Сюжеты

ДИАГНОЗ: НОРМАЛЕН. И ЭТО ОПАСНО

Этот материал вышел в № 88 от 03 Декабря 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Швед покончил с собой, поляк и англичанин угодили в психушку — вот, пожалуй, и все негативные последствия пяти лет существования реального ТВ. У нас, по счастью, все обошлось Через две недели после старта «За стеклом» члены...


Швед покончил с собой, поляк и англичанин угодили в психушку — вот, пожалуй, и все негативные последствия пяти лет существования реального ТВ. У нас, по счастью, все обошлось
       
       Через две недели после старта «За стеклом» члены проблемно-методологического совета по дифференциальной психологии Министерства образования России опубликовали открытое письмо, в котором потребовали закрыть проект «За стеклом», потому что шоу «окажет долгосрочное негативное воздействие на личностное развитие участников». О долгосрочных негативных последствиях пока мало данных, реальное ТВ существует сравнительно недавно, а вот в краткосрочной перспективе проблем действительно хватает.
       
       Претенденты
       Зря противники программы уверяли, что «нормальный человек в такое шоу не пойдет!». Как показывают исследования, проведенные американскими психологами среди претендентов на участие в шоу реального телевидения, абсолютное большинство проходящих отбор психически здоровы: например, в США из 6000 подавших заявки на участие в Survivor (российский аналог — «Последний герой») только у четырех человек были обнаружены явные психические отклонения.
       Основная задача психологов — не пропустить в шоу людей с уже оформившейся, но затаившейся болезнью, о которой они, возможно, и не подозревают: по мнению психологов, собственно игра не может стать причиной психического расстройства, а вот спровоцировать развитие или обострение болезни — вполне. Помешательство игрока в процессе шоу — не удачный сценарный ход, а просчет психологов: правда, рейтинг программы в случае нервного срыва участника неизбежно повысится.
       Другое дело, что на отборочные туры приходят много участников со схожими психологическими характеристиками. Группа американских ученых, участвовавших в отборе героев в первую серию Big Brother (прототип нашего «За стеклом»), пришла к заключению, что кандидаты особенно часто демонстрировали более или менее выраженные признаки комплекса неполноценности, склонности к эксгибиционизму и пониженного чувства опасности.
       
       Игроки
       Участников шоу предупреждают: что бы с ними ни случилось по ходу действия, они выйдут из игры другими людьми.
       Стресс неизбежен. На начальном этапе стресс гарантирован всем участникам шоу, но чем раньше участник принимает условия игры и начинает относиться к своей новой жизни именно как к игре, тем быстрее и легче он избавляется от последствий стресса. Дольше всех привыкала к новой жизни «за стеклом» Жанна — камеры преследовали ее даже в туалете и она несколько ночей подряд плакала.
       Косвенными признаками стресса являются быстрая утомляемость, общая апатия и повышенная раздражительность. Уже через неделю жизни «за стеклом» участники не могли ничем себя занять больше чем на полчаса-час, забросили беговую дорожку и игровую приставку, разговоры замерзали на полуслове. То, что критики объясняли «тупостью» молодых людей, на самом деле результат скученности. Их раздражают не расставленные повсюду телекамеры, а жизнь в замкнутом пространстве и замкнутом обществе. Раздражительность «застекольщиков» даже стала поводом для анекдотов (Жанна: «Марго, дай мне пять тарелок, я пойду поговорю с Дэном»). Отдельные участники даже обнаруживают склонность к насилию (драки Ольги с Максом, Ольга регулярно в кровь разбивает коленки) и агрессивность (постоянно «атакующий» Дэн).
       Иногда игроки все же не могут отделаться от чувства, что за ними наблюдают 24 часа в сутки, отчего может развиться паранойя. «Застекольщики» пытались даже шутить на эту тему, строили рожи невидимым им операторам, разговаривали с видимыми камерами и даже дали им имена Жук и Малява. Дэн, начав с разговора с камерами в одиночестве, дошел до разговоров вслух сам с собой. Правда, он уже и сам заметил, что заговаривается, задумчиво пробубнив однажды: «Когда я вот так разговариваю, они, наверное, думают, что я дебил?».
       В ожидании отчисления из игры у Дэна и Жанны развились чувство страха и предчувствие провала: они боялись быть первыми проигравшими. А Ольга продемонстрировала возможность безболезненного проигрыша: первой вылетев из шоу, она ничем не выдала возможного разочарования.
       А вот у продолжившей игру Жанны после отчисления Оли обострилось чувство вины: ей казалось, что вместо Оли должна была быть отчислена она, Жанна. А когда «застекольщики» выгнали Толю, Жанна сочла себя виновной в том, что не смогла противостоять сговору Макса, Марго и Дэна.
       Замкнутое пространство и навязанное общество даже у самых крепких может спровоцировать приступ истерики: миротворица Ольга во время невинной игры в мать большого семейства закатила часовую истерику, вцепившись в подушку-«младенца». Перед самым финалом один за другим случились приступы у Жанны и Дэна.
       Кроме психологических, «застекольщиков» преследуют и физиологические проблемы. Ограниченность пространства может привести к гиподинамии, тем более что тренажеры «застекольщики» давно забросили. А вот у Ольги очевидная гиперактивность: ей так не хватает движения, что она постоянно перевозбуждена. Дэн жаловался, что ему не хватает секса, зато ни разу не вспомнил о сигаретах (Дэн долгое время был заядлым курильщиком и бросил курить перед самым началом игры). О сигарете вспомнила только Жанна, в предстекольной жизни не курившая, а Саша и Толя, выйдя из игры, немедленно закурили, хотя раньше тоже не курили.
       Несмотря на вышеперечисленные симптомы, психологи уверены, что и после месяца жизни за стеклом участники шоу остались здоровы. По крайней мере, сейчас они здоровы.
       
       Победители и побежденные
       В истории реального телевидения есть как минимум три печальных случая. Три года назад участник шведского Survivor, первым изгнанный с острова, бросился под поезд, когда решил, что организаторы представят его в невыгодном свете и вырежут из эфира все его добрые дела. При этом никаких суицидальных настроений в его поведении раньше замечено не было.
       А два участника Big Brother, англичанин и поляк, попали в психиатрические клиники: один набросился на соседа с ножом, другой атаковал операторов. У них диагностировали клаустрофобию и агорафобию (боязнь закрытого и открытого пространства соответственно), социопатию и паранойю.
       Но клиника — это, по счастью, только три случая из сотен участников шоу реального телевидения. Куда чаще встречаются разнообразные проявления депрессии (слава проходит слишком быстро), озлобление (я был лучше всех, но проиграл), неврозы и сексуальные расстройства — привыкшим к публичному сексу под камерами в обычных условиях не хватает внимания.
       Большинство же участников не теряют головы. Одни возвращаются к обыкновенной частной жизни, другие предпочитают оставаться на виду и становятся публичными персонажами. Сашу, например, уже пригласили вести программу ТВ-6 «Сеть», а Оле Эрнест Мацкявичус в шутку предложил помощь во внедрении в ЛДПР. Все может быть — избрали же в Польше финалиста Big Brother в сейм...
       Вообще о негативных последствиях участия в программах реального телевидения говорят гораздо чаще, чем о позитивных, — негатив живописнее. Но вопреки ожиданиям позитива куда больше: большинство игроков, победители и проигравшие, признаются, что избавились от комплексов и, главное, получили желанную славу и шанс для самореализации, за которыми они, собственно, и пришли в шоу.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera