Сюжеты

Я РУССКИЙ БЫ ВЫУЧИЛ — ТОЛЬКО ЗА ЧТО?

Этот материал вышел в № 91 от 17 Декабря 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Русский как иностранный у нас преподают лучше, чем русский как родной Есть глубокий термин «городской текст», введенный в язык филологами тартуской школы. Центр развития русского языка на Славянской площади вписан в очень многозначный...


Русский как иностранный у нас преподают лучше, чем русский как родной
       

   
       Есть глубокий термин «городской текст», введенный в язык филологами тартуской школы. Центр развития русского языка на Славянской площади вписан в очень многозначный абзац «московского текста». Неоклассический дом 1910-х гг., в котором он расположен, стоит за храмом Всех Святых на Кулишках, заложенным при Дмитрии Донском в память всех погибших на поле Куликовом (но этому же месту русский язык обязан и выражением «у черта на куличках»). Неподалеку жил Иван Егорович Забелин, великий знаток старорусского быта. Здесь же — новый памятник преподобным Кириллу и Мефодию и лицей РГГУ. Близко — лучшие столичные библиотеки, Историческая и Иностранная. Еще ближе — бывшие кварталы приснопамятной Хитровки. По другую руку — бывшие здания ЦК КПСС.
       Все — пласты культурного слоя, реальный контекст развития русского языка в каждом отдельно взятом сознании. Пестро и противоречиво до одури — на то она и Россия...
       
       14 декабря в центре при участии Министерства образования РФ был проведен «круглый стол». Тема: «Русский язык в общеобразовательной школе: программы и учебники». В заседании приняли участие Людмила Александровна Путина и министр образования РФ Владимир Михайлович Филиппов, лингвисты, университетские преподаватели из Москвы, Петербурга, Воронежа, Орла, методисты, издатели учебников («Просвещение», «Дрофа», «Русское слово»), учителя московских школ.
       Цифры были названы любопытнейшие — тоже пестрые и противоречивые. Школа в последние десять лет от единой учебной программы перешла к программам вариативным, так что в Петербурге, например, в школьном обиходе числятся (почти на равных правах) 83 учебника «по русскому». В то же время в сельских школах — по бедности — иной раз учебники нового поколения никто не видел в глаза.
       Знаменитая «триада стилей» ушла в прошлое: высокие пласты языка в живом обиходе кажутся архаизмами, «средний штиль» заменил собою высокий, а просторечие стало обиходным языком.
       Литературный язык страдает под натиском СМИ. (К сфере СМИ, однако, относились и передачи детских редакций радио, добродетельные и добросовестные спектакли радиотеатров, «золотой фонд» записей актерского чтения от Д. Н. Журавлева до И. М. Смоктуновского. Это негромкое просветительство, «мхатовский» язык в радиорепродукторах звучали когда-то от финских хладных скал до пламенной Колхиды — но именно эти передачи и записи ушли из эфира почти полностью.)
       Преподавание русского языка в 10—11-х классах средних школ было упразднено в эпоху реформ. Теперь, по данным опроса Министерства образования, 98% старшеклассников хотели бы вернуть эти уроки.
       Преподавание русского слабо связано с уроками литературы, отечественной истории, риторики. Между тем язык — средство самопознания, основа культурной самоидентификации. И проблема сохранения языка достаточно тесно связана с проблемой безопасности страны.
       В то же время система преподавания «русского как иностранного» продумана в РФ лучше, чем система преподавания русского как родного. Учебники русского как иностранного написаны и изданы тщательнее, с большей любовью к предмету.
       И видимо, вопрос о возвращении уроков русского в программы старших классов стоит на повестке дня и должен быть решен положительно.
       Л. А. Путина в своей речи на «круглом столе» говорила о том, что национальный язык хранит национальные смыслы и ценности. С вторжением инородных пластов (от англо-американизмов до жаргона) в литературную речь меняется и менталитет.
       ...Что ж, в лоскутном одеяле «нашего наследия» так много благородного и человечного, что некий новый (в основе своей хорошо забытый старый) образ Отечества может и должен быть выкроен и создан. Собственно, школьные учебники родного языка, литературы, истории — первое и лучшее вместилище этого образа.
       Чтобы его создавать в учебниках (и транслировать на каждом конкретном третьем уроке в 5 «Б», ибо личный пример — тоже составляющая воспитания, и все мы спокон веку наследуем словарь и интонацию родителей и учителей), должны меняться и сообщество учителей, и преподавание в высшей педагогической школе.
       Таковы основные выводы «круглого стола». В целом же работа Центра развития русского языка, созданного в 2000 году, только начинается. Его моделью, как можно понять, станут такие организации, как Гёте-Институт и Британский совет.
       Кстати, Гёте-Институт был основан вскоре после Второй мировой войны. Не только на руинах самой Германии, но и на руинах любви и доверия мира к языку и культуре Вальтера фон дер Фогельвейде, Вагнера и Шпенглера.
       Гёте-Институт был создан в известном смысле как средство реабилитации образа страны и культуры в глазах мира.
       Несомненно (хоть и по другим причинам), такая реабилитация нужна и нам.
       Но Центр развития русского языка, судя по всему, собирается начать эту реабилитацию с народонаселения собственной усеченной «одной шестой».
       Что само по себе стратегически правильно. Да и давно назрело...
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera