Сюжеты

МНЕ ХОТЯТ ДАТЬ 9 ЛЕТ. ВИДИМО, Я ИХ НЕ ВОЗЬМУ

Этот материал вышел в № 92 от 20 Декабря 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

До постановления приговора по так называемому «делу Пасько» осталось три дня. Мне часто звонят и спрашивают: ты как? Нормально, отвечаю. Они наверняка имеют в виду запрошенные для меня прокурором девять лет лишения свободы. А я помню, что...


       
       До постановления приговора по так называемому «делу Пасько» осталось три дня. Мне часто звонят и спрашивают: ты как? Нормально, отвечаю. Они наверняка имеют в виду запрошенные для меня прокурором девять лет лишения свободы. А я помню, что когда-то уже слышал и о восьми годах (следователь предлагал «сдать агентурную сеть» и получить за это «всего лишь» восемь лет); и о двенадцати годах (просил прокурор в первом судебном заседании). Словом, мне это уже когда-то нравилось
       
       Из новенького следует отметить отказ военной прокуратуры Тихоокеанского флота от пяти из десяти эпизодов обвинения. Причем по оставшимся пяти сказано, что секретные сведения я НЕ передавал японским журналистам, а лишь собирал информацию С ЦЕЛЬЮ передачи. Иными словами, человека в течение четырех лет обвиняли в убийстве десяти лиц, а потом, когда он отсидел пару лет, сказали: нет, старик, ты никого не убил, а просто ХОТЕЛ убить пятерых.
       Затребованные прокурором девять лет — это отчаянная попытка обвинителей избежать ответственности за содеянное ими преступление: возбуждение уголовного дела в отношении заведомо невиновного лица, незаконный арест и незаконное содержание под стражей в течение двух лет.
       Я в очередной раз убедился в юридической беспомощности моих обвинителей. Им предоставлялся шанс избежать наказания и позора — достаточно было отказаться от обвинения на стадии судебного расследования. Не отказались. Струсили. Теперь будут отвечать по полной схеме.
       Каким будет приговор? Трудно поверить, но меня это интересует в основном только с юридической точки зрения. Мне интересно, как поступит судья, имея за плечами добротно проведенное судебное расследование и блестящие доказательства моей невиновности в виде профессионально безупречных заявлений защиты. При этом в распоряжении суда нет ни единого аргумента стороны обвинения ПРОТИВ этих доказательств.
       Военный суд может струсить, согнуться под тяжестью давления какого-нибудь идиота-генерала. Но может и проявить то, что от него требует закон, — НЕЗАВИСИМОСТЬ. Независимый судья вынесет оправдательный приговор. Трусливый вынудит меня и моих защитников бороться с государственной тупостью еще пару лет, до решения Страсбургского суда.
       Другими словами, суду тоже предоставляется шанс. Либо мы после оправдательного приговора вспомним старину Ежи Леца, сказавшего: «Его слова были завершением целой эпохи. Речь идет о поэте? Нет, о судье». Либо признаем старую истину: судья, вынесший неправедный приговор, становится соучастником преступления.
       Через три дня в России может начать меняться эпоха. Извините, что с моего дела.
       


Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera