Сюжеты

ВЫСОКИЙ БРЮНЕТ В ЧИСТОМ БОТИНКЕ

Этот материал вышел в № 90 от 10 Декабря 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Наш корреспондент путешествовал в метро с членом Совета Федерации Две недели назад в «Новой газете» появилась статья Елены Афанасьевой «Мы можем их потерять» о том, чего хотят от этой жизни члены Совета Федерации. Сенаторы, помимо квартир,...


Наш корреспондент путешествовал в метро с членом Совета Федерации
       

 
       Две недели назад в «Новой газете» появилась статья Елены Афанасьевой «Мы можем их потерять» о том, чего хотят от этой жизни члены Совета Федерации. Сенаторы, помимо квартир, кабинетов и мобильных телефонов, хотели новых машин, потому что старые воняют бензином и вынуждают сенаторов ездить на метро. А можете ли вы представить себе министра в метро? — вопрошали сенаторы своего завхоза. И отвечали: мы, например, не можем!
       Но, оказалось, сенаторы в метро все-таки встречаются. Правда, в единственном экземпляре. Особенно повезло Марии ЖЕЛЕЗНОВОЙ — ей встретился молодой и симпатичный сенатор Александр ПЛЕШАКОВ...
       
       Вообще сенаторы в стенограмме заседания группы «Федерация», по которой мы их цитировали, получились жадинами. Один ульяновский сенатор жалуется, что к нему приходят замминистры в гости, а у него с ними общение не получается, потому что ему с замминистрами в кабинете сразу тесно делается. А сенатор из Северной Осетии признается, что по телефону говорить на работе не может, потому что он никогда так не сидел. Как сидит сейчас в Совете Федерации. А еще сенатор от Магаданской области обижается, что ему какой-то квадратуры воздуха отвели в сенате меньше, чем военнослужащему срочной службы. Ну и требуют себе, значит, увеличения разных квадратур.
       Мне их сразу жалко стало: не потому, что им в СФ работается плохо, а потому, что они в газете такими жадными получились. И теперь все про них знают, что они жадины и попрошайки. Но, знаете, никто не обиделся, что его жадиной пропечатали. Почти никто.
       То есть пришел факс из авиакомпании «Трансаэро». Ваше уважаемое издание, говорит факс, не верит, что сенаторы так стеснены в квадратурах, что даже на метро ездят. А они, между прочим, в самом деле пользуются услугами Московского метрополитена. Не верите — сенатор от Пензенской области Александр Плешаков (он же бывший гендиректор «Трансаэро») готов составить ваше счастье и прокатиться с вами на метро по Замоскворецкой линии.
       Я, натурально, обрадовалась: пресс-секретарь обещал мне «симпатичного молодого мужчину приятной полноты». Вы бы отказались от свидания с симпатичным гендиректором, хотя бы и бывшим, хотя бы и в метро?
       Для начала симпатичный мужчина опоздал. На четыре минуты. За это время я успела узнать у контролерши, много ли мимо нее ходит народу с удостоверениями членов СФ. Контролерша сказала, что бывают такие «льготники». Они ведь бесплатно ездят, как дети до шести лет.
       Но в 8.34 появился. Вот, посмотрите на карточку — и молодой, и симпатичный. Меня, правда, сначала заинтересовали его ботинки. Они были хорошие, его ботинки, и совершенно чистые. Я коварно подумала, что наши люди с такими чистыми ботинками из общественного транспорта не выходят. Нашим людям всю наведенную на ботинки чистоту в транспорте оттаптывают — как мне, например, в то утро оттоптали. А ему вот — нет.
       Посмотрев на его ботинки, которым самое место в хорошо прогретом нутре машины, я прямо так сразу и спросила: а зачем вам, Александр Петрович, все это? Зачем вам пачкать хорошие ботинки в метрополитене им. Ленина и задыхаться в неправильной квадратуре Совета Федерации? Вы ведь могли бы и дальше ездить в авто, и вообще, судя по ботинкам, жизнь ваша в основном уже удалась...
       Тут Александр Петрович улыбнулся.
       — На метро мне быстрее! На машине я до Совета Федерации сорок минут буду добираться, а на метро ехать минут пятнадцать. Я не только на метро езжу, у меня и велосипед есть. Только я на нем на работу не пробовал еще ездить.
       Кроме велосипеда, у Александра Петровича есть еще «Линкольн» — большая красивая машина. Только она старая — ей семь лет, пожаловался мне Александр Петрович.
       Александр Петрович даже билет на метро покупает иногда. А когда видит очередь в кассу, то не покупает, экономит пять рублей и время, пользуясь служебным удостоверением.
       — А что это за станция? Мы не проехали? — тут наивно спросила я.
       Но Александр Петрович бросил взгляд и немедленно станцию опознал:
       — Это «Белорусская». Наша через одну!
       Но нашу «Тверскую» мы все-таки проехали. Заговорились. Я спрашивала, видел ли Александр Петрович других сенаторов в метро, — не один же он завхозу жаловался, что приходится на метро ездить. Александр Петрович отвечал, что пока никого не видел, но коллегам по группе «Федерация» уже рассказал, как это хорошо — ездить на метро. Александр Петрович улыбался, я улыбалась, и на нас оборачивались люди, потому что, кроме членов СФ и сопровождающих их журналистов, в метро мало кто улыбается.
       Мы еще немного поговорили о том, чего хотят от жизни сенаторы. Александр Петрович сказал, что он лично — почти ничего. Только кабинет для помощника, а то они друг у друга на голове сидят и никакой конфиденциальности нету. Мобильного ему не надо, потому что есть, и квартира тоже есть, и машина. А вот зарплату попросил повысить, потому что сенаторы получают 10 тысяч, как машинисты метро, а такое равенство, по мнению Александра Петровича, — неправильное равенство. Он немного посчитал в уме и сказал, что сенаторы должны получать тысяч 120—140, вот тогда они ничего у завхозов просить не будут, а купят себе все сами — и машину, и мобильный. И государство тогда на них сможет экономить и государственных квартир для них не строить.
       А про то, что тогда сенаторы квартиры от государства не на срок службы, а на всю жизнь в собственность получат, Александр Петрович мне не сказал.
       И тогда я спросила его опять: зачем ему с его «Трансаэро», хорошими ботинками и собственным мобильным нужен Совет Федерации с его неправильной квадратурой? Почему он, москвич, — сенатор от Пензенской области? Тут он посерьезнел и сказал, что задача была поставлена и это было ее решение. Я сказала, что это не ответ. Тогда он про задачу повторил и спросил: я ответил? Я поняла, что ничего он мне не скажет, что его сейчас заест, как виниловую пластинку. И нам обоим станет скучно.
       Мы еще поговорили о работе в СФ, но вы об этом от меня не услышите. Потому что Александр Петрович сказал, что ему пиара не надо, у него уже есть. А про приглашение в метро могут подумать, что ему надо пиара. А он просто на «жадин» обиделся немного.
       Бывает.
       
       P.S.
       Просьба к жителям района, прилегающего к станции «Аэропорт»: если вдруг встретите там в 8.30 утра симпатичного сенатора Александра Плешакова, передайте ему от меня, пожалуйста, привет. Спасибо.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera