Сюжеты

ШТУРМ И СЕЙЧАС ОБОЙДЕТСЯ ДОРОГО

Этот материал вышел в № 90 от 10 Декабря 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

В телевизоре опять идет живописная телевизионная война. В лучших современных традициях, установленных десять лет назад телекомпанией СNN при освещении «Бури в пустыне», — с телерепортажами прямо из зоны бомбежки, колоритными жертвами,...


       
       В телевизоре опять идет живописная телевизионная война. В лучших современных традициях, установленных десять лет назад телекомпанией СNN при освещении «Бури в пустыне», — с телерепортажами прямо из зоны бомбежки, колоритными жертвами, пассионарными командирами и успехами на всех фронтах. На этой неделе главным событием телевойны должен был стать штурм подземной афганской крепости с симпатичным русскому уху названием Тора-Бора, где, как ожидалось, войска Северного альянса должны наконец схватить самого бен Ладена. Тора-Бора пала. Но бен Ладена там не оказалось. Укрытие было пусто.
       Но и упустив главного врага западного человечества, телевидение вместе с дружественными западному человечеству войсками праздновало падение неприступной крепости как верный признак приближения конца войны. Я видела эту победу в своем цветном телевизоре во всех новостных программах, и было мне хорошо. А потом увидела еще раз в черно-белой гамме, и стало мне плохо. Это был фильм Бориса Соболева «Штурм будет стоить дорого» о другой войне — войне России с Кавказом и имамом Шамилем полуторастолетней давности, и все это там уже было, и все это было печально.
       Многосерийный телефильм «Штурм будет стоить дорого» спецрепортер «Сегоднячка» Борис Соболев снял по книге, которую сам и написал. От парфеновской традиции представлять историю собранием сюжетов-анекдотов осталось немного: если история кавказской войны и напоминает слегка коллекцию анекдотов, то анекдотов неизменно трагичных. И трагичнее всего постоянный эффект дежа вю. Кадры хроники первой и второй новейших чеченских войн плотно совпали с событиями середины девятнадцатого века. А на этой неделе они совпали еще и с картинкой афганской войны. История — что наша, что афганская — повторяется буквально через сто пятьдесят лет, а конец в прошлый раз был бесславный.
       Вот Шамиль берет заложников ради последующего миллионного выкупа. Вот вояка Слепцов грабит уже ограбленное им село (станица Слепцовская — это в его честь). Вот в нынешнее Ведено входят царские войска, а селяне, женщины и старики, кричат, что они мирные жители, и это правда, потому что все их мужчины уже ушли к Шамилю. Вот штабист-полководец бесславно теряет две трети отряда и позорно с Кавказа бежит, но так расписывает свой поход в донесении царю, что получает золотую саблю «за храбрость». Узнаете недавнюю телекартинку?
       Причем выводы истории в фильме Соболева совсем не миролюбивы. Так, история безжалостно констатирует, что если горцы и признавали власть царской России, то только до прихода поддержки Шамиля. А если Ермолов и побеждал горцев, то только жестокостью, выжигая селения дотла. Такие выводы из практики чеченской войны можно услышать разве что от Михаила Леонтьева, когда он в эфире ОРТ требует всю Чечню разбомбить и закатать в асфальт.
       Что, впрочем, не мешает коллеге-телекритику диагностировать фильм как типичную именно для ТВ-6 агитку. Опять, значит, ТВ-6 проталкивает в массы апологию национальной исключительности чеченского народа-демона. А нечего, полагает коллега, миф такой сеять: мол, нам уже говорили о национальной исключительности другого народа-демона, о талибах, а вы посмотрите, как сдаются сейчас один за другим их города. Вон даже Тора-Бора сдалась.
       Коллега пропустил третью серию соболевского фильма, где армия генерала Граббе штурмует последний оплот Шамиля — подземную крепость Ахульго. Крепость долго осаждают, но, когда царская армия врывается в последнюю незанятую пещеру, Шамиля там не находит. Он буквально растворился в скале.
       А ведь предвкушали награды. Тоже думали, что войне конец. А после падения Ахульго война с Шамилем продолжалась еще несколько лет, в течение которых царская армия потеряла все, что завоевала за 25 лет войны.
       В той войне с царской армией воевало войско, по размеру сопоставимое с нынешними отрядами полевых командиров. Тогда самый жестокий генерал кавказской войны Алексей Ермолов сказал: «Кавказ — это огромная крепость с полумиллионным гарнизоном. Штурм будет стоить дорого». В нынешней войне российская армия уже потеряла больше, чем царская полтораста лет назад. Штурм уже обошелся нам дорого. Но война продолжается.
       Не то чтобы история совсем уж ничему нас не научила.
       Просто понятие о дороговизне жизни изменилось.
       


Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera