Сюжеты

ПЕЧАЛЬ ОБЕТОВАННАЯ…

Этот материал вышел в № 90 от 10 Декабря 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

 

Безнаказанность умножает зло, наказанность его возвеличивает На вопросы нашего специального корреспондента отвечает главный раввин России Берл Лазар. Берл ЛАЗАР — хасидский раввин синагоги в Марьиной Роще, которую скандально поджигали...


Безнаказанность умножает зло, наказанность его возвеличивает
       

 
       На вопросы нашего специального корреспондента отвечает главный раввин России Берл Лазар.
       Берл ЛАЗАР — хасидский раввин синагоги в Марьиной Роще, которую скандально поджигали несколько лет тому назад. «Благодаря» этому поджогу синагогу отстроили, рядом вырос фешенебельный культурный центр.
       Берл Лазар родился в Милане в 1964 году, учился в Нью-Йорке.
       Вокруг него было много шума, когда его посещал сам президент. Собственно говоря, впервые глава нашего государства перешагнул порог синагоги именно здесь, где его ожидали раввин, алмазный король Лев Леваев и бывший премьер Израиля.
       Еще один всплеск интереса к Берлу Лазару произошел, когда из президентского совета вывели раввина Адольфа Шаевича, а на его место назначили раввина Лазара. Это совпало с арестом Гусинского, но, как ни старались, отыскать козни Лазара не удалось...
       Наконец, Берл Лазар неслучайно оказался в США в дни визита Путина, был на аудиенции у президента РФ в посольстве: именно Берлу Лазару отведена тонкая роль заверить еврейское лобби в конгрессе США, что устаревшую поправку пора снять. Поправку, принятую из-за политики СССР в отношении евреев-отказников и препятствующую торговле с Россией.
       Берл Лазар — молодой, радостный раввин, имеющий репутацию в раввинате. Среднего роста, в шляпе, в черном костюме. В его облике нет ничего необычного, разве что довольно длинная борода и широкополая шляпа. Еврею положено быть с покрытой головой. В его приемной ходят люди, одетые по-разному. Собственно о хасидизме тут нет напоминаний. Обычная офисная довольно дорогая обстановка. В кабинете раввина — шкафы с книгами, столы, компьютер, за которым он работал до моего прихода и в который погружается, едва интервью заканчивается.
       Он улыбается, много шутит, рассказывает истории. Он довольно хорошо говорит по-русски...
       
       — В хасидизме заложена традиция радоваться. Вы, наверное, заметили, что в России для такого мироощущения мало поводов, да и привычки нет. У российских хасидов эта радость сохранилась?
       — Обязательно. Если нет радости, нет и хасидизма. Традиция идет от основателя этого течения, которого зовут Исраэль Баал Шем Тов. Он жил на Украине в XVIII веке, когда в еврейской жизни настали трудные времена и сузился круг знающих и соблюдающих правила евреев. Соблюдающие смотрели на других почти как на неевреев, которые вообще не верят. Тогда Баал Шем Тов стал объяснять, что все евреи едины, даже если человек не действует так, как надо, или он не обучен. У каждого сохраняется связь с Богом всегда. Его многие не поняли, но многие благодаря его учению увидели свет: да, они не умели даже читать молитвы, но могли обращаться к Богу с чистым сердцем. И самое главное, Баал Шем Тов сказал, что закон, который нам дал Бог, и путь, указанный Им, — это не тяжесть, а радость. Наша жизнь осмыслена и правильна. Каждая заповедь, которую мы выполняем, заставляет действовать сердце и душу, но если нет радости в выполнении заповеди, то нет самого главного. Так в те тяжелые времена появилось радостное отношение к религии, к жизни.
       — Многие люди, далекие от религии, убеждены, что верующими движет страх. Как хасиды утверждают радость своей веры?
       — Во время молитвы можно петь, раньше даже танцевали. Человек может исполнять заповедь из страха, а может с любовью и радостью — так лучше. В самом кратком изложении идея хасидизма в том, чтобы привносить радость во всякое свое действие и переживание: в то, что Бог дал нам эту жизнь, что мы проснулись, что должны исполнить закон, продолжить жизнь, что вокруг нас люди, разные люди, и мы должны быть с ними приветливыми и дружественными.
       В самые тяжелые минуты страдания мы должны помнить: все, что Бог делает, — к лучшему. Всегда есть повод для радости.
       — Как евреи смотрят на проблему убийства, мести и наказания?
       — Тора, которая является основным источником еврейского закона, говорит так: «Око за око, зуб за зуб». Так сформулирован принцип ответственности человека за любое свое действие. Это принцип равнозначной компенсации за причиненный ущерб, мера за меру. Чем тяжелее преступление, тем строже должно быть наказание. Если за преступление не наказывают, общество страдает больше. Наказание действует как искупление греха человека и как наглядный пример другим.
       Наш закон говорит, что убийца, совершивший преднамеренное убийство, достоин смертной казни. Другой впредь будет думать, как ему поступать с чужой жизнью, убивать или нет. Есть другой закон — о принуждении к убийству. Если говорят: «Убей, а не то мы убьем тебя», в этом случае человек должен быть готов отдать свою жизнь, но не совершать никакого действия против другого. Как написано, кто смеет говорить, что кровь того человека хуже, чем твоя? Третий закон такой: если тебя хотят убить, ты должен опередить и убить раньше. Конечно, если нет возможности по-другому остановить убийцу, например арестовать.
       — Гольдштейн, гражданин Израиля, который несколько лет назад расстрелял молящихся в мечети, нарушил закон? Или религиозный закон его оправдывает в отличие от закона государственного? Евреи-патриоты в связи с этим говорили, что капля священной еврейской крови стоит десятков арабских жизней...
       — Как объясняли тогда, он жил в ситуации стресса и у него были проблемы с рассудком. Но это его не оправдывает, как не оправдывает и палестинцев, совершающих подобные действия. Человек может защищаться, но он не может убивать невиновных.
       Насилие все чаще становится путем решения вопросов во всем мире. Кто его совершает, получает ответное насилие как наказание. Говорить с убийцей, убеждать его, что он не прав, а потом отпустить — к чему это приведет? Безнаказанность умножает зло.
       — А что делать рядовому человеку во времена таких глобальных решений?
       — Когда тьма сгущается, человек должен стараться добавлять света. Если мы видим, что растет непонимание между народами, между отдельными людьми, кто-то не находит своего места в сообществе, и это становится проблемой, начинать исправление ситуации надо в первую очередь с себя. Мир зависит от каждого, это нельзя недооценивать. Был один умный, талантливый человек. Однажды он решил, что необходимо изменить ситуацию в мире, и стал думать, как к этому приступить. Сначала взялся за свою страну. Но через пару дней стало ясно, что со страной скоро не справиться. Тогда надо попробовать в городе, подумал он, чтобы люди здесь жили в мире и любви. Прошли недели — и он отчаялся изменить жизнь в городе. Но всегда можно навести порядок у себя дома, в своей семье; так, постепенно, начиная с малого, придешь к большим хорошим результатам.
       — Доктрина добрых дел в христианстве не изменила мир к лучшему. Может быть, наше маленькое человеческое «добро» не угодно Богу?
       — Нам не надо думать о нуждах Бога и глобальных вещах, доступных только Ему. Нам надо помнить о нашем человеческом долге, особенно в такое время. Если 19 человек так сильно изменили ситуацию в мире к худшему, значит, другие 19 человек могут изменить мир к лучшему. Правда, ущерб приносить намного легче, чем строить. Но люди понимают важность даже пары хороших слов, сказанных друг другу! Доброта — это реальность нашего мира.
       Есть такая притча. Однажды пришел человек к раввину и рассказывает, что есть еврей, который ворует, что делать? А раввин говорит: «Он ворует, потому что ты пришел поздно в синагогу». — «Я опоздал, но какая связь с тем, что он ворует?» «Понимаешь, — говорит раввин, — ты пришел в синагогу поздно, а другой решил, что если ты опоздал, то он даже не должен идти в синагогу, дальше еще один думает, что если этот не ходит в синагогу, то он может вообще не заниматься еврейскими делами и так далее. Вот поэтому Хаим и ворует…»
       — Вы признаете истину за другими религиями? Ведь и христианство, и ислам пришли в мир позже и с точки зрения иудаизма являются искажением истины?
       — Мы убеждены, что в каждой религии есть правда. Но неслучайно одни исповедуют одну религию, а другие — другую и делают это из поколения в поколение. Для этого есть свои основания. Если христианин или мусульманин приходит ко мне и говорит: «Я хочу сделать гиюр, стать евреем», первый мой ответ: «Тебе это не нужно. Ты родился в христианской (или, скажем, мусульманской) семье и должен продолжать быть тем, кем рожден». Это не мной придумано, я поступаю согласно Талмуду, в котором такому случаю посвящен целый трактат.
       Мы считаем, что все религии — это реки, которые впадают в море. Основные идеи всех мировых религий, их мораль и ценности стоят на тех же основаниях, что и Тора. Но есть люди, которые, к сожалению, используют религию в корыстных интересах. Когда военный ответ Америки сегодня представляют как войну против ислама, следует поправить: это война против тех, кто использует ислам в личных интересах. Здесь, в России, у нас нет никакой войны против мусульман. Это добрые и хорошие люди, религия делает их такими. Никто не может говорить: «Наша вера правильная, ваша — нет». У нас разные пути к Богу, но Бог один.
       — Почему только мусульман упрекают в каком-то «целевом использовании религии»? Ведь Израиль реально возрожден потому, что Бог обещал эту землю евреям, и так написано в Торе. Православные убеждены, что Русь — святая хранительница веры. Католики верят, что папа — наместник Христа на земле. При этом дела делаются, а религия считается отделенной от государства. Может быть, у мусульман вера меньше отделена от жизни и это причина непонимания со стороны Запада?
       — Если бы все лидеры ислама говорили о том, что написано в Коране, не было бы проблем. Но брать цитаты и использовать их в другом контексте в своих интересах — это неново. К сожалению, всегда есть желающие использовать малограмотность, социальные проблемы, национальный темперамент, что-то еще и искажать истину, разжигать фанатизм, твердить о джихаде. Я думаю, что религия — это та область, где люди могут объединяться, а не обособляться.
       — Разве не Шарон пришел на Храмовую гору (там стоял Храм Соломона, Стена Плача — внешняя ограда храма, священное место для иудеев. На месте самого храма мусульмане тысячу лет назад построили мечеть Аль-Акса в память о мистическом пребывании здесь Пророка Мухаммеда), и разве не это послужило началом нынешней войны в Израиле? Разве это не была демонстрация намерения разрушить мечеть и освободить место для восстановления Храма?
       — Он пришел туда не для того, чтобы строить Храм, — Храм будет строить Мессия. Это знает любой еврей.
       — Зачем же совершен был этот жест, если Шарон не хотел спровоцировать арабов?
       — Он чувствовал что это — часть Израиля. Любой араб может прийти в Израиле в любое место — нет такого места, куда бы он не мог ступить. Он может получить гражданство, все пособия, все права. Так же и Шарон имеет право ходить по стране, где живет. Я думаю, это право любого человека.
       Когда Шарон был здесь, он рассказал о своей встрече с Папой Римским и отметил, что Иоанн Павел II понимает разницу между понятиями Святая земля и Обетованная земля. Израиль был обещан, обетован еврейскому народу — так записано в Торе, в Библии. При этом Израиль — Святая земля для всех народов, христиан и мусульман. Если человек хочет жить там — пожалуйста, но не надо претендовать быть хозяином всей страны или ее кусочка. На Храмовой горе Авраам должен был принести в жертву Исаака, здесь стояли Первый и Второй храмы, а теперь мусульмане говорят, что никто, кроме них, не может сюда ступить. Если бы Шарон хотел захватить это место, он взял бы пару вертолетов, самолетов и взвод автоматчиков.
       Для еврея нет смысла в построении своими силами Храма — это здание не будет иметь смысла. По нашему убеждению, Мессия придет тогда, когда добра в мире будет больше, чем зла. Евреи ожидают Мессию с момента разрушения Второго храма. Наша задача — нести добро и изменять мир к лучшему.
       — Вас не поразило, когда вы приехали десять лет назад в Россию, что здесь все национальности перемешаны? Здесь каждый второй — ходячий интернационал, он даже не знает, кто он? Как иудаизм относится к смешанному браку?
       — У евреев принято заключать брак внутри своей религии. Одно дело, если кто-то этого не знает и вступает в смешанный брак. Но если знает и поступает иначе — это нарушение закона. Что имеет тот, кто нарушил такой закон? В перспективу семьи закладывается потенциальная проблема, в первую очередь самоидентификации детей, ради которых семьи создаются. От этой проблемы страдают и родители. Разные традиции, привычки усложняют отношения мужа и жены, у которых и так достаточно в жизни испытаний.
       Конечно, люди разных национальностей и вероисповеданий могут жить вместе, понимать друг друга, уважать. Вот идеальный пример: отец моего друга — верующий мусульманин, мама его — еврейка. Сам он уважаемый человек в мусульманских кругах и в то же время чувствует себя евреем, помогает нашей общине развиваться. В своем городе он один из самых активных деятелей еврейской жизни. В его семье нет непонимания, как между арабским и еврейским миром. Потому что, когда человек хочет найти понимание, он находит его. У меня сегодня очень хорошие отношения со многими мусульманами, христианами. Мы уважаем друг друга. Нам ясно, что одна религия не отрицает другую.
       — Еврей может молиться за человека другого вероисповедания?
       — Обязан.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera