Сюжеты

ПЕРВЫЙ СРОК БУНИМОВИЧА

Этот материал вышел в № 90 от 10 Декабря 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Доклад-интервью обозревателя «Новой газеты», депутата Мосгордумы, женатого, несудимого — за отчетный период — Женя, так будем мы платить 100% за коммунальные услуги? Я уже запуталась в комментариях, а это всех касается. И что ты такое...


Доклад-интервью обозревателя «Новой газеты», депутата Мосгордумы, женатого, несудимого — за отчетный период
       

  
       — Женя, так будем мы платить 100% за коммунальные услуги? Я уже запуталась в комментариях, а это всех касается. И что ты такое сказал на недавнем заседании правительства Москвы в связи с пресловутой жилищно-коммунальной реформой, если коллеги-журналисты уже назвали твое выступление сенсацией?
       — Ну вот. А договаривались о главном, о вечном, о времени и о себе говорить, как четыре года назад, перед прошлыми выборами. А ты тоже — про жилищно-коммунальную реформу.
       — Еще поговорим. Но такая твоя планида теперь — отвечать за самое острое, наболевшее, вот и про это изрядно напугавшее всех москвичей заседание в мэрии...
       — Да не было в моем выступлении на заседании правительства никакой сенсации, скорее — нормальная работа нормального депутата, политика, если хочешь. Дело в том, что прямо перед обсуждением этого вопроса о стопроцентной оплате за коммунальные услуги меня награждали медалью К.Д. Ушинского, высшей наградой в образовании, и Ю.М. Лужков, естественно, наговорил много хороших слов — про меня, про мою работу в школе, в Московской Думе. Если б я оставался, как прежде, только учителем, наверное, сказал бы в ответ «спасибо» — и ушел с медалью и пышным букетом...
       Но как депутат не воспользоваться такой ситуацией, чтоб выразить свое отрицательное отношение к очередной попытке решать проблемы власти за счет населения, я, разумеется, не мог. И от своего депутатского, и от учительского имени, от имени всех учителей, врачей, библиотекарей, всех бюджетников, всех пенсионеров, от имени большинства москвичей с весьма скромными доходами я с правительственной трибуны обратился к приехавшему специально продавливать реформу мощному «федеральному десанту» во главе с Германом Грефом, к мэру Москвы, ко всем членам правительства и депутатам: в Москве должна сохраниться нынешняя ситуация, при которой каждая семья платит не больше 12,5% своих доходов, а остальное доплачивает город. И без того каждый год растут цены за электричество, за газ, за телефон. И не те у нас пока доходы, чтоб позволить себе очередную «шоковую терапию», теперь с ЖКХ, унизительно заставлять чуть ли не три четверти москвичей бегать повсюду за справками, чтоб подтвердить свою нищету и получить соответствующие субсидии...
       — И что, тебя послушали? И я не должна носиться по редакциям, по всем этим ЖЭКам и ГРЭПам, чтоб доказывать, что я ну если не нищая, то, мягко говоря, не зело богатая?
       — Ну, разумеется, не только меня послушали, но мое выступление оказалось первым, задало тон обсуждения, и, как сказали коллеги, я вбил первый гвоздь в гроб этого очередного «реформаторства» за наш счет. Договорились в итоге, что 100% будет платить только в добровольном порядке самая обеспеченная часть москвичей.
       — С трудом представляю себе, кто из наших новых русских пойдет платить в таком «добровольном порядке», однако нормального москвича пока миновала участь сия... Но действительно — хотели поговорить о сути депутатской работы в Московской Думе, а начали с острого, сегодняшнего...
       — Собственно, в этом-то и состоит суть работы депутата. Если вопрос удалось нормально решить, это сразу забывается, поскольку остается море других вопросов. И это нормально. Уже никто не вспоминает, что год назад мы, несколько депутатов Думы, проголосовали против принятия городского бюджета, добиваясь выполнения в полном объеме закона о ветеранах — со всеми положенными ветеранам льготами. И добились тогда. Важнее, что сегодня, при принятии бюджета на 2002 год, удалось заложить в следующем году существенное повышение доплат к пенсиям, в полтора раза увеличатся зарплаты учителей, медиков, всех бюджетников.
       Удалось сделать немало конкретного: остановить в моем округе — в Крылатском, Кунцеве, Филевском парке, — строительство шести коммерческих домов во дворах, на месте детских и спортивных площадок. Это победа. Но сегодня важно пресечь новую попытку такого же строительства на Кастанаевской, 18. И вот, кажется, удается: запросили мы все документы и убедились, что нет необходимых согласований, экологической экспертизы, дело передано в суд. Тут еще важно, что сами жители вместе со мной учатся бороться за свои права — последовательно, грамотно, цивилизованно, и в суде, и на митинге протеста. И, извини за пафос, по-моему, именно так рождается ответственность за свой дом, за свой двор, за свой город, так рождается гражданское общество. А не в Кремле, хотя на известном Гражданском форуме я вел большую дискуссию по образованию, и это тоже было небезынтересно...
       — Я уже поняла, что в твоем округе — в Крылатском, Кунцеве и Филевском парке — ты занимаешься всем, с чем обращаются жители: незаконным строительством, текущими крышами, очередью на жилье...
       — Я еще много чем в округе занимаюсь — защитил вместе с экологами родник в Крылатском, добились статуса природного заказника «Крылатские холмы» и соответствующих денег на заказник в бюджете. А из Филевского парка убрали пресловутую «Горбушку» и теперь развиваем сам этот замечательный парк и много чего другого. Новые автобусные маршруты, маршрутки, переходы... Но за решением одной проблемы у нас всегда стоит цепочка следующих. Перенесли «Горбушку», а до сих пор обещанных автостоянок на территории «Рубина» не построено, не расширены окрестные улицы, забитые транспортом (что с моей подачи было четко записано в решении), и только на днях я получил от мэра ответ на мой запрос — наконец построят обещанные переходы через Багратионовский проезд, через Барклая, как уже построили на Рублевке.
       — Погоди, но в Московской Думе ты отвечаешь еще и за культуру в городе (об этом подробно писала «Новая газета» в прошлом номере), кроме того, естественно, за образование. Все, по-моему, знают, что, если в школе что не так, надо обращаться к Бунимовичу... И еще: ведь депутатская работа — это, насколько мне известно, не только родники и переходы, но и законы...
       — Разумеется, причем время у нас для законотворчества очень интересное. В каком-нибудь западном парламенте, которому пятьсот лет, депутаты полгода обсуждают одну поправку, а мне за четыре года довелось работать и над новой редакцией устава, и над законами о развитии образования в Москве, об охране исторических памятников, о тишине, о доступности городской среды для инвалидов, о защите прав граждан при строительстве и переселении, об уполномоченном по правам ребенка, и это еще далеко не все...
       — Но в западном парламенте как закон приняли — так его и выполняют, а у нас, как известно...
       — Да в том-то и дело, что мало принять, например, закон, по которому должны быть оборудованы для инвалидов тротуары, подъезды, поликлиники, библиотеки, нужно добиться конкретных пандусов в конкретных переходах, домах, а пока только 819 из 42 тысяч домов оснащены пандусами и специальными лифтами. Еще предстоит оборудовать специальные таксофоны, автобусы с подъемниками, извини, спецтуалеты... Так и в других законах. Есть теперь в законе об охране памятников статья о доступности исторических памятников — готовим «Дни исторического наследия», когда откроются лучшие особняки Москвы, начиная с мэрии на Тверской... Наконец принята программа технического оснащения и компьютеризации наших школ, но только в этом году наконец реальные компьютерные классы стали появляться во многих школах... А на будущий год на это выделяется в 3,5 раза больше денег, чем в нынешнем: миллиард двести тысяч рублей.
       — Начинаю, кажется, понимать, почему ты собрался снова в Думу на второй срок. Планов — громадье. А где другая, «сладкая», сторона депутатской жизни? Я звоню тебе все по тому же телефону, то есть свою двухкомнатную квартиру вы с Наташей не поменяли, машин и дач, насколько знаю, тоже не приобрели... Кстати, недавно писали, что московских депутатов пересадили на «Вольво»... Приятно, небось, на иномарке с мигалкой разъезжать?
       — Мигалки никогда не было, а на «Вольво» пересаживаться не стал, отказался. Во многих странах принято естественное, по-моему, правило: уж если и повышать зарплату, то не себе, а следующему президенту, следующему парламенту... Пора и нам привыкать.
       — Сейчас у тебя разгар предвыборной борьбы. Встречи с избирателями? Обещания? Борьба с конкурентами? Кстати, я посмотрела список твоих конкурентов: представители каких-то загадочных партий — «Миллион друзей», например, никто о такой не слышал (специально обзвонила знакомых). Еще «Рабочая партия России» — это вообще какой-то раритет, что-то из 1905 года... Это что — мыльные пузыри? Завод Хруничева одного из своих начальников продвигает — но ведь это крупнейшая федеральная структура, при чем тут Московская Дума, интересы москвичей?
       — Не волнуйся, в нашем отдельно взятом округе обо всех этих загадочных партиях жители уже знают — все столбы плакатами обклеены, все остановки. Перед выборами у нас всегда возникают такие завлекательно-загадочные объединения, партии, псевдоинституты. Это и есть пресловутые отечественные «политтехнологии», расчет на то, что нашим людям свойственна вера в чудо, в новые красивые слова, обещания простых и быстрых решений. А лоббисты крупных фирм и корпораций есть и в нынешней Московской Думе, хотя толку для москвичей от них немного — они своими фирмами и занимаются... Но я все-таки учитель, причем в третьем поколении, и верю в то, что москвичам не так-то просто навешать лапшу на уши — народ у нас в Москве грамотный, ушлый, конкретным делам привык верить больше, чем красивым обещаниям...

       — Ну, во-первых, есть существенная разница между тогдашними «тайными» списками и нынешним открытым соглашением. Это непривычно для нас (впервые, по-моему, в России подписан такой документ четырех крупнейших пар-тий). А потом я согласен с Явлинским — после того, что случилось в том же Царицыне, понятна попытка пусть разных, но все же известных партий демократической ориентации совместно противостоять, свести на нет «возможности любых политических спекуляций, оставить на голодном пайке мастеров грязных технологий, обезопасить москвичей от разного рода самозванцев». Это я цитирую совместное обращение Лужкова, Шойгу, Немцова и Явлинского.
       А меня ты знаешь. Если останусь в Думе, буду голосовать так, как считаю нужным, и говорить то, что думаю. Наверное, в чем-то я изменился за эти годы. Но не в этом. Зато научился не только писать законы, но и уважать их.
       Поэтому после нашего интервью в родной для меня «Новой газете» появляется та строчка, которую напечатают после твоей подписи. Хотя если защищаешь жителей округа, образование и культуру, а не интересы крупных банков, фирм и контор, сама понимаешь, много средств на этом самом счету не появится...
       
       Публикация оплачена из средств избирательного фонда Е.А. Бунимовича
       
       P.S.
       Редакции брать деньги со своего обозревателя? Нам неловко. Но штаб Бунимовича настоял — они там такие собрались. Хотят, чтобы все было только по закону.
       Ну, собственно, для этого мы за Женю и будем голосовать.
       
       Беседу вела Алла Боссарт

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera