Сюжеты

CЛУЧАЙНЫЙ ЗВОНОК В ПАЛЕСТИНУ

Этот материал вышел в № 90 от 10 Декабря 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Дозвониться в Палестинскую автономию трудно. Знакомый журналист Андрей Правов кричит в телефон, что две недели не имеет связи ни с Хевроном, ни c Рамаллой... — Неудачное время — вечер пятницы, джума заканчивается, сейчас суббота начнется....


       
       Дозвониться в Палестинскую автономию трудно. Знакомый журналист Андрей Правов кричит в телефон, что две недели не имеет связи ни с Хевроном, ни c Рамаллой...
       — Неудачное время — вечер пятницы, джума заканчивается, сейчас суббота начнется. В воскресенье все придут на работу. Недавно мне одна русская рассказывала — она замужем за палестинцем, работает в Хевроне в косметическом кабинете: «На улице хамасовцы стреляют с одной стороны, полиция — с другой, пальба с утра, а у меня клиентка сидит, и мы обе не поворачиваемся к окну».
       Он говорит с рынка в пригороде Иерусалима, мирно гудят машины, гул голосов. Связь неустойчивая, шипит, прерывается. Этих палестинских жен в автономии, по приблизительным данным, не меньше 50 тысяч. Уехали, живут, собираются в Обществе российско-палестинской дружбы. О них в России не помнят...
       Андрей дает несколько телефонов знакомых палестинцев, которые говорят на русском языке.
       
       После многочасовых попыток дозваниваюсь до жителя Палестинской автономии. В ответ на русскую речь — возглас радости, вопросы о знакомых, а когда я начинаю спрашивать, голос тускнеет...
       Доктор Махмуд, врач, живет в небольшой деревне под Хевроном, учился в России.
       — Ничего не изменилось за год. Стрельба идет, ее слышно. Сегодня бомбили, как и раньше. Уже привыкли. На что надеемся? Надежды нет. Нельзя это все решить. Другие надеются на американцев, американцы стараются израильтян ограничить, нашим говорят идти на переговоры. Сколько уже было переговоров! Все разрушено! Вы же смотрите новости — все так. Две недели назад танки вошли в Газу, разрушили аэропорт, который строили европейцы, все разломали. Бомбили полицейские посты (палестинские. — Н.К.). Все разрушено. Я не могу выехать за границы деревни, не разрешают. И ко мне не могут приехать. Пешком тоже выйти нельзя — дороги перекрыты, там стоят патрули. Можно передвигаться только внутри деревни. Если есть школа в деревне, дети в нее ходят. Мне повезло — школа есть. Электричество есть, с этим пока нормально. Рамадан они не уважают, перемирия не делали на Рамадан. Откуда продукты? Люди договариваются, привозят к постам с той стороны, с этой стороны приходят палестинцы, им отдают. Кто привозит? Израильтяне, палестинцы — с кем договорились. С этим проблем нет.
       
CЛУЧАЙНЫЙ ЗВОНОК В ИЗРАИЛЬ
       
       Несравнимо легче оказалось дозвониться в Иерусалим. На том конце телефона — художник Слава, который работает в Министерстве археологии...
       — Трудно описать то, что происходит. Идет нормальная жизнь, а вокруг — события, которые напоминают войну. Никто в этой войне участия не принимает, мы ее видим, как и вы, по ТВ. Есть ли ограничения? Скажем, два года назад я, не задумываясь, поехал бы по дорогам, которые идут через арабские деревни. Сейчас — нет. Почему? Я боюсь за свою безопасность, это чревато... С арабами общаюсь, по работе. Люди различаются не по национальному признаку, сволочей хватает везде, они не имеют национальности. Что еще сказать — туристов нет вообще, город без них грустный. Есть ли решение? Сложный вопрос, это не от меня зависит. Уже однажды все вроде бы заканчивалось, никто теперь не знает, чем закончится и когда. А раскопки идут, на палестинских территориях год назад прекратились.
       
       Звоню в город, находящийся в получасе езды от Палестинской автономии. Эстер, аудитор, в голосе чувствуется легкое напряжение, закуривает...
       — Что происходит? Это война. Война идет перманентно. Обострения — они постоянно бывают. В Израиле каждый чувствует себя как в одной семье, даже если лично тебя не затронуло. Израильтяне привыкли жить сегодняшним днем. И среди арабов есть нормальные люди. Мой врач, например, араб. Знаете, евреи говорят: «Есть и есть» — и среди арабов есть нормальные люди. Нет, в автономию я не поеду, я не сумасшедшая. Я оттуда живой не вернусь.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Благодаря вашей помощи, мы и дальше сможем рассказывать правду о важнейших событиях в стране. Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас. Примите участие в судьбе «Новой газеты».

Становитесь соучастниками!
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera