрузить нас в эту жизнь. Почему не смонтировали из всего отснятого на острове множество коротких и длинных ежедневных «прямых включений», почему не уверили нас, что все это происходит в Тихом океане сегодня, сейчас. Тогда, быть может, изгнание из племени Лены мы восприняли бы столь же драматично, как и несколькими неделями раньше уход из застеколья Саши. Один субботний эфир в неделю с повтором по средам шанса «последнему герою» стать нашим героем не дает.
       О «Последнем герое» можно порассуждать хотя бы в сравнении. Что до новой ночной аналитики ОРТ, в последний момент переименованной из «Комендантского часа» в «В другое время», то очередная программа Михаила Леонтьева остается все тем же, чем были его два прежних опуса — «На самом деле» на ТВЦ и «Однако» на ОРТ. А именно чтением газетных заметок вслух.
       Но если в десятиминутном эфире в рамках вечернего информационного блока такое чтение могло найти своих слушателей, то 55 минут в ночь с пятницы на субботу вряд ли выдержит даже самый преданный делу телевизионной аналитики зритель. Тем более что собственные заметки отныне вслух читает не только сам Леонтьев, но еще и несколько соведущих, являющихся по своей основной профессии газетными журналистами. А читать вслух у Виталия Третьякова получается еще более занудно, чем у самого Леонтьева. Не спасает ни бьющий по глазам красный фон, ни длинные, частые, такие же красные отбивки, которые все время хочется принять за рекламные заставки ОРТ.
       А в это время по другим каналам крутят самые рейтинговые боевики и триллеры и в застеколье мучаются неразрешимым вопросом: проспали ли они свою квартиру или банкротство ТВ-6 лишь очередная жестокая шутка для подопытных?.. И знаешь, что на следующий день тебе писать серьезное обозрение о премьерной аналитике, а рука сама предательски тянется к шестой кнопке.
       Вот так и расписываешься в профессиональной неудаче — без застекольных аналогий ни телевизионный день прожить, ни обозрение теленедели написать...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera