Сюжеты

ПЬЮЩИМ ПИСАТЕЛЯМ ОСТАЕТСЯ ТОЛЬКО СПИТЬСЯ?

Этот материал вышел в № 91 от 17 Декабря 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

Собственностью Литературного фонда, которая создавалась 140 годами писательского труда, распоряжаются ловкие люди, не имеющие никакого отношения к литературе Основная цель Международного Литфонда по уставу — «содействие писателям в...


Собственностью Литературного фонда, которая создавалась 140 годами писательского труда, распоряжаются ловкие люди, не имеющие никакого отношения к литературе
       

 
       Основная цель Международного Литфонда по уставу — «содействие писателям в организации их культурного, социально-бытового обслуживания и улучшения их материального положения, а также оказание социально-бытовой помощи начинающим писателям, семьям писателей».
       Теперь существование Литфонда как фонда помощи писателям и содействия литературному творчеству в России под угрозой...
       
       Сколько криминальных талантов уже засветилось и в прессе, и в надлежащих органах! Но есть и невидимые бойцы этого фронта. Может быть, они вообще гении?
       Присваивать чужую собственность без привлечения к себе излишнего внимания —это надо уметь. И главное здесь — не технические операции по переводу денег и оформлению липовых документов — кто этого сейчас не умеет. Главное — найти незанятую нишу. Во-первых, это должна быть структура или организация, располагающая большими средствами. Во-вторых, за ней не должно быть контроля со стороны государства – а то делиться придется. В-третьих, очень желательно, чтобы в ней состояли «интеллигенты», в классическом значении этого слова. То есть люди, которые будут из вежливости, из чувства собственного достоинства или в наивной надежде ждать, что все само образуется...
       Где найти такое чудо? Да в Москве. И имя этому чуду «Международный Литературный фонд», бывший Литфонд СССР. Во времена развала Союза эта организация оказалась полностью дезориентированной в вопросах рыночной экономики. Этой очаровательной и такой многообещающей невинностью не замедлили воспользоваться предприимчивые люди.
       
       Откуда есть пошли богатства эти
       В 1859 году группа известных литераторов (в том числе Тургенев, Достоевский, Толстой) образовала фонд «для вспомоществования недостаточным» и, как было записано в уложении, «пьющим писателям».
       Государство не выделяло ни копейки Литфонду. Все его средства формировались из денег самих писателей. Вплоть до 1991 года существовало положение, которое обязывало перечислять в Литфонд 3% от собранных средств за использование любого литературного текста – на радио, телевидении, в театре и так далее. Огромные средства получал Литфонд от издательской деятельности. Помимо этого 10% писательского гонорара за любое опубликованное им произведение в обязательном порядке перечислялось в Литфонд.
       В 1991 году в распоряжении Литфонда находилось более 100 млн долларов США — только в виде движимого и недвижимого имущества.
       В 1992 году состоялась всеобщая писательская конференция. На ней было решено организовать некое подобие общего правления для наблюдения за средствами Литфонда. Из каждой возникшей после распада СССР писательской организации делегировалось по три представителя, которые вместе составляют президиум и собираются один раз в пять лет(!).
       Председателем президиума был избран литературный критик Владимир Федорович Огнев. По собственному его признанию, он мало понимал в рыночной экономике и вообще в экономической стороне управления фондом. Поэтому по его рекомендации президиум учредил должность директора Литфонда и назначил на нее некоего Р.С. Гюлумяна. Исполнительный орган должен был заниматься ведением оперативных (хозяйственных) дел фонда и собираться не реже 1 раза в год. Но подобный род деятельности, видимо, не соответствовал амбициям господина Гюлумяна. Он решил посвятить себя вопросам управления собственностью тогда еще богатой общественной организации.
       
       Почем здоровье, господа?
       С начала 1999 года писатели обнаружили, что Центральная поликлиника Литфонда для них стала платной и что без оплаченного годового абонемента их туда не пустят даже в случае сердечного приступа. Удивлению и возмущению писателей не было предела. При попытке обратиться к руководству Литфонда за поддержкой и объяснениями выяснилось, что руководство «не в курсе дела». Тогда с этими же вопросами писатели пошли к господину Гюлумяну, но и там ответом было загадочное молчание...
       И только после нескольких настойчивых попыток дознаться, в чем же дело, исполнительный орган неохотно поделился с писателями сведениями о том, почему их больше не будут лечить бесплатно.
       Оказывается, еще в 1992 году, когда поступления средств в Литфонд значительно сократились, ему пришлось подчиниться новым веяниям и учредить на базе поликлиники акционерное общество закрытого типа. ЗАО «Центральная поликлиника Литфонда» (далее ЗАО «ЦПЛФ») отныне должно было обслуживать, кроме писателей, всех желающих, но не членов Литфона — за определенную плату.
       Литфонд в лице гендиректора Гюлумяна нашел тогда компаньона — АОЗТ «Агрика», за которым, за соответствующее вливание в уставный фонд, было закреплено 45 процентов акций. 55 процентов акций остались в собственности Литфонда. Устав ЗАО «ЦПЛФ» отражал самые благие намерения. Первым пунктом было записано, что «главной задачей является сохранение уровня обслуживания писателей – членов «Литературного фонда» и членов их семей на льготных условиях». Казалось бы, лечитесь и радуйтесь, господа писатели.
       Но с акционерным обществом стали твориться странные вещи. 5 июля 1993 года появляется документ, который фиксирует увеличение уставного фонда ЗАО «Центральная поликлиника Литфонда» за счет принятия нового члена, АДС «Агропромсервис», с 10 млн до 500 млн рублей.
       Доля вновь принятого АДС «Агропромсервиса» составила 490 млн рублей, или 98 процентов акций. На эту сумму «Агропромсервис» якобы закупил импортного оборудования для поликлиники(!). Оправдать такую сумму можно только в том случае, если это самое оборудование сделано из золота и украшено брильянтами. Потому как все имущество ЗАО «ЦПЛФ» вместе со зданиями, оборудованием и персоналом было оценено в этом документе всего лишь в 5,5 миллиона рублей.
       Кстати сказать, документов по оценке основных фондов ЗАО «ЦПЛФ» никто не предоставил, из чего можно сделать простой вывод: таковых, возможно, и нет.
       За АОЗТ «Агрика» (генеральный директор М.Г. Степанян) осталось 4,5 миллиона рублей, что составляет 0,9% акций. Впоследствии «Агрика» передаст свою долю «Агропромсервису» (генеральный директор Г. В. Вартанов).
       Про эти две организации особый разговор. Во-первых, они имеют абсолютно идентичные фактические адреса. Во-вторых, учредителем «Агрики» является «Агропромсервис». И в-третьих, самая загадочная деталь: до 06.04.1994 такого юридического лица, как АО «Агрика», не существовало вообще (вспомним, что протокол «появился» на свет 5 июля 1993-го, когда «Агрика» уже была акционером)!
       Вы поинтересуетесь: почему новый хозяин — «Агропромсервис» — не заявил свои права сразу? Очень просто.
       Эта афера держалась в тайне до того момента, пока не истечет срок исковой давности по признанию недействительным решения общего собрания акционеров АОЗТ «ЦПЛФ». До этого момента новый хозяин милостиво позволял писателям лечиться бесплатно. Только в 1998-м господин Гюлумян подал иск в арбитражный суд. Но ему заранее было известно, какое решение будет вынесено. Иск был отклонен 29 сентября 1998 года. Новым владельцам поликлиники можно было, уже не таясь, вступать в права владения. Вот поэтому-то с января 1999 года писатели и перестали получать бесплатную медицинскую помощь.
       Но это только часть «подвигов» господина Гюлумяна. Следующим пунктом его программы стал писательский поселок Переделкино.
       
       Заповедная зона и ее сталкеры
       С 1934-го поселок Переделкино из скромного и незаметного стал превращаться в элитный – эти земли правительство выделило под постройку городка писателей на правах безвозмездного и бессрочного пользования. Все, что связано с писательским городком, было поручено курировать Литфонду СССР. За несколько лет по немецким проектам построили 50 двухэтажных деревянных домиков.
       С 1988-го решением Мос-облсовета территории дач писателей были объявлены историко-культурным заповедником. Что неудивительно. Здесь находятся знаменитые дачи Пастернака, Чуковского, Фадеева, Окуджавы, Евтушенко, Вознесенского, Искандера, Ахмадулиной и многих других.
       После событий 1991 года Переделкино, как и остальная собственность Литфонда СССР, автоматически перешло на баланс его правопреемника — Международного Литфонда.
       Теперь на этих заповедных землях идет война за каждую в отдельности писательскую дачу. Впрочем, не столько за дачу, сколько за землю. Поселок расположен недалеко от Москвы, в «престижном» направлении, где 1 сотка земли стоит от 14 000 долларов США.
       Может быть, поэтому загадочным образом сгорают писательские дачи?
       Зато на месте старых, полуразрушенных дач писателей (им самим приходится содержать свои дома, а писатели сейчас — народ небогатый) возникают красивые и прочные виллы. Многоэтажные. Так, на месте дачи бывшего редактора «Литгазеты» Чаковского теперь возвышается трехэтажная кирпичная избушка. А летом этого года к ней под видом хозяйственных пристроек были «приделаны» еще несколько шикарных особняков, принадлежащих «Роснефти». Неподалеку располагаются дачи шоумена Антона Табакова, сына бывшего первого заместителя министра по землепользованию правительства Московской области Мелкумова и многих других, чьи фамилии уже ничего не говорят (что, впрочем, свидетельствует, скорее, об уровне влияния этих загадочных господ, которые достаточно умны, чтобы не светиться). Как они сюда попали?
       Начало баталий можно отнести к тому моменту, когда в 1997 году вышло постановление правительства «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», в соответствии с которым государственная регистрация является единственным доказательством существования права владения или пользования имуществом.
       Администрация Ленинского района Московской области сама обратилась к господину Гюлумяну с предложением оформить надлежащим образом документы на передачу земель Переделкино в пользование Международного Литфонда. В противном случае земли Переделкино по законодательству оставались бы за несуществующей организацией — Литфондом СССР — и по истечении срока регистрации должны были перейти в состав фонда земель Ленинского района. Господин Гюлумян почему-то игнорировал это предложение и сохранил его в тайне от писателей.
       Надо отдать должное администрации Ленинского района: она повторно обратилась к Гюлумяну с аналогичным предложением, поскольку сроки, установленные для переоформления права пользования землей, подходили к концу. Но и второе обращение осталось без ответа. Властям района не оставалось ничего, кроме как оформить землю в земельный фонд области по истечении срока для перерегистрации. Впрочем, они по этому поводу не очень убивались — знали, какие выгоды сулит такое нежданное приобретение.
       Изумлению администрации Ленинского район МО не было предела, когда в 2001 году господин Гюлумян подал на нее в суд с требованием признать недействительным акт оформления земли Переделкино в областную собственность. Суд, естественно, отклонил иск и признал правильность действий администрации района.
       Что это — простая «халатность» господина Гюлумяна? Или так ему легче подыскивать земле новых хозяев?
       
       Цена одного слова
       Недавно члены президиума обнаружили серьезные изменения в уставе Литфонда. Он стал почему-то благотворительным. Стоит ли объяснять, что дает это маленькое, кроткое и исполненное утонченного чувства сострадания словечко – «благотворительный»? Для искушенных в коммерции людей очень много.
       Одно слово, а сколько возможностей! Должность директора благотворительного фонда облекается абсолютной независимостью в части финансовых вопросов. «Директор (генеральный директор) Международного Литфонда является первым распорядителем кредитов Международного Литфонда, представляет Международный Литфонд во всех государственных и общественных организациях страны, а также за рубежом и выступает от имени Международного Литфонда на основании настоящего устава без доверенности».
       Отметим еще одну странную вещь. Устав Международного Литфонда имеет право принимать только общая конференция писателей. В 1997 году состоялась последняя такая конференция. На ней подобных поправок не принимали. А устав, положения которого мы процитировали, был зарегистрирован в Министерстве юстиции в июне 1999 года. Как так получилось? Загадка.
       В данный момент по делам Литфонда ведется судебное разбирательство.
       Будет очень обидно, если уникальное Переделкино превратится в очередную загородную резервацию новых русских, с бетонными заборами и дворцами в стиле «разлюли-консенсус».
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera