Сюжеты

НЕ ВЕРЬ, НЕ БОЙСЯ, НЕ ЛОВИ

Этот материал вышел в № 91 от 17 Декабря 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

За что знаменитых оперов сажают к уголовникам? Жаль, что к уголовному делу нельзя подшить литературное произведение. Уголовно-процессуальный кодекс не позволяет. Хотя иногда приобщение подобного документа было бы очень полезно для...


За что знаменитых оперов сажают к уголовникам?
       

  
       Жаль, что к уголовному делу нельзя подшить литературное произведение. Уголовно-процессуальный кодекс не позволяет. Хотя иногда приобщение подобного документа было бы очень полезно для профилактики беспристрастности судей. Взять, к примеру, дело сотрудников Отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков Северо–Восточного округа столицы. Старший оперуполномоченный Сергей Петров, работающий в отделе практически со дня его основания. Молодой опер Тимур Руцкой, пришедший в ОБНОН после Института МВД. Дмитрий Бравиков, приглашенный в отдел из Экспертно-криминалистического центра МВД России. Те самые, что задержали за сбыт героина чемпиона Нигерии по боксу. Вчера еще — прототипы суровых оперов из нашумевшей повести «Вечный кайф». Сегодня — подсудимые с целым букетом особо тяжких статей. Скоро их будут судить. Судить за то, что два года назад послужило для автора детектива сюжетом. За честную работу
       
       Типичный следовательский кабинет. В углу – несгораемый шкаф с неизменным радиоприемником. Рядом конторский стол. На стульях «для посетителей» — трое крепких парней. Санкционированная начальством встреча с корреспондентом центральной газеты. Обстоятельный разговор о том, что случилось с одной из лучших бригад ОБНОНа два года назад в подмосковном Красногорске…
       «…Информатор отзвонился седьмого мая – дескать, есть новости, хорошо бы встретиться. Надо – так надо. Доложили нашему начальнику Фалееву, что выезжаем на оперативно-разыскное мероприятие. Обычная работа. Сбытчики-наркоманы «сдают» друг друга по цепочке. Как говорится, в порядке живой очереди. Выяснилось, что есть возможность перекрыть канал поставки наркотиков в Первый институт гражданской авиации, что на Войковской. Оказывается, героин в это уважаемое учебное заведение поступает из подмосковного Красногорска. У информатора была вводная, через кого вся эта торговля происходит.
       На месте установили первого фигуранта – некоего Савина по кличке Рыжий. Так сказать, низовое звено цепочки «дилеров». Щуплый такой молодой человек с бегающими глазками. Рыжий рассказал, что постоянно закупает наркотики у Марины Гордеевой, одной из двух известных в округе сестер-наркоманок. Поехали к Гордеевой.
       Марина запираться не стала. Прониклась важностью момента. Чистосердечное признание на самом деле облегчает участь правонарушителя – особенно если через него можно выйти на более крупные фигуры криминального мира. «Да, — говорит Гордеева, — я занимаюсь сбытом. Но сейчас, к сожалению, ничего при себе не имею». Зато берет она всю эту гадость у некоей Никифоровой, тоже красногорской жительницы.
       К Никифоровой отправились вместе с Гордеевой. Для надежности, так сказать. Задержали. Как всегда, слезы, крики. Папа, оказывается, у нее в милиции работает. И связи большие в местном РУБОПе. Потом — признание. Дескать, действительно торгует, но как на грех именно сейчас весь товар вышел. Спрос, видите ли, на него большой. Зато она может сказать, у кого оптом отоваривается. Есть-де два молодых человека, которые ее снабжают. В детском садике отираются. Сбывают героин в окружении подрастающего поколения потенциальных клиентов.
       
       Когда по «цепочке» идешь, минуты «отстреливаются» одна за другой. Все очень быстро происходит. В детском саду действительно нашли двух парней – неких Пригаро и Тулупова. Они сразу предложили посильную помощь. Нам, говорят, проблемы с милицией не нужны. Давайте мы лучше вам сбытчика назовем и поймать поможем. Показания, если надо, дадим. Живет тут неподалеку гражданин Птушко. Так вот он-то и есть главный красногорский барыга. Держите его, граждане милиционеры, пока он весь город на иглу не посадил.
       Птушко к нам приехал сам. Его Тулупов с Пригаро по пейджеру вызвали, для деловых переговоров. Эти переговоры у них регулярно происходили, по налаженной схеме. Короткая встреча у магазина «Три ступеньки», обмен наркотиков на деньги. Или выдача героина на реализацию – по желанию клиента.
       Долго уговаривать сбытчика не пришлось. Оказывается, он просто рвался сотрудничать с «органами». Вот только случай до сих пор не подворачивался. Ему, видите ли, тоже не нужны проблемы с милицией. Тем более что судимости за Птушко уже числились, к тому же наличествовали и беременная жена, и масса дел, требующих его присутствия на воле. Так что, говорит, «я вам лучше таджика-оптовика сдам. И в дальнейшем сотрудничать буду. А героином торговать – ни-ни. Честное слово».
       Оптовик, продолжает Птушко, в Люберцах проживает. Таджик по национальности. Встречаются они у клумбы, неподалеку от его дома. Он, этот оптовик, Птушко доверяет, так что может вынести партию в сто-двести граммов. Там его, дескать, и повяжете.
       Изъятие двухсот граммов героина и перекрытый канал поставки наркотиков – удача по тем временам редкая. Это сейчас наркотики кошелками измеряют. С предложением Птушко пришлось согласиться. Тот дозвонился до таджика и договорился о «стрелке» через полтора часа. Опаздывать нельзя – у барыг это не принято. Все их договоры минутные, а потому работать нужно оперативно.
       Только вышли с Птушко на улицу, как нас тормознул наряд местной милиции. Классический такой «козлик» с мигалкой. Проверили у нас документы, переписали наши данные. Мы им все, как на духу, докладываем – кто такие, куда и зачем едем. Те, естественно, отзваниваются в дежурную часть. Слышим, по рации говорят: «Отпускайте».
       …На выезде из города нас опять догоняет этот же «козел». К вам, говорят, вопрос есть у начальника красногорского РУБОПа. Очень он вас видеть хочет, поэтому разворачивайтесь и следуйте за нами. Приезжаем в этот самый РУБОП. Нервничаем – задержание оптовика срывается. Птушко только головой крутит – не понимает ничего.
       Вопрос у начальника красногорских борцов с организованной преступностью Шушунова был довольно оригинальный. Что, спрашивает, вы тут, на моей территории, делаете? И в крик: «Да я вас сейчас порву, уволю, в тюрьму закатаю! Почему мне о проведении операции не доложили?» Мы ему резонно возражаем, что по закону это делать не обязаны. Тот опять в крик. Потом отдышался и предложил обождать часок в актовом зале. «Ничего, — спрашивает, — если с вами дежурный наряд посидит?»
       
       Наряд этот больше на конвой смахивал. Насупленные такие ребята с автоматами. Сидят тихо, в разговоры не вступают. Через некоторое время появился оперативник – некто Прохоров. С ним – заместитель местного прокурора Фролова. Все, говорит, из карманов доставайте и на стол выкладывайте. Понятых, естественно, нет. Ладно, подчиняемся. Автомат – аргумент весомый.
       А Прохоров ключи от машины – цап и за дверь. Через минуту во дворе сигнализация срабатывает: кто-то в нашу «Ниву» залез. Посмотреть, кто именно, нельзя. Конвой извиняется — нам, говорят, Шушунов вас выпускать запретил. Потом, часа через три, когда машину и нас досматривали с понятыми, набранными из «пятнадцатисуточников», Прохоров со знающим видом руководил следователем. «Ты, — говорит, — багажник не открывай. Там нет ничего…».
        Естественно, при таком подходе поиски увенчались немедленным успехом. На полу машины опера нашли пакетик с героином, а в наших карманах – наши же деньги, несколько тысяч рублей. Один из нас получил отпускные, а другой должен был закупить в ветеринарной аптеке лекарства для своего больного пса. Все эти купюры, без всякого там переписывания номеров и серий, красногорцы зачислили в вещдоки. Все, что нашли. Получалось, что мы из дома вышли, не захватив с собой ни копейки.
       Заодно оперативники вырезали наши карманы на предмет обнаружения следов наркотиков. А какие еще следы, спрашивается, должны быть в карманах сотрудника отдела по борьбе с незаконным оборотом наркотиков, если мы каждый день героин изымаем? Да что там карманы — у нас вся одежда «фонит».
       Наркодилера Птушко, естественно, отпустили. А нас после короткого допроса отправили в изолятор временного содержания – то есть в тюрьму. Двоих – в Красногорский ИВС. Сводчатые такие подвалы с вековой сыростью. Бывшие, говорят, винные склады. Спасались отжиманиями – иначе бы замерзли. Потом – в Можайское СИЗО.
       Там, кстати, «свою» книжку увидели. Затрепанная такая, все камеры обошла. Потом, правда, она к нам вернулась аккуратно прошитая и с комментариями читателей. Особенно им понравился эпизод, где мы чемпиона Нигерии по боксу брали. Жизненно, говорят, изображено. Вот так и сидели – за то, о чем эта самая книга написана… На свободе оказались только через год и один день.
       А Тимура Руцкого отвезли в Истринский ИВС, в «черную камеру» (т. е. ту, где сидит так называемый общеуголовный элемент. — П. В.).
       
       По закону сотрудники милиции должны сидеть в специальных помещениях. Официально – чтобы не разглашать оперативную информацию и методы ведения следствия. По жизни – из простого соображения: могут убить. «Наша» следователь Иванова на закон и элементарную порядочность наплевала. Тимур Руцкой помоложе, вот она его и решила «прессануть». Посадила в «черную камеру», к ворам. В открытую объявив ее обитателям о трудовой биографии «новосела». Объяснили весь этот беспредел незатейливо. Дескать, мест в «ментовских» камерах нет и не предвидится. А потом, выдержав паузу в несколько дней, следователь намекнула через сотрудников изолятора, что чистосердечное признание может значительно улучшить жилищные условия. Правда, не на того напала. Тимур ее разочаровал – испытание выдержал и на самооговор не пошел. А Иванову после всех наших жалоб немного понизили – наверное, не оценили ее смекалку и находчивость. Она из старшего следователя по особо важным делам стала простым помощником красногорского прокурора…
       По мнению красногорского РУБОПа выходило, что всю цепочку наркодилеров мы выявили исключительно с целью их тотального ограбления. Шли по Красногорску, как оккупанты, и отнимали деньги у всех наркоманов, кто подворачивался под руку. Типичный пассаж из протокола допроса свидетеля:
       «Я (местный житель) видел, как предъявленные мне лица вели Гордееву. Я понял, что меня могут ударить, поэтому подходить не стал». А на словах следовательница Иванова объяснила нам свою позицию гораздо проще. Аргумент звучал, как цитата из Фрейда: «Все мужики – козлы. А милиционеры – в особенности». Не люблю, говорит, милиционеров. Отсюда и методы ведения дознания. Из дела постоянно пропадали листы. В записной книжке Руцкого оказались выдраны все страницы с записями о последних задержаниях. Нет, говорит Иванова, такого понятия, как «работа по цепочке». «Зато, — говорим, — есть такое понятие, как «личный сыск». Пишем все в записную книжку, а потом переносим все записи в рапорт.
       Дошло до того, что на очные ставки «потерпевшие» наркодилеры приходили в состоянии полной «обдолбанности». И как следствие постоянно меняли показания. Следователь Иванова все это внимательно записывала. Иногда получалось не хуже, чем у профессиональных юмористов. Как вам, например, такая фраза: «Сотрудники ОБНОНа отняли у потерпевшей купюру в десять рублей, которую потом поделили на четверых»?
       Птушко, как потом оказалось, так таджика и не выдал. Да красногорскому РУБОПу это и не нужно. Барыга, наверное, до сих пор все Подмосковье наркотой снабжает. А Птушко потом, во время очной ставки, успел нам шепнуть, как его обработали. «Либо, говорят, ты даешь показания на обноновцев, либо мы тебя сажаем».
       
       Отпустили нас восьмого мая двухтысячного года. Увольнять из «органов» не стали – ясно, что все обвинение шито белыми нитками. Скоро суд. По идее, статьи инкриминируют серьезные. Грабеж, разбой, незаконное проникновение в жилище. И – до кучи – перевозку наркотических веществ в особо крупном размере. Но есть надежда. Руководство от нас не отвернулось. Сажать-то нас не за что. Уж больно топорно были сработаны «улики». И слишком нервничала на последних допросах бывший следователь – «важняк» Любовь Иванова…»
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera