Сюжеты

ТРАНССИБИРСКИЙ ПОЗВОНОК ДЕРЖИТ РОССИЮ УЖЕ СТО ЛЕТ

Этот материал вышел в № 90 от 10 Декабря 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Юрий Сафроновсобкор в Париже

Я за чем-то полез в интернет и наткнулся на Сигачева. Мы просто трепались. Он мне и говорит как бы невзначай: «На дворе, между прочим, год столетия Транссиба». Оказалось, Серега — программист, создатель сайта transsib.ru Он знает о...


       

  
       Я за чем-то полез в интернет и наткнулся на Сигачева.
       Мы просто трепались. Он мне и говорит как бы невзначай: «На дворе, между прочим, год столетия Транссиба».
       Оказалось, Серега — программист, создатель сайта transsib.ru
       Он знает о Транссибе все, что можно знать о Транссибе.
       И вот в процессе общения я понимаю, что Россия с Транссибом и Россия без Транссиба — это две разные России.
       Вот Новосибирск, к примеру, возник на месте крохотной станции Ново-Николаевск и за 68 лет стал миллионщиком, отобрав рекорд у Чикаго, — читай, быстрее ни один город за всю историю человечества не рос.
       И пошло-поехало.
       Нанизывались на стальной стержень города, нанизывались веси — поселки, лагеря и зоны — словом, вся наша история; в городах и лагерях — люди: жили, работали, валили лес, торговали семечками на перронах, а все потому, что имели такую дорогу; проблема расстояний уже почти не стоит; наконец, после контакта с дорогой рождались писатели — Гарин-Михайловский, что работал проходчиком на Транссибе, и другие, похуже…
       Вопросы летят к Сигачеву из Потаповского переулка в Хабаровск, он отвечает — часто с ходу, без остановки; мы совершаем виртуальное путешествие, а на больших, интересных станциях тормозим и выходим.
       Он — фанат Сигачев — иногда заговаривается, слишком долго курит на перронах, его нужно обрывать на полуслове, брать под локоть и тянуть в вагон, чтобы доехать до следующей станции, а не остаться в каком-нибудь Кукуево, потому что Сигачеву и Кукуево интересно. Все-таки лежит на Транссибе…
       От: Юрий Сафронов <yusaf@mail.ru>
       Кому: Serg Sigachyov <editor@transsib.ru>
       Дата: Tue, 04 Dec 2001 18:57:54 +0300
       Тема: Транссибирская магистраль
       Чуть отъехали от Хабаровска. Станция Архара. Сигачев стаскивает с крючка пальто, говорит: «Выйти бы». Нехотя выползаю из вагона, скулы сводит от холода, пальцы примерзают к клавиатуре. Сквозь туман (так в кино изображают воспоминания) просматриваются очертания паровоза. Кажется, ярко-зеленый, вроде бы с красной звездой во лбу. Стоит на запасных путях, и выпускает пар, и гудит. Хочет куда-то уехать, а не может.
       — Это моя любовь, — говорит Сигачев. — Видишь, какой красавец. Это — «П-36». Я его увидел сейчас, тридцать лет назад. Мне восемь лет, мы с дедом едем из Хабаровска в Петровский завод. Через два года паровоз навсегда уйдет с дороги…
       — Ладно, пора, — говорю, — заскакивай на подножку…
       Сигачев заскакивает.
       Курит в тамбуре. Воспоминания накатили...
       Это потом уже он стал интересоваться проводницами, станционными смотрителями, пробовал на прочность шпалы и мерил длину рельсов. А еще позже, два года назад, сам, без чьей-либо помощи построил Транссиб в интернете. А сначала была Архара и «П-36» у перрона…
       
       У нас в редакционном баре чай по 2 руб. 50 копеек (с сахаром), чуть дешевле, чем в поезде. Интернет пока работает без сбоев, слова плывут по смазанным рельсам. Сигачев, кажется, закурил…
       — У меня дед на Транссибе работал и прадед. Прадед Степан в девятисотом году завербовался на строительство Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД). Денег там много платили. Он содержал неработающую жену, двоих детей да еще имел служанку-китаянку…
       — А дед имел китаянку? — спрашиваю.
       — Нет, тогда, в 30-е, уже столько не платили...
       Зато дед Павел Степаныч, простой рабочий, много рассказывал ему о «железке». Какие поезда ходили, кто такие тормозные кондукторы, и как они экипировались, и зачем у паровоза колеса с «секторами»...
       Вошла проводница, наш редакционный секретарь Танечка, и спрашивает: «Вы в историю ехали?.. Ваша станция»...
       Теплый кабинет, кресло на колесиках, кипа бумаг о Транссибе, книжка Гарина-Михайловского, сайт transsib.ru. Я обложился источниками, чтобы не облажаться, а Сигачев говорит:
       — Брось. Поехали в тридцатые годы. Дед рассказывал...
       
       «Были локомотивы «овечки», серия, значит, ОВ. На горки лезла с трудом, шестнадцать вагонов, триста пятьдесят тонн. А сейчас, сравни, пять тысяч. Вот…
       Были кондукторы тормозные при каждом составе. По пять, где по десять. Смотрели за вагонами, тормозили руками, когда надо. Автоматики-то не было еще тогда. А кондуктор кто? — овчинный тулупишко, ватные штаны, а поверх здоровый жесткий тулуп. Морозы-то до пятидесяти градусов доходили…
       В серединку состава ставилась всегда теплушка с буржуйкой. И кондукторы ходили туда греться чайком. А чего спешить, расписания-то не те были. Почитай, и не было никаких расписаний»...
       
       — Слушай, а зачем колеса-то с «секторами»?
       И Сигачев ставит стакан на стол.
       — Как «зачем»?! Колеса вращаются от кривошипно-шатунного механизма. Он что-то весит, и, когда находится внизу, ему нужно большее усилие для вращения колеса; в результате получается неравномерность движения — пассажиры будут недовольны, да и паровоз изнашивается быстрее. А когда есть противовес на колесе (металлический «сектор»), достигается плавность хода... Понятно тебе?
       (Жаль, что мы по интернету общаемся, а то бы я его оборвал на третьем слове. Какой-такой «кривошипно-шатунный»? У меня по физике трояк был, да и то по милости симпатичной училки.)
       — Да, понятно, — говорю. — Давай еще чайку...
       — А у вас в подстаканниках?..
       — Нет, у нас — так... Ты лучше расскажи, как создал сайт...
       
       Он, вообще-то, по образованию экономист, а тут в 1996 году познакомился с интернетом, решил узнать, есть ли что-нибудь о Транссибе, а там вообще ничего. Беда. Что делать? Осваивать интернет-производство. Пришел в паутину простым чайником, дослужился до автора сайта на трех языках с посещаемостью 14 тыс. чел/мес, что — выдающийся результат. Еще работает в хабаровской компании (название утеряно при передаче) и любит путешествовать по железным дорогам.
       Единственный в своем роде ж/д-турист.
       Бывало, возьмет отпуск...
       
       Мчится его поезд по БАМу; у Сигачева в саквояже — тяжелая синяя курица, завернутая в «Гудок», два яйца вкрутую, соленый огурец, складной ножик с ржавым лезвием, детектив с налетом иронии, бельишко какое-никакое; и пересаживается он на электрички и пригородные поезда, и ледяной байкальский ветер наждаком натирает лицо; мелькают за окном станции; а в поезде он пьет чай по всем правилам, в подстаканниках...
       Это у него отдых такой. Кто из вас готов отдыхать, вдыхая железнодорожные запахи? Никто. У вас вагон — временное неудобство, а у него вагон — конечная станция.
       Хочет измерить шагами все трансконтинентальные дороги мира. Весь Транссиб он уже объехал, само собой. Путешествовать ему помогают люди (и сайт делать — тоже).
       Вот Алексей Бродовиков, свердловский машинист, во время транссибского вояжа организовал Сигачеву 700-километровую поездку по Свердловской дороге.
       О, Бродовиков!.. Мы не зря о нем вспомнили, он тут недавно вляпался в интересную историю...
       Тормозят как-то раз Ким Чен Ира...
       
       Представьте, вы — простой руководитель города.
       К вам едет по Транссибу товарищ Ким Чен Ир. То есть он едет не к вам, он едет к Путину, что хуже (ответственности больше). А так он только мимо вас едет. Нужно постелить ковровую дорожку на перроне, и руки тщательно вымыть спиртом, и девочек согнать в кокошниках; флаги-пионеры-музычка; менты, понятно, тройным кольцом...
       Теперь перевоплощаемся. Вы — уже простой руководитель локомотивного депо.
       Что должны сделать? Подобрать толкового машиниста. Чтоб довез дорогого руководителя, как пушинку, и не потревожил его внутренний мир, в котором обитают приправленные чесноком жареные собаки, что плещутся в растворе зеленого чая с желудочным соком. Потому как из-за этих мелких неполадок в пищеварительном тракте кормчего может остановиться вся жизнь дружественного государства. Корчась на горшке, не думаешь о высоком...
       И вот вы, значит, выбрали достойного. Биография, заслуги и так далее. Алексей Бродовиков, 28 лет, стал самым молодым машинистом в пассажирском движении. Отличник, молодчина, умница!
       Знаменит своим плавным торможением; говорил: «Тормозить нужно так, чтобы в последнем вагоне у бабушки чай на столе не шелохнулся» (высокая, между прочим, цель).
       А вы — теперь Бродовиков — может, всю жизнь ждали такого шанса — не укачать товарища Ким Чен Ира, сына товарища Ким Ир Сена. Переживаете, само собой...
       Идет литерный поезд. А только не сказали машинисту, что он оборудован сверхплавными заграничными тормозами.
       Станция Свердловск-Пассажирский.
       Оркестр, менты, кокошники, дорожка...
       И что, разве вы как руководитель города, а потом и депо ожидали такой пакости от перспективного машиниста Бродовикова? Нет, вы не ожидали.
       Но вы еще не знаете, что будет пакость. А потому улыбаетесь и испытываете приятное волнение. И машинист не знает. И Ким Чен Ир спокойно допивает чай...
       Машинист тормозит уверенно, по старинке, так, чтобы пушинка не почувствовала. А тормоза ни в какую, не поддаются тормоза, не получается плавной остановки. С ними, оказывается, нельзя плавно на малом ходу, они же сами сверхплавные...
       И вы как руководители наблюдаете страшную картину — Главный вагон проезжает мимо дорожки. Да еще как далеко!.. (Потом выяснилось, что на восемь метров.)
       Это что же получается: товарищ Ким Чен Ир, который едет к Путину, должен шлепать до коврика за тридевять земель!? — думаете вы как руководители...
       ЧП — не то слово…
       А вы-то думали, что вот железная дорога, и неинтересно. Мол, из чего там можно сайт ваять...
       Транссиб, товарищи, это жизнь.
       Ну или «Дорога жизни», как пишут престарелые члены СП.
       Ладно, мы с Сигачевым еще поговорим (взяли чаю), как правильно считать километраж магистрали, а сведения потом выдадим отдельной рамочкой.
       Все, попутного вам ветра и чая в подстаканниках…
       
       О километраже Транссиба
       Некоторые думают, что Транссиб — это путь, соединяющий Урал и Дальний Восток и проходящий «сквозь» Сибирь (Trans-Siberian), что не совсем правильно. Название это дали англичане, окрестившие путь не Great Siberian Way (буквальный перевод с русского), а Trans-Siberian Railway — и оно затем укоренилось в речи.
       Сейчас «Транссиб» как понятие геополитическое — магистраль, связывающая Центр и Тихий Океан, Москву и Владивосток, а также выходы в Европу (Москва, Санкт-Петербург, Брест, Калининград) с портами Востока и выходами в Азию (Владивосток, Находка, Ванино, Забайкальск).
       Узкое толкование термина «Транссиб» предполагает, что мы говорим о главном пассажирском ходе Москва — Ярославль — Екатеринбург — Омск — Иркутск — Чита — Владивосток, протяженность которого 9288,2 км.
       

 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera