Сюжеты

ДЕНЬ КУРКА

Этот материал вышел в № 89 от 06 Декабря 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Самое главное, самое страшное — не то, что происходило 11 сентября. В тот день для одних была катастрофа, для других — зрелище. Для кого-то и то и другое одновременно (люди в Манхэттене забирались на крыши, любуясь падающими небо-...


       Самое главное, самое страшное — не то, что происходило 11 сентября. В тот день для одних была катастрофа, для других — зрелище. Для кого-то и то и другое одновременно (люди в Манхэттене забирались на крыши, любуясь падающими небо-
       скребами, одновременно гадая, надо ли самим бежать, не накроет ли волна мусора). Одни проявили героизм, другие — некомпетентность, многие — и то и другое одновременно (в этом смысле американцы удивительно похожи на нас — или мы на американцев). Но это прошло. Осталось воспоминание. Видеозапись. Огромная гора мусора. Наступило 12 сентября.
       Именно этот день — как день сурка в известном американском фильме — не может кончиться. Каждое утро мы встаем и обнаруживаем, что все еще живем 12 сентября.
       Мир изменился, но никто не объяснил: как и почему. Началась война, но никто не может толком объяснить, — кого с кем. Цепочка событий развивается с железной последовательностью, но смысл их все еще остается неясен.
       Политологи и конспирологи дружно дали свои объяснения. Порой идеологически ангажированные, заказанные и оплаченные, а порой искренние. Иногда насквозь лживые, а часто и вполне откровенные. Но все объясняют 11 сентября. А надо разбираться с тем, что происходит 12-го.
       
       Сразу слышу недоуменные замечания читателей: что же тут непонятного, Америка воюет с терроризмом в Афганистане. Нет, хитро улыбаются другие, терроризм здесь ни при чем, идет борьба за стратегический регион, за каспийскую нефть и туркменский газ, терроризм — только повод. И то и другое верно. Ибо без нефти не было бы ни терроризма, ни борьбы с ним. Как без повода не было бы и крестового похода. Военным и политикам всегда нужен повод, и в случае необходимости его создают.
       Теперь американцы раскупили карты Афганистана и выучили странные названия — Кандагар, Джелалабад. Правда, они все еще путают Чехию и Швейцарию (как на карте, продемонстрированной в передаче CNN), но географию Центральной Азии теперь все знают.
       Главный вопрос, однако, не в войне. И даже не в развитии боевых действий. Смысл событий определяется не тем, какие цели преследуют участники, а тем, что из всего этого получается. В 1914 году цели всех действующих лиц были предельно ясны. Австрия хотела закрепиться на Балканах, Россия — вытеснить оттуда Австрию, а заодно предотвратить антимонархическую революцию. В итоге Австрийская империя перестала существовать, в Восточной Европе появились новые национальные государства, а в России произошла революция, но не антимонархическая, а большевистская. Война оказалась предпосылкой этой революции. Теперь мы знаем ее смысл.
       Предпосылкой чего стало 11 сентября? Что именно наступило 12-го?
       Для Америки новая эпоха началась с резкого ограничения гражданских прав. Как мрачно заметил один экономист, обнаружилось, что хорошо работают только три системы: мобильная связь, телевидение и цензура. Зато американцы узнали, что такое самиздат. Разумеется, это уже не четыре копии, напечатанные на пишущей машинке «Эрика». Эпоха другая, страна другая. Самиздат распространяется в сети. Люди вывешивают крамольные тексты на своих web-страничках, посылают друг другу ссылки на них. Бесцензурная рассылка Konformist начинается с призыва: «Прочти и передай дальше». Буква «K», с которой, вопреки правилам английского языка, начинается название рассылки, должна, видимо, вызвать ассоциацию с брежневским Советским Союзом. Маленькая радость: нахожу в самиздате свою статью про поджог рейхстага из «Новой газеты». В самиздате ходит по всей Америке. Какие-то люди в Калифорнии, которых вижу первый раз в жизни, спрашивают: вы написали про поджог рейхстага?
       Для Америки 12 сентября — это не крестовый поход против терроризма. И даже не «конфликт цивилизаций». 12 сентября наступила эпоха цензуры. Вопросом борьбы становятся гражданские права. Но исход этой борьбы неясен. Пока сражение идет с переменным успехом. Правительство наступает, гражданское общество сопротивляется. Одни вводят законы, ограничивающие права и свободы населения, под предлогом борьбы с терроризмом, другие протестуют. Для Америки это беспрецедентный конфликт, нас удивить может только одно — сила стихийного сопротивления гражданского общества.
       Но это в Америке. А у нас?
       Цензуру вводить в России бессмысленно. Все равно прессе никто не верит. В этом плане мы свободнее: наша защита — тотальный пофигизм. Пока у нас в стране бардак, мы непобедимы. И попытки навести порядок провалились задолго до 11 сентября. Потому, казалось бы, несмотря на все заявления, у нас ничего похожего на американскую реакцию не было. Не было ужесточения боевых действий в Чечне, ибо ужесточить уже невозможно. Наоборот, начались переговоры. Точнее, попытки изобразить переговоры. Разговоры о переговорах.
       Но нечто произошло. И мы еще не до конца осознали, что именно. Это нечто называется «падение цен на нефть». Это нечто можно наблюдать, когда самолеты с бойцами в форме МЧС приземляются в Кабуле. Это нечто проявляется в нервозности правительства и новых кремлевских интригах (сами интриги были всегда, но содержание меняется).
       Мировой кризис пришел в Россию.
       Теперь все будет не так, как раньше. Правила игры меняются. Каковы будут новые правила?
       Когда Мао Цзэдуна спросили, как он оценивает итоги Великой Французской революции, лидер великого Китая флегматично произнес: «Слишком рано делать выводы».
       В отличие от Мао нам не нужно будет ждать полторы сотни лет. Истинный смысл того, что с нами происходит, мы обнаружим уже через несколько месяцев.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera