Сюжеты

ПАРТИЯ, КОТОРАЯ НАРЫВАЕТСЯ НА НЕПРИЯТНОСТИ

Этот материал вышел в № 92 от 20 Декабря 2001 г.
ЧитатьЧитать номер
Общество

ПРАВИЛА Политика «ЯБЛОКА» и Явлинского — это публичная политика. Именно на нее Явлинский и его товарищи сделали ставку, уйдя из правительства Силаева, после того как аппаратные игры не позволили реализовать программу реформ, которую они...


       


       ПРАВИЛА

       Политика «ЯБЛОКА» и Явлинского — это публичная политика. Именно на нее Явлинский и его товарищи сделали ставку, уйдя из правительства Силаева, после того как аппаратные игры не позволили реализовать программу реформ, которую они предлагали, в которую верили.
       Политика Явлинского — это публичные выступления, разработка собственных законопроектов, стремление прийти во власть со своей командой и осуществлять свою программу, иначе говоря, — это классическая оппозиция власти. Коммунисты, ставшие почти синонимом оппозиции на протяжении всех ельцинских лет после упорной торговли с правительством, в конце концов голосовали за бюджеты. «ЯБЛОКО» ни разу не поддержало ни одного правительственного бюджета в годы правления Ельцина, а с 1999 года предлагает альтернативные проекты бюджетов.
       Но ничего общего с человеком в белом фраке, который только говорит и ничего не делает (сравнение, столь любимое его оппонентами), Явлинский не имеет. Он — боксер, человек вполне практичный и практический. Он не раз проявлял умение и решимость действовать в кризисных ситуациях. Так, в ноябре 1994 года, после известного «похода» на Грозный и пленения группы российских танкистов, Явлинский вместе с коллегами по «ЯБЛОКУ» отправился в Чечню, предлагал себя в заложники в обмен на пленных. Так, осенью 1999 года, в разгар милитаристской истерии, Явлинский выступил за политические методы урегулирования в Чечне. Так, не имея шансов на победу, когда все остальные заранее «легли» под сильного, Явлинский решился участвовать в президентских выборах-2000.
       Оттуда же, из спорта, происходит вера в существование правил политики, писаных и неписаных. Правил, основанных на логике и разуме.
       В первой половине 90-х казалось, что эти европейские правила действительно существуют и российская политика развивается по ним. И недаром в 1993 году «ЯБЛОКО» с успехом выступило на выборах, а в 1995-м стало единственной демократической фракцией в Государственной Думе. Но с середины 90-х все изменилось, когда стало понятно, что игра по правилам может закончиться для власти поражением и потерей собственно власти...
       Первым звонком стали выборы 1996 года. Все силы и ресурсы государства, прессы, шоу-бизнеса были брошены на поддержку Ельцина. Явлинскому тогда просто перекрыли информационный кислород: в СМИ он нигде, кроме «Новой газеты» и радио «Свобода», не появлялся. Все же тогда это казалось неким зигзагом, который еще может выпрямиться. В 1998 году прозвенел второй звонок. Первый тур выборов в Законодательное собрание Санкт-Петербурга стал триумфальным для «ЯБЛОКА». Но между первым и вторым турами был задействован весь имеющийся у губернатора Яковлева административный ресурс, впервые в полной мере было применено все, что называется «грязными технологиями». Они и обеспечили победу яковлевских кандидатов над «яблочными» во втором туре. Помог губернатору и фанатично ненавидящий бывших друзей Юрий Болдырев, которому для поношения «ЯБЛОКА» был предоставлен полный карт-бланш в питерских СМИ.
       Ну а потом были выборы 1999 года, когда окончательно стало ясно, что власть, по крайней мере в нашей стране, — такая штука, за которую борются не по жестким, но все же существующим правилам бокса, а вообще без всяких правил — ломом.
       
       КОМАНДА
       «ЯБЛОКО» — это команда, собранная для разработки и осуществления своей программы экономических и политических реформ в стране. Явлинский — лидер команды, с фигурой которого напрямую связаны ее успехи и неудачи.
       Поэтому одна из основных проблем для «ЯБЛОКА» и его лидера — это судьба членов команды, которые могли бы сделать карьеру за ее пределами, не дожидаясь возможности реализации общей программы.
       Некоторые из таких людей «ЯБЛОКО» покинули. Ушли Оксана Дмитриева, Иван Грачев. После 1999 года, когда по понятным причинам возможности для попадания во власть сузились, — Елена Мизулина, Николай Травкин, Вячеслав Игрунов.
       Оставшиеся, так же как и лидер Явлинский, продолжают рассчитывать на реализацию своей программы через публичную политику. Идет процесс трансформации оманды в политическую партию, расширения сферы единомышленников. С 1995 года создается партийная структура. По числу реально существующих и работающих организаций, разветвленности структуры «ЯБЛОКО», пожалуй, можно сравнить только с КПРФ.
       Процесс «расширения круга» сложный и небесспорный, особенно сейчас, когда близость с «ЯБЛОКОМ» с точки зрения персональных политических интересов много дивидендов не приносит. Однако провозглашаемый курс остается тем же — на строительство политической партии, увеличение открытости. По новому уставу членство в партии будет заявительным.
       Изначально командный принцип формирования объясняет многие особенности «ЯБЛОКА». В основе создания СПС, с которым чаще всего сравнивают «ЯБЛОКО», изначально другой принцип. Там каждый благодаря пребыванию во власти самостоятельно достиг определенного положения. Объединены эти люди групповыми интересами, прошлым, а уж потом идеей. Поэтому структура эта изначально не командная, а кооперативная.
       С самого начала своей жизни в публичной политике команда «ЯБЛОКА» представляла демократическую альтернативу, была символом тех демократов, кто не вошел в ельцинско-гайдаровскую власть, более того, пошел против нее. Противостояние Явлинский—Гайдар начала 90-х стало символическим. С ним связано стандартное обвинение в адрес Явлинского в том, что он раскалывает демократов перед лицом опасности возвращения в прошлое — сначала в лице коммунистов, потом в лице блока Лужкова—Примакова. Своего пика обвинения достигли как раз в 99-м. Чубайс говорил Явлинскому: не надо критики, надо противостоять опасности быть повешенными вместе вниз головой.
       Явлинский отвечал, что именно та модель реформ, которая была реализована властью, называющей себя демократической, привела к критическому ухудшению положения большинства населения страны, которое теперь ассоциирует свои беды последнего десятилетия именно с демократами.
       Для Явлинского это действительно важно потому, что его, указывавшего на ошибки и преступления в действиях власти, очень часто причисляют к общему сонму «демократов», виновных в бедах России.
       СПС и сейчас говорит о «либеральной революции» как о своем успехе, Явлинский — о том, что спор об удаче или неудаче ельцинских реформ в экономической части решен дефолтом 1998 года, а в политической — избранием Путина в 2000-м.
       Единство демократов Явлинский понимает иначе, чем ельцинская команда, а потом и СПС. По его мнению, объединяться надо не организационно в единую партию, а для общих дел, значимых для всех, как, например, защита НТВ, защита демократических ценностей. С этой целью по инициативе Явлинского создано Демократическое совещание — постоянно действующий «круглый стол» политических и гражданских организаций демократической ориентации — от Горбачева до Новодворской.
       
       ШАНСЫ
       «ЯБЛОКО» часто обвиняют в том, что оно отказывается идти в исполнительную власть. Как и во многих других случаях, в этом обвинении больше пиара, чем реальных фактов.
       В исполнительной власти «яблочники» работают. В правительстве несколько членов партии занимают посты замминистров. В регионах есть вице-губернаторы — члены партии, не говоря уже о двенадцати чисто «яблочных» мэрах и четырехстах депутатах местного самоуправления. В Томске «яблочная» фракция взяла под контроль городскую Думу и заставила исполнительную власть играть по своим правилам.
       Что касается министерских постов, то их «ЯБЛОКУ» никогда не предлагали. Было предложение Примакова, но не партии, а ее лидеру лично — стать вице-премьером по социальным вопросам. Явлинский ответил, что для решения социальных вопросов нужно увеличить доходы бюджета и он готов это сделать, став вице-премьером по экономике. А социальными вопросами могут заняться другие члены команды. Но Примакову был важен не результат, а политес: в ответ на его выдвижение на пост премьер-министра. В результате условия Явлинского не были приняты, и он отказался. Но тот, кто принимает предложения без всяких условий, в политике не заслуживает уважения. И не только в политике.
       «ЯБЛОКО» всегда готово к компромиссам, но не согласно поступаться принципами ради вхождения во власть.
       Более того, Явлинский пошел против сложившейся политической конъюнктуры. Одним из ключевых моментов предвыборной кампании 1999 года стало его заявление о ситуации в Чечне, сделанное 9 ноября, вокруг которого сейчас накручено столько мифов.
       Между тем все было просто — по-«яблочному». Пока жесткие действия власти казались оправданными, разумными и эффективными, они поддерживались. После вторжения чеченцев в Дагестан партия выступила за жесткий военный ответ. Предлагали даже ввести в некоторых районах Северного Кавказа чрезвычайное положение. Поддерживало «ЯБЛОКО» и действия российской власти сразу после перехода чеченской границы.
       Заявление о необходимости прекращения широкомасштабных боевых действий было сделано после перехода Терека, когда стало ясно, что это не контртеррористическая операция, а полномасштабная война — с многочисленными жертвами среди солдат и мирного населения и прямой перспективой партизанского тупика.
       Но в 1999-м тупик был еще далек, да и вечные спутники начала любой «маленькой победоносной войны» — эйфория и истерия — мешали его видеть. На это и сделали ставку лидеры СПС, которые попытались в глазах избирателей поменяться местами с всегда более государственническим «ЯБЛОКОМ». Чубайс назвал Явлинского предателем, говорил о «возрождении в Чечне Российской армии». А входившие в список СПС правозащитники предпочли смолчать.
       А потом структура власти изменилась. Представители правительства, приходившие в Думу как просители (сам Путин при назначении на должность премьера скромно обходил все фракции), теперь чувствуют себя хозяевами (что там Путин, вице-премьер Кудрин ходит как начальник, не говоря уже о раздающем указания чиновнике администрации президента Суркове). Попадание «в обойму» стало чрезвычайно высокой ценностью, как в советские времена: если уж вошел в состав номенклатуры, вряд ли вылетишь. Попасть во власть через публичную политику теперь задача сверхсложная.
       
       ЧТО ДАЛЬШЕ?
       Как теперь действовать команде не олигархической, не имеющей других ресурсов, кроме собственного ума, политических и экономических программ?
       С одной стороны, конечно: «есть признаки надежды, что может появиться возможность...». Власть частично осуществляет идеи, которые на протяжении многих лет продвигали Явлинский и «ЯБЛОКО». К таким идеям относятся, например, снижение налогов, федеративная реформа, судебная реформа. Это касается и бюджетов последнего времени. Явлинский и «ЯБЛОКО» эти шаги поддерживают.
       Не последнюю роль во взаимоотношениях с властью сыграли события 11 сентября. Все действия Путина вроде бы свидетельствуют о серьезности курса на сближение с Европой и США. Нельзя не замечать, что традиционная опора президента, основная часть политической элиты — чиновники, военные, партийцы из «Единства» и «Отечества» — придерживается традиционной для нашей страны оценки Запада как потенциального противника. Для Явлинского важно, во-первых, поддержать верную с его точки зрения тенденцию всеми силами, с другой — использовать шанс объяснить и доказать правоту своей команды.
       С другой стороны, о сходности осуществляемых идей с предложениями Явлинского можно говорить лишь в общем и целом. Когда же дело доходит до деталей, то выясняется, например, что, убрав губернаторов из Совета Федерации, его не сделали выборным, как предлагало «ЯБЛОКО». Выясняется, что в Думе существует своеобразный «казус второго чтения». Вносится концептуально правильный проект, который нельзя не поддержать, все недостатки обещают ликвидировать ко второму чтению. Однако ко второму чтению не только не ликвидируют недостатки, но и вносят поправки, во многом сводящие на нет смысл законопроекта. Так было с Трудовым кодексом, Земельным кодексом, законами о дебюрократизации. Создается впечатление, что шаг вперед сделан, а на самом деле дело едва-едва сдвинулось с мертвой точки.
       К тому же в основе своей стремление к игре по правилам у «ЯБЛОКА» и Явлинского не исчезло. Если бы речь шла лишь о прагматических соображениях, то не было бы защиты НТВ, из-за которой «ЯБЛОКО» испортило отношения со многими чиновниками высоких рангов (такую, прагматичную, позицию занял СПС). Или борьбы против ввоза в страну иностранного отработанного ядерного топлива, из-за которой «ЯБЛОКУ» перекрыли доступ на ОРТ и РТР. Явлинскому неоднократно давали понять, что решение о реализации этого «доходного» проекта принято на самом высоком уровне и никто от него не отступится. Но «ЯБЛОКО» упорно отстаивает свою позицию, продолжает работу с президентом и не исключает использование такого средства, как инициирование референдума.
       И в том, и в другом случае партия нарывается на неприятности. Но остается собой. И дело снова не в идеализме. Как это ни парадоксально звучит, потребность в игре по правилам никуда не исчезла. Главную опасность сегодня «ЯБЛОКО» видит в имитации демократии и реформ, создании потемкинской деревни федерального масштаба, опасной даже не тем, что она нечестна, а тем, что неэффективна. Восхищение одеждами голого короля, учитывая российский климат, закончится не только позором, но и всероссийским обморожением. Поэтому публичные, а значит, непридворные политики стране сейчас требуются. Срочно требуются.
       
       P.S.
       ОТ РЕДАКЦИИ. Как ни странно прозвучит это на фоне голосов «изуверившихся союзников» о закате «ЯБЛОКА», политика его оказалась, пожалуй, самой успешной. И переговорный процесс в Чечне, и поворот лицом к Европе и Америке, и начало разработки концепции «контрактной армии», и достигнутая (неокончательная, конечно) прозрачность бюджета — это то, к чему понуждало «ЯБЛОКО» исполнительную власть. Под постоянным огнем критики: вы предлагаете нереальные завышенные планки. Однако жизнь (увы, и через трагедию 11 сентября) все расставила по местам.
       Коллегам по Думе приходится каяться в ошибках, а «яблочники» без злорадства жмут плечами: «Мы же говорили, а вы не верили».
       Результат: именно интеллектуальный потенциал партии и ее лидеров помог и стране, и президенту вытащить топор из-под компаса, сориентироваться в новом мире.
       
       Аналитическая группа «Новой газеты»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera